Искаженное время

Размер шрифта: - +

II

Помещение, куда втолкнули четверых нарушителей, напоминало кабинет старинной усадьбы, в интерьер которого совершенно не вписывались плазменные мониторы. Картины в тяжелых позолоченных рамах и современная техника смотрелись, как минимум, странно, отчего складывалось впечатление, что здесь работает подпольный аукционер. На половине произведений искусства красовались странные белые наклейки с надписями «Эрмитаж», «Петергоф», «Павловск», «Гатчина»...
Парализующее вещество, которое ввели пленникам наконец перестало действовать, но, видимо, его сменили чем-то другим, так как теперь головы всех четверых была настолько ватными, что нельзя было толком сосредоточиться. Мысли разбегались во все стороны, а зрение никак не могло сфокусироваться на чем-то одном.
Русские солдаты тихо переговаривались между собой, ожидая кого-то из главарей. То и дело они с интересом рассматривали нарушителей, и графиня раздраженно поморщилась, услышав фразу одного из них:
- Какие же они все-таки красивые, эти наёмницы. Прямо, как наша Оксанка.
- При этом все три норовят разможжить тебе голову, - рассмеялся второй солдат. – О, Лёха пожаловал! Привет, Ермаков!
В тот же миг в помещение вошел хмурый светловолосый мужчина. Услышав эту фамилию, Рейвен обернулся, ожидая увидеть бритоголового солдата с квадратной челюстью, лет так сорока пяти, однако отвественным за безопасность на территории Гостиного Двора оказался парень лет двадцати пяти. У него были мягкие черты лица, отросшие русые волосы, и если бы не щетина, то выглядел бы этот тип еще моложе. Зеленые глаза мужчины внимательно скользнули по пленникам.
Ингемар тряхнул головой, пытаясь рассмотреть того, кто без всяких разбирательств приказал убить их.
- Почему к Барону, а не ко мне? – спросил Алексей, глянув на одного из солдат.
- Призрак сказал, что это его добыча. И он отведет их к Барону.
- Мне плевать, что сказал Призрак. Вашей задачей было убрать их.
- Интересно, в чем же это мы провинились? - тихо произнес Ларсен. Голова кружилась так, словно мужчина побывал в центрифуге, но он отчаянно пытался сосредоточиться. В таком состоянии у него не было даже шанса атаковать противников телекинезом. С графиней, видимо, творилось то же самое. А Мириа и вовсе снова стала безобидной, напуганной девочкой.
- Как минимум, зашли на нашу территорию. Как максимум, проникли сюда с какой-то целью. Но мне плевать, с какой именно. На моем веку достаточно приконченных наемников.
- Мы – не наемники, - воскликнула Мириа. – Посмотрите на меня! Разве я похожа на наемницу?
Ингемар даже удивился, что у этой девочки хватило сил побороть свой страх и заговорить.
- Да, я видел, какая ты - не наемница, - нахмурился Алексей. – Чуть не испепелила половину моего отряда. И у меня вопрос, что вам там вкалывают, что вы так мутируете?
Мириа растерянно посмотрела на мужчину, затем перевела взгляд на своих спутников.
- О чем он говорит, графиня?
Лилит отвела глаза, не желая отвечать на этот вопрос. Она даже не знала, что ей сейчас более неприятно: врать Мирии или терпеть тяжелую руку одного из солдат на своем плече. Благо, сочинять очередную ложь графине не пришлось: в комнату наконец вошел тот, кого все ждали. Это был высокий темноволосый мужчина, одетый в темно-синий костюм. На фоне солдат он заметно выделялся: был причесан, гладко выбрит, и его одежда сидела на нем, как с иголочки. Тот, кого называли «Бароном» соответствовал своему прозвищу хотя бы потому, что когда он вошел, все почувствовали, как мурашки пробегают по коже. Властный взгляд пронзительных синих глаз быстро царапнул пленников.
- Дмитрий, я не хочу, чтобы вы тратили свое время на..., - начал было Алексей, но незнакомец жестом заставил его замолчать.
Первым делом Барон обратил внимание на темноволосую женщину в длинном старинном платье. Ее глаза пылали такой яростью, что Дмитрию даже стало забавно, однако он не мог не заметить яркой, почти вызывающей красоты этой женщины. Рядом с ней стояла хрупкая невысокая девушка со светло-русыми волосами. Чувствуя на себе пронзительный взгляд незнакомца, она опустила голову, точно желала показаться совсем крохотной, но затем вскинула подбородок и в гневе посмотрела в синие глаза мужчины. От его взгляда по ее коже вновь пробежали мурашки. Как и графиня, глядя на этого человека, Мириа испытывала страх. Казалось, в нем было столько силы, что хотелось забиться в угол и молить о пощаде.
Затем Дмитрий встретился взглядом с Ингемаром. Ларсен смотрел на него спокойно, даже чуть прищурившись, словно происходящее ничуть его не беспокоит. Но все-таки даже капитан не смог побороть это неприятное чувство, от которого по спине пробежал холодок.
«Проклятье!» - подумал блондин, не понимая, отчего ему стало не по себе. Перед ним находился обычный человек, безо всякого оружия, но от его взгляда капитану было по-настоящему страшно.
Рейвен оказался последним, на кого посмотрел Дмитрий. Его взгляд не задержался на нем надолго, точно Барон не увидел ничего нового. Казалось, американский полицейский интересовал его меньше остальных, а, может, не интересовал вовсе, словно такие, как Рейвен, попадаются Барону чуть ли не через день. Это удивило и несколько озадачило Ингемара.
«Вечно с этим полицейским что-то не так!» - помрачнел он, невольно волнуясь за друга. Если остальные хоть как-то привлекли внимание этого странного человека, то Рейвена могли попросту убить.
- Всё в порядке, - наконец произнес Дмитрий, и от его голоса по коже пленников вновь побежали мурашки. - Я рад, что твои люди не убили их, Алексей. Итак, что мы в результате имеем?
Голос Призрака раздался неожиданно, так как никто не заметил, что мужчина в синем костюме пришел не один. Точнее, с ним вроде бы кто-то был, но такой незаметный, такой незначительный, что пленники попросту не обратили на него никакого внимания. Впрочем, как и сами солдаты.
- Американец – полукровка, - уверенно начал Призрак, - Солдат – телекинетик, блондинка – лабораторная разработка, полагаю, 344-ый номер... Огонь.
Затем он на секунду прервался, прикидывая, как классифицировать графиню.
- А что касается брюнетки... С таким я еще не сталкивался. Теоретически она останавливает время...
«А еще я сворачиваю шеи таким самодовольным индюкам, как ты», - подумала графиня, не сводя с Призрака ненавидящего взгляда. Будь ее воля, она бы давно прибегла к какому-нибудь мощному заклинанию, однако никак не могла сконцентрироваться, и это состояние пугало ее. Она словно забыла, как это – колдовать, и теперь могла лишь беспомощно смотреть на своих противников.
Рейвен в свою очередь не понимал, как Призрак, получив весьма серьезную рану, спокойно разгуливает по помещению и выглядит так, словно ничего не произошло. Брюнет уже успел сменить окровавленную одежду и красовался новым серым костюмом.
«Я точно всадил в него пулю! Неужто медицина здесь на столь высоком уровне?»
Собравшиеся здесь несли какой-то сюрреалистический бред, но после всего, что Рейвену и его спутникам удалось пережить, слова этих незнакомцев не казались такими уж странными.
Хуже всего сейчас приходилось Мирии. Она никак не могла понять, почему эти странные люди классифицируют ее, как какое-то существо, искусственно выведенное в лаборатории. И вдобавок приписывают ей какие-то невероятные способности. Девушка растерянно кусала губы, пытаясь встретиться взглядом хоть с кем-то из своих спутников, но те упорно отводили глаза.
«Что происходит? Неужели они что-то знают? Нет, конечно же, нет! Это какая-то ошибка. Мистер Ларсен и графиня обязательно бы мне рассказали. И Рейвен тоже! Он скрытен, касательно вопросов о себе, но, если бы он заметил, что со мной что-то не так, то обязательно бы предупредил. Почему эти люди называют его полукровкой? А капитана таким странным словом? Что оно означает?»
Девушка терялась в догадках.
Тем временем Барон медленно прошелся по комнате. Казалось, он взвешивает каждое услышанное слово, прикидывая, как правильнее поступить. Но затем Дмитрий обернулся на Призрака и довольно кивнул.
- Можешь рассчитывать на премию, Эрик. Сегодня у нас будет очень интересный день.
Призрак с улыбкой посмотрел на хмурое лицо Алексея, откровенно злорадствуя.
- Я могу остаться на переговорах? – спросил он, несколько манерно растягивая слова. Ермаков демонстративно поморщился, услышав предложение наемника.
- Вы оба останетесь, - ответил Дмитрий. – Стас, Олег, принесите стулья для наших гостей. Я бы предложил кофе, но, думаю, они откажутся...
Вскоре Рейвена и его спутников усадили на стулья, а Дмитрий и Призрак опустились в кресла напротив них. Чуть поодаль, за спиной главаря стоял Алексей, не сводя пристального взгляда с пленников. В его руке был зажат пистолет.
- Как приятно, что даме наконец предложили присесть, - насмешливо произнесла графиня. – Быть может, мне еще развяжут руки, или вы настолько сильно боитесь слабую хрупкую девушку?
- Может, тебе еще чаю принести? – не выдержал Алексей.
- И мне тоже, будь добр, - отозвался Призрак с легкой иронией в голосе. – Итак, дамы и господа... Господа и дамы... Предлагаю посмотреть один занимательный фильм. Барон его пока еще не видел, поэтому он будет главным критиком. Статуэтку «Оскара», если заслужите, вручит вам сам Алексей Ермаков.
С этими словами Эрик жестом указал на главный монитор и включил изображение.
- Итак, судя по записям с камер видеонаблюдения, вы попросту свалились на пол Гостиного Двора. Ваши ошарашенные лица говорят мне о том, что делать покупки вы сегодня не планировали, а, значит, ваш телепорт заглючил, и вас забросило к нам. Правда, от такого предположения у меня появляется еще ряд вопросов, но это уже после...
Ингемар мысленно обрадовался, что эти люди знают о наличии телепорта и вполне спокойно рассуждают о нем. Теперь главное – не перебивать и поддакивать.
Мириа и графиня растерянно переглянулись. Для ведьмы было особенно странно смотреть на картину, которая двигается и показывает то, что она делала раньше.
«Каким великим художником надо быть, чтобы изобразить такое!» - растерянно подумала она.
- А вот появляются люди Алексея, наши бравые солдатики и, разумеется, открывают огонь. Подумаешь, какой-то паренек с девочкой растерянно бегают по первому этажу. Надо исполнять приказ.
- Мы убрали столько наемников, сколько тебе не снилось, Фостер, - разозлился Ермаков. – Дмитрий сам говорил, чтобы мы не рисковали, тратя время на трепотню.
Эрик проигнорировал слова русского и продолжил:
- Уже с первых минут этого увлекательного фильма мне становится понятно, что перед нами – полукровка. Вот смотрите, как он двигается. Шаг, шаг, а тут сразу три шага, и он оказывается за колонной, прикрывая собой девочку. Кстати, такая милая блондинка, что у меня невольно сердце сжимается... К тому же, неровно дышит к нашему американскому гостю.
Мириа почувствовала, что краснеет. На камере было четко видно, как она обняла полицейского за плечо и с улыбкой что-то ему говорит. Рейвен смотрит на нее с недоумением, а затем быстро отвечает. В тот же миг она целует полицейского в щеку и, подмигнув ему, выходит из-за колонны. Один из солдат выстреливает, скорее от неожиданности, чем от желания убить, и огненный вихрь поднимается у ног блондинки, защищая ее от пуль. Она театрально кланяется, и пламенная волна сбивает противников с ног.
- Это не я! – вырвалось у Мирии.
- Я бы тоже все отрицал, - подмигнул ей Призрак и продолжил, - А тем временем на втором этаже дама с картины Йозефа Карла Штилера прячется от солдат со своим рыцарем в сияющем мундире. Кстати, где носят подобную одежду? Если готы, хоть и ушли в прошлое, но иногда все же попадаются на глаза, то сей мундир напоминает удачную покупку в секс-шопе.
Рейвен с удивлением посмотрел на Призрака. Тот сейчас делал идентичные предположения, что и он сам, находясь в полицейском участке. Ингемар промолчал, не желая отвечать. Он заметил, как Дмитрий нахмурился, когда на видео его солдат раскидало, точно щепки, подхваченные ураганом.
- А затем наша темноволосая красавица останавливает время. Дальше можно не смотреть -неинтересно, - закончил Призрак и выключил экран. Затем он перевел взгляд на Дмитрия, ожидая его реакции.
Мужчина в синем костюме молчал. Казалось, эта минута длилась целую вечность. Мириа посмотрела на Рейвена умоляющим взглядом, мол, скажи, что все это не правда, однако полицейский виновато опустил глаза. Англичанка судорожно сглотнула, боясь представить, что она могла натворить в таком неадекватном состоянии. Теперь понятно, почему Рейвен не понимал ее поведения: то она целует его, то отталкивает. Наверное, поэтому он не хотел давать ей вина?
«Господи, а что, если...», - девушка в ужасе представила, что вела себя подобным образом на корабле с самого начала и призналась Рейвену в своей симпатии. А полицейский... «Нет, мистер Харт не такой. Он порядочный. Он бы отругал меня, накричал бы. Да, именно поэтому он сказал, что меня не касаются его тайны. Теперь все понятно! Все сходится! Боже, какой стыд...»
На какой-то миг Мириа даже забыла, что находится у врагов. Она едва не заплакала, и это не укрылось от присутствующих.
«Надо было ей сразу рассказать!», - с досадой подумала графиня. Кто бы мог подумать, что эти люди покажут ей «двигающуюся картину», где изображено прошлое?
Ингемар тоже мысленно ругал себя за то, что не сказал девушке правду. Это нужно было сделать, как только они очнулись на корабле. А что теперь говорить?
«И Рейвен тоже дурак. Защищал ее, оберегал! Вот и допрыгался. Больно он ей не хотел делать... А сейчас как будто не больно», - подумал он. Но в данный момент нужно было выкручиваться, общаясь с этим синеглазым типом, поэтому Ингемар решил сконцентрироваться на насущной проблеме.
- Куда вы собирались перенестись? – внезапно спросил Дмитрий.
- Туда, где более спокойно, - незамедлительно ответил капитан. Он всегда был инициатором переговоров, так как считал, что это единственное по-настоящему действенное средство.
- Они – наемники, Дмитрий. Их заслали, чтобы убить вас! – вновь не выдержал Алексей.
- Да, конечно! - нахмурился Рейвен. – Две девки в карнавальных платьях, мужик в костюме капитана туристического лайнера и одна пушка на троих. Основательно подготовились для проникновения на вражескую базу. Молодцы!
Призрак улыбнулся, услышав ответ полицейского.
- А зачем вам, собственно, оружие, если вы сами являетесь им? Хотя доля правды в твоих словах есть. Они не пытались никого убить, Дим. Только защищались.
Барон едва заметно кивнул.
- Значит, туда, где спокойно? – повторил он ответ Ингемара, и от его голоса Ларсену снова стало не по себе. - Спокойствие в наше время – понятие очень размытое. Считается, что спокойно в комнате, где мы сейчас с вами находимся, однако вы не выглядите расслабленными.
- Почему бы вам просто не отпустить нас? – спросила графиня.
- Разумный вопрос, - Дмитрий откинулся на спинку кресла, с откровенным интересом рассматривая эту яркую женщину. От этого взгляда Лилит внезапно смутилась, и на ее щеках заиграл румянец. Она пыталась разозлиться на этого наглого мужчину, как обычно сердилась на Ингемара за его слишком прямолинейный флирт, однако какая-то необъяснимая симпатия начала стремительно заполнять ее сердце.
«Какой же он красивый!», - подумала графиня и тут же мысленно отругала себя. Еще никогда в жизни подобные бредни не лезли ей в голову, но в данный момент эти мысли ей словно кто-то подкладывал в голову, точно дрова в печь.
Заметив, как Лилит смотрит на Барона, Ингемар ощутил сильный укол ревности: еще не хватало, чтобы графиня восхищалась этим типом. Но внезапно Ларсен начал испытывать к собеседнику уважение. Ему невольно хотелось подчиниться, сказать: «Да, босс! Будет исполнено!»
Тем временем Дмитрий продолжал:
- Я могу выпустить вас на поверхность и отправить на все четыре стороны, вот только вы и пяти шагов не пройдете. Гостиный Двор мы удерживаем лишь потому, что на его территории – входы в метро, которые мы пока еще не успели полностью уничтожить.
- Зачем уничтожать входы в метро? – спросил Рейвен.
- Чтобы избавиться от незванных гостей. Вы что, с луны свалились? – рассердился Алексей. Эти бредовые вопросы начинали его раздражать. Глядя на четверых пленников, Ермаков видел только наемных убийц, и их притворство казалось ему не убедительнее, чем речи политиков на выборах.
Даже Дмитрий с легким удивлением посмотрел на полицейского.
- У нас – амнезия после использования телепорта. Поэтому и ведем себя так странно, - ответил Ингемар, пытаясь сгладить повисшую паузу после дурацкого вопроса Харта.
- Откуда же вам тогда известно, что вы – не наемники? – Призрак весело рассмеялся.
- Потому что мы не причинили серьезного вреда никому из вас, - тихо произнесла Мириа. Она встретилась глазами с Дмитрием и вдруг слабо улыбнулась ему. – Мы лишь защищали себя, не более. Я бы никогда не смогла убить человека. Мистер Харт – полицейский, ему тоже нет нужды расстреливать людей просто так. Мистер Ларсен – капитан корабля, он вообще не особо умеет пользоваться оружием. А мисс де Левильо и вовсе не знает, как держать пистолет в руках. Я не могу придумать, как доказать вам свои слова, но я говорю правду.
Мириа ожидала, что вновь испугается пронзительных глаз Дмитрия, но когда он посмотрел на нее, девушке внезапно стало очень спокойно. На миг ей показалось, будто она сидит в гостиной своего дома, в окружении семьи и близких друзей. От этой ассоциации англичанка даже растерялась.
На деле ни Призрак, ни тем более Дмитрий не верили им. Возможно, во время перемещения этих четверых действительно произошел сбой, однако: первое, где они нашли доступный телепорт. Второе, как они попали в Гостиный Двор, где второго телепорта нет даже близко. И, главное, откуда у этих людей в таких странных одеждах столь мощные способности. Ладно, полукровка, с ним всё понятно, но остальные?
Тогда Дмитрий решил сменить тактику и несколько подыграть своим собеседникам.
- Попробую напомнить вам в общих чертах: вот уже пятый год идет война, и чуть ли не все оставшиеся в живых прячутся под землей. Метро, канализации, катакомбы, как например, в Париже, военные бункеры. Иными словами, везде, где можно укрыться от бомбежек, роботов и «костяных».
- Но с кем же вы воюете? – спросил Рейвен.
- С теми, с кем и вы. Штаты – один из наших основных союзников.
- Да ну? – не поверил полицейский.
- У нас у всех – общий враг. Его основная локация – не Ирак, не Северная Корея, не Пакистан, а Ватикан, который теперь занимает всю территорию бывшей Австралии. Я помню, как сам раньше смеялся над такими таинственными словосочетаниями, как «мировое правительство», «золотой миллиард», «эффективное общество». Собственно, я сам причислял себя к этому золотому миллиарду и на начальном уровне даже спонсировал множество биологических разработок, но, как видите, постепенно оказался неудел.
Дмитрий замолчал, ожидая хоть какой-то реакции от своих пленников, но те не проронили ни слова. Тогда он продолжил рассказ:
- Вначале использовалось биологическое оружие. Первым делом отравили воду, отчего погибло более восьмидесяти процентов населения земного шара, а затем в опустевшие города отправили роботов, которые «подчищали» выживших. Само собой, «эффективное общество» эвакуировали еще до начала заварушки, а вот остальным пришлось спуститься под землю, в общем - прятаться и выживать, как придется. Теперь слово «террористы» применяется исключительно к нам.
- Что-то эта комната слабо напоминает катакомбы, - нахмурилась графиня.
- Благодарю, что заметили. Я очень старался придать этой подсобке нормальный вид. За эти пять лет у нас тут развилась целая инфраструктура. Постоянно совершая вылазки, мы смогли весьма неплохо обустроиться. У нас достаточно оружия и провизии, есть лаборатории и больницы, даже фермы и парники. Но по-прежнему наблюдается дефицит лекарств. Большинство аптек было уничтожено, а склады очень серьезно охраняются. Их не уничтожили, чтобы у нас оставалась надежда и... приманка. Чем же еще нас выкуривать из-под земли, если не пилюлями? Чему-то наши ученые нашли замену, но кое-что, к сожалению, закончилось...
- Будете умолять нас о помощи? – графиня насмешливо вскинула бровь. Она с вызовом посмотрела на Дмитрия, но тут же невольно улыбнулась ему. – Я бы не отказалась помочь такому мужчине, как вы. Если будете просить уж очень жалобно.
Барон едва заметно улыбнулся в ответ.
- Умолять будем только троих из вас. Полукровка останется с нами.
- На кой черт я вам дался? – разозлился Рейвен. Его друзья будут рисковать, а он будет сидеть в плену и подпиливать ногти. – От меня больше проку на поверхности. Спросите своего наемника...
С этими словами он посмотрел на Призрака. Эрик пожал плечами, словно и не был ранен.
- Парень метко стреляет. Ничего нового.
- Я разглядел тебя, хотя ты не рассчитывал на это! – ответил Харт.
Призрак вновь кивнул.
- На поверхности тебе нужно будет не меня искать, а выживать. Ты не выберешься. Так что это лишь благотворительный акт с нашей стороны, а не способ промотивировать твоих друзей.
- Он прав, Рейв, - внезапно сказал Ингемар. – Тебе лучше остаться. Сам понимаешь, ты всегда был слабее нас всех. Мы постоянно рисковали, защищая тебя.
- Что ты несешь? – разозлился Рейвен. Что-что, а от капитана он таких слов не ожидал.
- Прости, друг. Ты – храбрый парень, однако смелости в данном случае будет маловато, - продолжил Ларсен. – Сравни мои способности, графини, Мирии, а затем посмотри на себя.
Затем Рейвен услышал слова Лилит:
- Я тоже согласна с капитаном. Я не могу доверить вам свою жизнь, месье жандарм. Никогда не могла. Каждый раз, когда вы были рядом, мне оставалось рассчитывать только на себя. Или думать о том, как бы спасти вас.
- Графиня, но ведь это неправда! – Рейвен почувствовал себя, как изгой на школьном дворе, которого никто не хотел брать в свою команду для игры в волейбол. Слова его спутников никак не вязались у него в голове.
- Вам, действительно, лучше остаться здесь, мистер Харт, - добавила Мириа, и полицейский недоверчиво посмотрел на нее. Сколько раз он вытаскивал эту девочку из передряг, а теперь она говорит ему, что он бесполезен. – Ради меня, останьтесь. Я не смогу пережить, если вы погибнете. Вы слишком дороги мне!
Харт растерянно переводил взгляд с Мирии на Лилит, а затем на Ингемара. Казалось, они находятся под каким-то гипнозом, но при этом говорят так искренне, словно верят в свои слова. А признание Мирии вообще ввело его в ступор. И, в конце-концов, как это Ингемар, который вечно заступается за своих спутниц, вдруг соглашается тащить их неведомо куда, неведомо зачем, через толпу монстров?
Внезапно, Ларсен, точно прочитав его мысли, произнес:
- Послушай, Барон. Я не могу позволить своим спутницам рисковать. Если тебе так хочется отправить кого-то выполнять твою дурацкую миссию, поручи это мне. Я не подведу!
Дмитрий отрицательно покачал головой.
- У тебя не хватил сил. Возможно, тебе удастся помять несколько роботов, однако «костяные» куда прочнее их. Это существа выведены в лаборатории с одной лишь целью – уничтожать людей. Они не подчиняются приказам, с ними не договориться. К счастью, живет одна тварь около пяти месяцев, потом подыхает. С помощью роботов в город поставляют все новые партии этих существ. Сложность заключается в том, что их кости укреплены каким-то особенным веществом, отчего плавятся эти твари только при очень больших температурах. Пули их и подавно не берут. Это новейшая разработка Ватикана, поэтому мы еще не освоились в общении с этими тварями.
- Тогда мои способности, определенно, пригодятся. Что мы должны для вас достать, Дмитрий? – мягко спросила Мириа, точно обращаясь к близкому другу.
- Эпинефрин, - ответил Барон. – По сути, вас это заботить не должно. Это дело Оксаны и Юрия. Вы же будете их охраной.
- Но почему вы туда не отправите своих людей? Зачем весь этот цирк? Не боитесь, что вашу группу перебьют раньше, чем до них доберутся чудовища? – спросила графиня и снова двусмысленно улыбнулась Дмитрию. Этот мужчина почему-то нравился ей все больше и больше.
«Надеюсь, ты встретишь меня, когда я вернусь с этой прогулки», - подумала она, задерживая взгляд на губах русского.
- Дело в том, что я уже отправлял четыре группы. Никто не вернулся живым. А что касается Призрака, - тут русский улыбнулся,- То он – такой трус, что, не смотря на всего его таланты, все-равно боится оказаться замеченным.
Эрик тихо рассмеялся:
- Я - наемник, а не самоубийца. Почему люди так часто путают эти понятия?



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться