Искаженное время

Размер шрифта: - +

II

Каюты, предоставленные компанией «Морской Ангел», поражали воображение уже с самого порога. Вычурная роскошь, с которой Рейвен и его спутники столкнулись еще в баре, сочеталась с технологиями нового времени. Одна только дверь каюты уже реагировала на прикосновение своего владельца, точно это был правительственный объект.
- Вы можете надеть на запястье этот браслет, чтобы он считывал ваши мысли. Например, наполнить ванную, выключить свет, уменьшить интенсивность работы кондиционера, открыть окно..., - вежливо объяснял мистер Томпсон, радуясь, что гости сменили гнев на милость и начали с интересом осматривать первую показанную им каюту. - Так же с помощью браслета вы сможете ориентироваться на корабле. Навигатор поможет вам с легкостью найти казино, сауну, массажный салон, парикмахерскую, магазины, клубы, кинотеатр, поле для гольфа, теннисный корт, спортивный зал, бассейн, солярий. В правой части корабля расположены несколько ресторанов, но завтрак подают именно в «Сенаторе». Все работает круглосуточно, поэтому вы можете в любое время посещать интересующие вас места. Если вы желаете вызвать личную прислугу или батлера, пожалуйста, нажмите на желтую кнопку, и к вам немедленно подойдут.
Затем мужчина, чуть понизив голос, добавил:
- Если у вас есть какие-то особые пожелания, мистер Харт, мистер Ларсен, дайте мне знать.
Губы Ингемара растянулись в довольной улыбке.
- Мне кажется, я умер и попал в рай, - весело сообщил он.
- На халяву и мышьяк – витамин? – усмехнулся в ответ Рейвен.
Лилит и Мириа переглянулись, прикидывая, какие особые пожелания могут быть у их спутников, и, главное, воспользуются ли они столь любезным предложением.
- Я собираюсь принять ванну, - сообщила им графиня. – Поэтому предлагаю разойтись по каютам и наконец отдохнуть в теплой постели.
Затем она тихо шепнула Мирии: - Я хочу прогуляться по кораблю. Хочу узнать, что здесь носят, как выглядят. Ни за что не лягу спать!
Англичанка искренне разделяла интерес своей новой подруги.
- Да, надо бы поспать! – как-то слишком быстро согласился Ингемар. А затем, наклонившись к Рейву, шепнул. – Через тридцать минут в «большом» баре!
Харт кивнул. Ларсен все больше напоминал ему Майка, и полицейскому от этого было особенно весело.
Спустя полчаса эти двое сидели у барной стойки, одетые в дорогие костюмы, заметно посвежевшие после душа и чашки крепкого кофе.
- Их сигареты – просто нечто! – воскликнул Ингемар, делая очередную затяжку. Рейвен был с ним солидарен. За все это время он не выкурил ни одной, поэтому сейчас откровенно кайфовал. – Ну, и какую из этих дамочек ты планируешь проводить до каюты?
Харт обернулся через плечо, чувствуя на мимолетные взгляды девушек. На миг полицейский почувствовал себя не в своей тарелке: играть хамоватого богатенького сыночка перед администратором – это одно, а вешать лапшу этим состоятельным девицам с целью развлечься на одну ночь – несколько другая песня.
- Я помню, что ты – по блондинкам, - продолжил Ингемар. – А я вот больше темненьких люблю. Как тебе вон та, в черном платье?
- Хорошо, - ответил Харт, но затем с иронией добавил, - но если сравнивать с Лилит, то девочка не дотягивает.
- С Лилит я вообще забуду, что такое ночная жизнь, - ответил Ларсен. – До посинения буду музицировать и читать ей стихи, а она даже в мою сторону не посмотрит. Не понимаю ее, вроде бы на краю опасности, можно и развлечься. Такое ощущение, что в 17-ом веке все были такими невинными, что даже слово «конфета» вызывало бурю постыдных ассоциаций.
- Неужто ты сдаешься, Ларсен? А кто мне еще недавно свистел на тему решительных мужиков?
Ингемар почувствовал себя несколько уязвленным.
- Я делаю шаг не назад, а в сторону. Быть может, не всегда нужно постоянно бегать за симпатичной девчонкой? Может, надо и ей дать повод поревновать?
Рейвен допил свой коньяк и почувствовал на себе взгляд светловолосой красотки в голубом платье. Она отсалютовала ему бокалом, и он улыбнулся.
- Они все как на подбор...
- Пластика, штукатурка и ботокс?
- Красивы, - рассмеялся полицейский.
- Большинство из них – пустышки, - продолжил Ингемар. – Именно поэтому я люблю развлекаться с ними всего одну ночь…Так, Рейв, ты меня извини, но я тебя покидаю.
- Да не вопрос! Беги, развлекайся, - подумал полицейский, с долей зависти наблюдая за тем, как красавчик Ларсен легко заводит разговор с понравившейся ему брюнеткой. Та вначале ведет себя сдержанно и скучающе, но когда Ингемар заказывает ей напиток, начинает улыбаться.
- Привет... Можно присесть? – услышал Рейвен. К нему приблизилась высокая блондинка с длинными волосами. Ее изумрудно-зеленое платье прекрасно подчеркивало ее фигуру, и Харт с улыбкой кивнул.
- Привет. Хотите чего-нибудь выпить?
- Давай без официальной части. Я – Сара, - девушка протянула ему руку для рукопожатия. – Я заметила, что вокруг тебя и твоей компании постоянно крутится администрация. Здесь это не редкость, но к вам просто гипертрофированное внимание! Так не лебезили даже перед моим бывшим мужем. Кто ты и чем занимаешься?
Затем она обратилась к официанту и произнесла название коктейля.
Именно в этот момент в бар вошли Лилит и Мириа. Они сразу привлекли к себе внимание собравшихся. Девушки смотрели на них с вызовом и нарочитым презрением, а мужчины с нексрываемым интересом. В то время, как Харт и Ларсен пропускали по очередному бокалу коньяка, их спутницы побывали в салоне красоты и в ателье, где выбрали себе по роскошному платью. Правильный макияж подчеркнул их природную красоту, а модная одежда не позволяла даже предположить, что эти девушки из прошлого.
Лилит выбрала себе темно-синее платье с открытыми плечами. Длинная расклешенная к низу юбка лишь подчеркивала стройность графини, а глубокий цвет ткани – белизну ее кожи. Волосы девушки были забраны наверх, однако Лилит настояла на том, чтобы несколько прядей спадали на плечи, делая ее особенно женственной. Макияж графини был в спокойных тонах, однако даже этого хватило, чтобы мужчины не сводили с нее глаз. От природы обладая яркой внешностью, ведьма даже не представляла, что немного косметики превратят ее в такую красавицу, что собравшиеся здесь господа будут откровенно пялиться на нее.
Губы Лилит изогнулись в довольной улыбке.
- Они все смотрят на нас, моя дорогая.
Что касается Мирии, Рейвен едва узнал ее. Ярко красное платье по фигуре, пусть и с длинными рукавами и закрытыми плечами, делало ее просто вызывающе красивой. Ткань скользила по полу, скрывая туфли, отчего англичанка казалась особенно высокой и стройной. Вечерний макияж, алые губы и длинные распущенные светлые волосы никак не вязались с образом тихой скромной девушки. Она выглядела эффекно и отчасти провокационно, выделяясь своей закрытой одеждой на фоне полуголых девиц в коротких юбках и полупрозрачных платьях.
Чувствуя на себе враждебные взгляды представительниц женского пола, Мириа гордо вскинула голову. Она не собиралась опускать глаза перед этими бесстыжими девицами, которые, определенно, не считали нужным хоть сколько-нибудь прикрыться. Лилит же и вовсе воспринимала собравшихся дам не иначе, чем трактирных девок, поэтому их мнение графиню интересовало меньше всего. Зато интересовало, почему Ингемар любезничает за столиком с какой-то брюнеткой, и это неприятно задело гордость графини.
«Что же ты так быстро сдался, Ларсен? Мне казалось, наша игра будет чуть более интересной... Но предпочесть булыжник рубину лишь потому, что тот валяется под ногами – это слишком даже для тебя!»
Ингемар никак не ожидал, что после своих слов о ванне и отдыхе, графиня захочет выйти в бар. Он резко отстранился от своей новой спутницы, но было уже поздно.
«Сказала, что будешь отдыхать лишь для того, чтобы избавиться от нас?» - подумал он, чувствуя укол ревности. Ему действительно нравилась графиня. Да, быть может, не до состояния влюбленности, но если бы у них было больше времени, и Лилит хоть бы на секунду дала ему надежду...
- Ингемар, что-то не так? – поинтересовалась брюнетка, сидящая рядом с ним. От нее не укрылся взгляд Ларсена.
- Нет, все нормально. Нормально.
Затем графиня посмотрела на Рейвена.
«А ты вообще никогда не умел выбирать себе женщин», - подумала она, снисходительно глянув на полицейского. «То девчонка без юбки из полицейского участка, теперь эта губастая рыба...Однако, надо отдать тебе должное: тебя привлекает Мириа, но ты пытаешься не думать о замужней даме. Прекрасная история для романа...»
В тот же миг к ним приблизился молодой мужчина и произнес:
- Позвольте пригласить вас за наш столик, - вежливо произнес он. Лилит бросила пронизывающий взгляд на Ингемара и улыбнулась незнакомцу.
- Разумеется, - с этими словами она подала ему руку. Ингемар дернулся, точно волк, заметивший, что в его стаю лезет чужак. На долю секунды ему даже захотелось вышвырнуть этого придурка за борт, благо, даже не пачкая о него руки – телекинез бы легко справился с этой задачей.
Затем он ощутил на себе мимолетный взгляд Мирии.
«Странно... Он казался мне таким возвышенным, мудрым, рассудительным, а он такой же, как и все остальные мужчины. Улыбался графине, а сам... Не слишком достойное поведение для джентльмена»
Затем она посмотрела на Рейвена, понимая, что тому чертовски неуютно, что выглядело еще более странным. В отличие от Ингемара, полицейский не проявлял ни к кому из них особого внимания, так почему он занервничал.
Его спутница больше походила на девицу легкого поведения, а макияж был настолько броским, что казалось, вот-вот начнет отслаивать. Да, она была красива, но, определенно, эта красота предназначалась не для разговора.
«Неужели тебе нравятся такие, Рейвен?» - с досадой подумала она, а затем, точно опомнившись, устыдилась своих мыслей. «Какая мне вообще разница, кто ему нравится? У меня есть муж! Господи, скорее бы эта история закончилась, и я вернулась домой»
Девушка почувствовала, что ее щеки вспыхнули.
Они присели за столик к незнакомцам, и графиня даже первые три минуты пыталась поддержать разговор. Невысокий брюнет по имени Джон, довольно привлекательный, то и дело хвастался Лилит своими покупками на аукционе.
- Эта картина висела в Версале в конце 17-го века, и теперь она моя! – гордо сообщил он. – Я заплатил огромное состояние за эту красоту. Быть может, однажды вы увидите мою коллекции наяву, а не через планшет.
Графиня бросила на него скучающий взгляд. Она была в Версале неоднократно, но откровенно говоря, не помнила этой картины. У нее были куда более интересные занятия.
- А чем вы занимаетесь по жизни? – спросил он. Лилит ответила односложно, не чувствуя интереса к своему собеседнику. Тем временем его рыжеволосый друг ухаживал за Мирией.
- Я закажу для вас напиток, который вы не забудете никогда, - произнес он, и прежде чем англичанка успела выхватить руку, поцеловал кончики ее пальцев.
Тем временем спутница Харта начала испытывать раздражение. Мужчина постоянно смотрел ей через плечо на двух весьма привлекательных девиц, которые только что вошли в бар.
- Что происходит, Рейвен? – резко произнесла она, оборачиваясь. – Та блондинка – твоя девушка?
- Нет! Нет, ты что! - поспешно заверил ее полицейский и заставил себя посмотреть на Сару. – Так кто, ты говорила, твой отец?
- Не отец, а бывший муж! Я принадлежала половина Монако, пока я не отсудила у него большую часть. Но это неинтересно. Расскажи о себе? Кто ты и твой друг?
- Я – полицейский из маленького городка Соединенных Штатов Америки, - Рейвен улыбнулся, уже заранее зная ее реакцию.
Девушка весело расхохоталась.
- А браслеты «Морского Ангела» с надписью v.i.p и костюм от Джорджио Армани – это ваша рабочая форма?
- Именно! – ответил полицейский
Сара вновь рассмеялась
- А ты смешной. И, кстати, довольно симпатичный. Если бы еще не пялился мне за плечо.
Харт вновь заставил себя отвести глаза.
- Пошли потанцуем, - внезапно сказала она, поднимаясь с места и ловя Рейвена за руку.
- Прости, но я не очень...
- Чушь! – ответила Сара. – Моя любимая музыка...
Настроение у всех четверых оказалось напрочь испорчено. Графиня то и дело хмурилась, Мириа нервно покусывала губы, не зная, куда деться от надоедливого ухажера, а Ингемар и Рейвен никак не могли сконцентрироваться на своих собеседницах.
- Кошмар какой... Неужели так танцуют в 23-ем веке? Эта девица даже двигаться не умеет. Повисла на нем, как кальмар, - не удержалась от насмешки Лилит, наблюдая, как Сара уж слишком откровенно прижимается к Рейвену. Девушка обняла полицейского за шею, и их губы почти соприкоснулись, если бы Харт не отвернулся. Другие пары уже откровенно целовались, отчего Лилит снова почувствовала себя, как на постоялом дворе.
Поведение Сары не укрылось и от Мирии. Девушка поспешно отвела глаза и сделала несколько быстрых глотков того странного коктейля, который заказал ей Орландо.
«Тебя это не касается! Пусть делает, что хочет. Но он не захотел поцеловать ее!»
Эта дурацкая мысль заставила Мирию улыбнуться.
- Тебе нравится напиток? – мурлыкнул рыжеволосый, решив, что улыбка девушки посвящается ему. Он наклонился к англичанке и прошептал: - Ты очень красивая, знаешь... Я бы хотел с тобой...
Его губы едва не коснулись ее шеи, отчего Мириа поспешно отодвинулась.
- Спасибо за всё, но... держите, пожалуйста, дистанцию. У меня есть муж.
Девушка показала ему руку, на которой блеснуло золотое кольцо. Орландо лишь весело хохотнул.
- А мы можем ему ничего не рассказывать. Пусть эта ночь станет нашим маленьким секретом.
С этими словами его рука накрыла колено девушки. Это увидел Ингемар и, извинившись перед своей спутницей, приблизился к столику Мирии.
- Все нормально, девушки? – спросил он, пристально глядя на рыжеволосого нахала, который тут же убрал руку.
- А вы хотите к нам присоединиться, месье Ларсен? – улыбнулась графиня. – Зовите и свою прекрасную спутницу. Мне очень любопытно с ней познакомиться.
Ингемар подозрительно посмотрел на графиню, понимая, что привести сюда Агнесс означало - посадить курицу перед лисицей. Но затем он бросил взгляд на Рейвена и решил, что раз отдуваться, то всем вместе.
- С удовольствием, Лилит, - сказал он, чуть прищурившись. Графиня откинулась на спинку дивана и с вызовом посмотрела на наглеца.
Так неуютно Рейвен не чувствовал себя еще ни в одной компании. В какой-то момент ему попросту захотелось встать и уйти, чем наблюдать за лицами собравшихся. Джон и Орландо мрачно наблюдали за происходящим из-исподлобья, Сара раздраженно поджимала губы, Агнесс скучающе изучала свой телефон, Лилит и Ингемар постоянно обменивались колкостями, а Мириа и сам Рейвен не проронили ни слова.
- Почему вы не пошли спать, когда собирались? – тихо шепнул полицейский, наконец обратившись к англичанке.
- А вы почему не пошли? – ответила она.
- Захотелось пропустить по бокалу коньяка. Не вижу в этом ничего страшного.
- А нам захотелось показаться в новых платьях? И в этом ничего страшного я тоже не вижу.
- Показаться? Кому? Вот этим? – Рейвен бросил насмешливый взгляд на Орландо, и тот ответил ему не менее «дружелюбным» взглядом.
- Ну, уж точно не вам, мистер Харт. Вы были заняты тем, что изучали платье своей новой подруги.
Мириа не сказала бы подобного, если бы не второй коктейль, который она пила. Она вновь сделала глоток, чем опять опять спровоцировала полицейского.
- Я же сказал вам - не пить, - нахмурился Рейвен.
- А вы мне не муж, чтобы что-то говорить, и уж тем более в таком тоне.
Блондинка с вызовом посмотрела на полицейского, ожидая, что тот наконец объяснит свое странное отношение к алкоголю в ее бокале.
Тем временем Лилит и Ингемар продолжали обмениваться любезностями.
- Вы будто находитесь в лавке портного, моя дорогая, - сказал он. – Бросаете то одну ленту, то другую, но как только в эту лавку заходит еще одна женщина, быстро подбираете все с пола со словами «мало ли пригодятся».
- Ах, полно вам, месье Ларсен, - рассмеялась графиня. – Я же женщина. Я просто обязана не знать, чего я хочу, а вот вы сегодня откровенно повеселили меня. Зачем карабкаться на дерево за самым красивым яблоком, когда некоторые, хоть и помятые, уже валяются на земле.
- Яблоки, лежащие на земле, чаще всего оказываются куда более сладкими, чем те, что на вершине. Они успевают поспеть и поэтому не отдают горечью.
Глаза графини вспыхнули от гнева.
- А еще они бывают червивыми и гнилыми... Впрочем, мне наскучил этот разговор. Хочу играть в карты, - с этими словами графиня поднялась, и Джон последовал ее примеру.
- Неужто вы умеете играть в карты, Лилит? – усмехнулся Ингемар. – В картах сложнее плести интриги и собирать вокруг себя всех вальтов!
- Я бы сыграла с вами, месье Ларсен, но боюсь, вам нечего мне предложить! – снисходительно произнесла Лилит.
- Я могу предложить вам исполнение какого-нибудь вашего желания. Но если вы проиграете, загадывать буду я, - Ингемар хитро прищурился, бросая девушке вызов. Что-что, а в покер Ларсен играл весьма умело, отчего никто из его знакомых не связывался с ним. Он был уверен, что спровоцирует своенравную ведьму, и оказался прав.
- Надеюсь, вы не убежите в свою каюту без штанов, - насмешливо бросила графиня и направилась в сторону казино.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться