Искаженное время

Размер шрифта: - +

Корабль-призрак

I

Шум волн ворвался в сознание так стремительно, что Лилит едва не вскрикнула. Знакомое головокружение послужило первым сигналом того, что перемещение произошло вновь. Графиня обнаружила себя на дне лодки, и девушка с ужасом представила, что находится одна посреди бушующего океана. К счастью, она ошибалась.
Лодка на самом деле оказалась шлюпкой великолепного быстроходного лайнера, который держал курс через Атлантический океан. Первым делом графиню удивила форма и необычный материал, из которого была сделана лодка, затем светящийся неоновым светом номер 54 по обоим сторонам лодки и наконец название судна «Морской Ангел» на столь необычном языке, что Лилит терялась в догадках, жителю какой страны принадлежит этот корабль.
Крики буревестников не сильно помогли графине определить место положения судна: в порту ли оно или в открытом море. Ей не раз доводилось путешествовать на кораблях, поэтому она знала, что птицы зачастую сопровождают суда даже в океане, потому что с удовольствием питаются кухонными отбросами.
Затем девушка вспомнила о ране на своем плече и невольно улыбнулась, радуясь, что на коже не осталось даже царапины. Она бы никогда не позволила себе продемонстрировать безобразный шрам, поэтому пришлось бы навсегда отказаться от платьев с открытыми плечами. Но вот Лилит коснулась обжигающе холодного кулона на своей груди и вспомнила все, что случилось на болотах. Камень не вернул себе прежнего бордового цвета, оставаясь мутно-серым, с уродливой трещиной по всему диаметру. Девушка сжала камень в кулаке, не желая, чтобы он соприкасался с обнаженной кожей. На миг ей захотелось сорвать его и швырнуть в воду, вспоминая, что за чудовище заключено в нем. Несмотря на прекрасное лицо, Эристель был самым страшным созданием, с кем она когда-либо имела дело. Но вот француженка взяла себя в руки и позволила украшению висеть у нее на шее. Холодный камень коснулся кожи, отчего по телу девушки пробежала дрожь.
«Все это только ради брата...», - подумала она. «Только ради него!»
Выбравшись из лодки, графиня принялась разыскивать своих спутников. Одного из них она нашла спящим в соседней лодке.
- Просыпайтесь же, месье Харт! – нетерпеливо произнесла она, когда полицейский наконец приоткрыл глаза. На миг у него закружилась голова, но вот он поборол приступ дурноты и выбрался из лодки.
- Корабль? – неуверенно произнес он, оглядываясь по сторонам. Его внимание тоже привлекла необычная шлюпка, больше похожая на капсулу, нежели на лодку. Внутри он заметил несколько кнопок, но не рискнул нажать на одну из них.
- Что это за язык такой? Написано латиницей, но ни на один европейский язык это не похоже.
- Главное, что мы его понимаем, - ответила ведьма. Она помрачнела, представив, что им сейчас придется обыскать весь ряд этих бесконечных лодок, чтобы найти остальных «спящих».
- Вы нашли Эристеля?
Да, Рейвен задал этот неприятный вопрос, на который француженка пока не придумала ответа. Что-что, а признаться всем, что она рисковала их командой, чтобы воскресить покойного брата – это верный способ встретиться с ним без посредничества некроманта: Тануэн просто испепелит ее, едва она закончит объяснение.
- Нет, - солгала графиня. – Раз мы перенеслись, это уже не имеет значения.
- И все-таки. Чего вы добивались?
- Думала, что он сможет нам помочь. Говорю же, наши раны исцелились, поэтому ни Эристель, ни проклятая королева меня больше не волнуют. Мы помогли им разрушить барьер, и сейчас я искренне рада, что драконы не успели до нас добраться. Даже вы, месье жандарм, вряд ли уговорили бы этих господ пощадить нас.
- Графиня..., - Лилит услышала тихий голос Мирии и заметила, как девушка растерянно выбирается из лодки. Рейвен успел подать ей руку, и от него не укрылось смущение девушки.
- Благодарю вас, мистер Харт, - тихо произнесла она. В тот же миг полицейский испытал облегчение: с ними вновь была Мириа Харвент, скромная и вежливая, а не непредсказуемая стерва, называющая себя Тануэн.
– Что произошло? – спросила англичанка - Я потеряла сознание на балконе и когда очнулась, то обнаружила себя в лодке...
Рейвен запнулся, не зная, как рассказать девушке про тот фильм ужасов, в котором они оказались, и кто был главной приглашенной звездой.
- Миссис Харвент, вы..., - начал было он, подозрительно неуверенно растягивая слова, но тут Лилит перебила его.
- Вы задаете такие же вопросы, что и мы, голубка, - хладнокровно солгала она. – Мы тоже потеряли сознание именно тогда, когда вы скрылись на балконе.
- Какое облегчение это слышать, - улыбнулась девушка. – Мне снился такой странный сон...
Рейвен бросил на Лилит тяжелый взгляд.
«Надо ли было врать ей, графиня?» - подумал он.
- И что вам снилось? – как ни в чем не бывало поинтересовалась француженка, оглядываясь по сторонам в поисках их четвертого спутника.
- Какая-то светящаяся башня и мертвецы, - девушку буквально передернуло от неприятных воспоминаний. Но затем ее губы тронула улыбка. – Но в этом сне я была более полезной, нежели в ловушке со скорпионами. Почему-то я победила всех врагов и спасла вас.
Рейвен и Лилит вновь переглянулись. Видимо, Мирии, действительно, что-то приснилось, но часть произошедшего, к счастью, все-таки переплелась с ее сном.
- Я был бы не прочь, если бы меня спасла такая девушка, как вы, Мириа Харвент, - услышали они голос Ингемара. – То, что вы показали нам...
В тот же миг Ларсен запнулся, заметив, как смотрят на него Лилит и Рейвен.
- Что я показала вам? – осторожно спросила Мириа, переводя растерянный взгляд то на блондина, то на графиню, то на полицейского.
- Вы превосходно показали себя в общении с тем безобразным троллем, - выкрутилась Лилит.
- Это был орк, - осторожно поправила ее англичанка.
- Не важно! – отмахнулась француженка. – Я бы никогда не смогла быть столь сдержанной и учтивой. Ваши манеры заслуживают высшей похвалы. Голубка, вы – прирожденная аристократка!
- Благодарю вас, - растерянно ответила Мириа, все больше убеждаясь, что ее спутники ведут себя странно. Лилит то и дело бросала на Ингемара испепеляющие взгляды, а у того в глазах буквально плавали знаки вопросов. Рейвен мрачно молчал, отчего англичанка сама захотела перевести эту тему.
- Что будем делать? – спросила она. Этот вопрос мигом разрядил обстановку, и графиня ласково улыбнулась, приобняв Мирию за плечи.
- Для начала разберемся, где мы... Может, месье Ларсен имеет какие-то предположения?
- В данном случае, да. Это прогулочный лайнер конца 23его века, - решительно произнес он, отчего все переглянулись.
- Откуда вы знаете?
- Ну как же, «Морской Ангел» – это легенда. Любой, кто изучал историю мореходства планеты Земля слышал об этом корабле. Самое быстрое судно, которое было изобретено на то время. Способно пересечь Атлантический океан всего за 4 дня. Представляете, как это отразилось на экономике?
- Не представляю, - ответил Рейвен. - До Карибских островов добираться около 10 суток.
- Видимо, у тебя была хорошая оценка по географии, Харт, - усмехнулся Ингемар и ехидно добавил, – в конце двадцатого века! А я сейчас говорю про двадцать третий. Вот только история этого кораблика весьма плачевна.
- С этого момента можно чуть подробнее, - произнесла графиня, нахмурившись.
Ингемар кивнул и продолжил:
- Совершая свой тринадцатый рейс, «Морской Ангел» не достиг пункта назначения. Радары обнаружили его дрейфующим посреди океана. Когда спасательная команда поднялась на борт, их ожидала ужасающая картина: все на судне были мертвы. Эту историю еще долго мусолили все, кому не лень, многие киностудии озолотились на очередной истории корабля-призрака, однако главным вопросом задаются даже в моем веке: что уничтожило пассажиров и весь экипаж? Все были убиты столь изощренными способами, что изобретательность убийцы поражает. Проклятый маньяк вырезал около тысячи людей, точно задавшись целью повторяться как можно реже.
Когда Ингемар замолчал, никто не проронил ни слова. Несколько минут назад они еще наивно надеялись, что хоть здесь окажется чуть спокойнее, но злой рок преследовал их повсюду.
- Мы не знаем номера этого рейса, поэтому рано делать выводы, - тихо произнесла Мириа. – Сейчас мы стоим на палубе, и солнце вот-вот зайдет. Думаю, если бы здесь были трупы, мы бы уже обнаружили их.
- Что есть, то есть, - поспешил успокоить их Ингемар. – Предлагаю пройтись по кораблю, прежде чем хвататься за голову. В любом случае, мы всегда можем воспользоваться шлюпками и убраться отсюда. Но получится глупо, если мы сейчас выбросимся за борт, а корабль успешно дойдет до пункта назначения, не досчитавшись нескольких лодок. Как минимум, надо запастись водой и провизией!
Слова Ларсена не были лишены смысла. Этот рассудительный человек хоть и обожал странные шутки пикантного содержания, но очень часто давал дельные советы.
Вскоре до них донеслась музыка, и едва Ингемар и остальные завернули за угол, то тут же наткнулись на двух матросов. Те с интересом посмотрели на странно одетых людей, но не проронили ни слова. Сделав несколько шагов, один из матросов все-таки обернулся и неуверенно спросил:
- Простите, вы заблудились? Если что, пассажиры первого класса отдыхают на этаж выше.
Как выяснилось спустя несколько минут разговора, сейчас было время ужина, поэтому на палубе никого не оказалось.
- Мы не можем найти наши каюты, - внезапно произнесла Лилит.
Матрос озадаченно посмотрел на женщину.
- Вы из тех господ, которых привезли недавно на вертолете?
- Да, - без колебаний солгал Ингемар, чувствуя, что надо подхватывать вранье графини, пока оно не рассыпалось в пропеллере непонятного термина.
- Да, на вертолете, - чуть тише добавил Рейвен.
- Я сейчас найду управляющего. Извините, пожалуйста, за доставленное неудобство... Может, пройдете в бар, угоститесь напитками? Том, проводи господ!
С этими словами один из матросов бросился разыскивать управляющего, а второй, чье лицо было сплошь покрыто веснушками, раболепски улыбнулся:
- Пройдемте со мной, господа.
То и дело Том бросал взгляд на странные одежды незнакомцев, однако разумно предпочитал не спрашивать их, чтобы случайно не оскорбить.
Музыка становилась громче, и вскоре Лилит, Мириа, Тануэн и Рейвен с долей восхищения оглядывали «малый» бар. Мраморные колонны, золото, бархат, слоновья кость и чистейший хрусталь – вся эта показушная роскошь на какой-то миг вскружила голову.
- Покои королевы Франции выглядят проще, чем эта комната, - вырвалось у Лилит. Она с изумлением разглядывала прислугу в идеально скроенных бархатных камзолах с гербом корабля на лацканах. Все были молоды, статны и красивы, как на подбор.
- На каком языке предпочитаете ознакомиться с ассортиментом, господа? – вежливо поинтересовался один из официантов, когда гости устроились на удобном диване. Заметив легкое недоумение на лицах посетителей, он начал перечислять:
- Европейские языки, азиатские, славянские, африканские...
- Полагаю, на том языке, на котором вы с нами разговариваете, - ответил ему Рейвен.
- Разумеется, сэр. Меню на общем языке, - с этими словами он протянул полицейскому планшет, который был чуть толще листа бумаги.
«Потрясающе!» - подумал Харт, с интересом рассматривая необычный гаджет. «Стив Джобс бы разрыдался!»
- А что за общий язык? – спросил он, обращаясь к Ингемару.
- Теперь понятно, почему такая странная надпись на борту лодки, - усмехнулся Ларсен. – Общий язык был разработан в конце 22-го века из-за вечных споров лидеров стран, какой язык будет главенствовать. Чтобы не обидеть маленькие государства, на очередном съезде большой тридцатки было решено создать совершенно новый язык. Ему обучали всех, кто был не старше пятидесяти лет. Конечно, было много недовольства, но зато теперь не нужно учить сотню языков, чтобы нормально общаться. Сначала ввели единую валюту, чтобы постоянно не менять деньги и сохранялся один и тот же курс, а потом разработали общий язык. Недурно...
Рейвен кивнул, с интересом продолжая листать планшет.
- Кровавая Мэри? – не поверил он, заметив название хорошо знакомого ему коктейля. – B-52?
Хах, и конечно же, под заголовком «Старая школа». Проклятье, я чувствую себя каким-то древним ископаемым!
- Тогда представьте, как чувствую себя я, месье Харт! – рассердилась графиня. Бестактное поведение полицейского мигом перечеркнуло его вежливость на балу.
- Я не это имел ввиду, графиня, - опомнился Рейвен, и его веселье мигом улетучилось.
Мириа примирительно улыбнулась Лилит, не желая, чтобы эти двое ссорились.
- А ты, я смотрю, завсегдатай баров? – улыбнулся Ингемар, хлопнув друга по плечу. – Что же, если нам повезет, и это не тринадцатый рейс, мы напьемся с тобой до потери памяти, найдем себе по красивой...
Теперь уже Ларсен понял, что ляпнул лишнего и поспешно добавил:
- ...Каюте и хорошенько выспимся!
Лилит припечатала его тяжелым взглядом.
- Месье, - окликнула она официанта. – Какой по счету рейс совершает «Морской Ангел?»
- Двенадцатый, мадемуазель, - ответил мужчина на французском и затем добавил на общем языке: - Готовы сделать заказ?
- Я предпочитаю вино... Какое рекомендуете? – произнесла Лилит.
- Токайское Асу, мэм. Рецепт сохранился с семнадцатого века, - ответил официант, вежливо улыбнувшись.
Губы Лилит тронула улыбка.
- Всем моим спутникам Токайское Асу. Лучшее! Особенно ему, - графиня с вызовом посмотрела на Рейвена и довольно улыбнулась.
- Вообще-то я не особо люблю вино, - начал было полицейский, но девушка уже жестом отправила официанта выполнять поручение.
- Вы просто обязаны попробовать мое вино! Тем более, нам есть, что отмечать! Двенадцатый рейс! Какое счастье, что это двенадцатый рейс!
Ингемар улыбнулся, заметив, что его спутники успокоились. Он все еще не был уверен, что разумно было рассказывать им страшную сказку про тринадцатый рейс, заранее не узнав номер нынешнего.
Но когда официант принес бокалы с вином, Рейвен бросил подозрительный взгляд на Мирию.
- А девушке воду! – внезапно сказал он, буквально выхватывая из рук англичанки бокал. Девушка укоризненно посмотрела на него.
- Мистер Харт! Хоть я и выгляжу молодо, но мне уже давно исполнилось восемнадцать лет. Верните бокал! Я тоже хочу попробовать знаменитое вино графини.
Тут уже Лилит вспомнила об алкогольной истории на балу и поспешно произнесла:
- Знаешь, голубка, все-таки это не совсем то вино. Не пей его! Мерзавцы изменили мой рецепт. Оно даже пахнет по-другому.
- Да, но... Я все-равно не буду пить воду. Здесь столько всего необычного, а вы предлагаете мне довольствоваться обычной водой?
- Могу заказать газированную? – Харт был непреклонен.
- Ну, знаете ли...
Впервые за все это время Мириа проявила характер. Она решительно поднялась, но Ингемар удержал ее за руку, мешая уйти.
- Миссис Харвент, простите нас. Вы выглядите настолько юной, что мы...
- Мне двадцать четыре! – строго произнесла девушка. – Прошу простить, что не имею при себе документов.
- Рейв, ну, может, с одного бокала ничего не будет? – Ингемар бросил на друга вопросительный взгляд.
- А что может быть с одного бокала кроме легкой расслабленности? – нахмурилась девушка. – Думаете, я начну выплясывать на столе и кричать «Боже, храни королеву?»
- Сядьте, моя дорогая. Если вы хотите бокал вина..., - начал было Ларсен, но девушка его перебила.
- Уже не хочу!
Затем Мириа с укором в голосе добавила:
- Вы ведете себя очень странно, господа!
К счастью, их ссору прервало появление управляющего. Это был полноватый мужчина невысокого роста с тонкими потешными усиками. Одет он был, точно дирижер симфонического оркестра, причем костюм был темно-горчичного цвета.
- Доброго вечера, - он вежливо улыбнулся. – Я отвечаю за расположение гостей в каютах и хотел бы узнать ваши имена, чтобы предоставить вам ваши покои.
Лилит представилась первой, настороженно глядя на то, как мужчина ищет что-то в своем планшете.
- Простите, такого имени нет в списке. Возможно, вы зарегистрировались под фамилией кого-то из ваших спутников, мадемуазель? Вашего супруга? – цепкий взгляд администратора переключился на Ингемара, который сразу же придвинулся поближе к Лилит. – Вашей подруги?
Теперь мужчина изучал Мирию и ее странный наряд.
- Ну, знаете ли! - внезапно произнес Рейвен. – Если вы не можете разобраться в своих записках, как вы можете претендовать на звание лучшего лайнера века? Чушь какая! Если бы мой отец узнал, как меня тут встречают... Клянусь, как только я сойду на берег, я сделаю все, чтобы на это корыто больше не поднялся ни один уважающий себя человек!
Восклицание полицейского произвело фурор.
- Я... одну минуту, пожалуйста, - с этими словами администратор поспешно удалился.
- Это что такое было? – хохотнул Ингемар, не ожидая такой выходки от полицейского. – У нас знаешь, что с такими выскочками делают?
- То же самое, что и у нас, - ответил Харт. – Я хорошо знаком с богатенькими детишками. Хамят, угрожают, предлагают деньги, грозятся своими родителями. Тотальное отсутствия уважение или хотя бы примитивного страха. Думаешь, только бомжи и воры портят полиции нервы? Отнюдь!
Мириа опустилась на диван, не сводя с Рейвена удивленного взгляда.
- Какое счастье, что я до сих пор не видела вас в таком амплуа, мистер Харт.
- А мне понравилось, - добавила графиня. – Само собой, не ваш образ, месье Харт, а ваша задумка. Таких при дворе называют «аристократами грязи», так как это зарвавшиеся обладатели «новых» денег. Они кичатся каждой своей побрякушкой, потому что относительно недавно спали в канаве и отдыхали на балах у крыс. Но на прислугу они оказывают должный эффект. А вот и наш управляющий...
Все замолчали, глядя на запыхавшегося администратора.
- Простите, пожалуйста, за задержку, ваши каюты подготовлены.
- Наши вещи уже там? – резко произнес Рейвен. Он знал, что не выглядит, как богатенький Буратино, но его наглость оказывала нужный эффект. Харт походил на молодого наркомана, у которого были папины деньги, дорогущая бас-гитара, внушительный пакет кокаина и огромное количество потаскух.
- Вещи..., - замялся управляющий, сильно краснея. - В том-то и проблема, что вещи... Вещи стараются найти. Простите, пожалуйста, за неудобство.
- Отлично! Я просто влюблен в это корыто! Ни записей, ни каюты, так еще и мою сумку потеряли. Ты мне из своей зарплаты будешь покупать часы, шмотки?
Мириа даже приоткрыла губы. Полицейский вел себя так, что ему хотелось отвесить оплеуху и одновременно поаплодировать, стоя. Его глаза даже вспыхнули от гнева.
- Премия «Скандалист года» уходит нашему талантливому другу, - шепнул Ингемар, наклонившись к Лилит. Графиня весело улыбнулась.
- Наверное, даже у меня бы так не вышло. Но смотрите, действует!
- Есть один вариант... Мы можем предложить одежду на прокат, - произнес администратор. - Разумеется, за счет компании «Морской Ангел». В наших ателье предлагаются вещи мировых дизайнеров из последних коллекций. Если желаете, наш стилист...
- Отлично, желаем, - хамовато ответил Рейвен и отсалютовал администратору бокалом. – Как там тебя звали?
- Джеффри Томпсон, сэр.
- Хорошо, Джеффри. Мы тебя позовем, когда понадобишься. И чтоб нашел мою сумку, понял? Теперь все, свободен!
Мужчина вежливо кивнул и поспешно удалился, все еще просматривая свои записи. Он был в полной растерянности: незнакомцы не могли свалиться с неба, что означало одно – они – vip гости «Морского Ангела». Все молоды, одеты специфически, а брюнетка прямо-таки вызывающе богато. Одни ее украшения тянули на целое состояние, не говоря уже о платье. Видимо, гости прибыли на борт, уже выпившими, раз их обнаружили в районе шлюпок, и администратор все больше убеждался в том, что все четверо прилетели с закрытой вечеринки «Ао Дюваль». Именно вчера ночью в этом клубе проходила крупнейшая тусовка года, где собралась вся золотая молодежь мира, стараясь вынарядиться как можно более эпатажно и провокационно.
На свой страх и риск, администратор решил разместить их в четырех лучших каютах лайнера и теперь надеялся, что его не уволят за непростительную ошибку.
Мирии принесли воду, и девушка, уже пожалев, что вспылила, отодвинула от себя вино.
- За нас! – с улыбкой сказала она, отсалютовав своим спутникам бокалом.
- За нас! – эхом повторили они, и хрусталь мелодично зазвенел, соприкоснувшись.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться