Искаженное время

Размер шрифта: - +

VIII

Что-то произошло. Поспешные шаги и встревоженные голоса ворвались в сон Лилит, точно ледяная вода, обжигающая холодом. Графиня поежилась и укуталась в одеяло, пытаясь хоть немного согреться, а затем все-таки решила подняться с постели. Камень на шее девушки вновь утратил свой глубокий гранатовый цвет, и серая мгла едва ли не сочилась сквозь него. Это означало, что магическая энергия графини стабилизировалась, и Эристель исчез, не дожидаясь особого приглашения.
Лилит надела странную одежду, которую ей предоставили русские и, завернувшись в плед, вышла из палатки. Увиденно заставило ее побледнеть. Она увидела Рейвена и Ингемара, которые были облачены в военную одежду и, определенно, куда-то собирались вместе с русскими солдатами.
- И когда вы собирались мне рассказать? – резко произнесла она, смерив обоих разгневанным взглядом.
- Я надеялся, что мы вернемся к тому времени, когда вы проснетесь, моя дорогая, - мягко улыбнулся Ингемар, однако его лицо выражало обеспокоенность.
- Ночью радары зафиксировали перемещение врага к Гостиному Двору. Если они прорвутся – перебьют всех, - ответил Рейвен.
- А вам какое до этого дело? Ваша задача – защищать меня и Мирию. Ну, или эту вашу Оксану!
- Этим мы как раз и занимаемся, - ответил Ингемар. – У нас больше шансов защитить вас, помогая солдатам, нежели дожидаясь прихода врага здесь. А враг, определенно, придет.
- Врага? Да что вы вообще знаете об этом мире? Мы – всего лишь беглецы во времени. Происходящее здесь нас не касается! Мы и так скоро переместимся!
Ингемар покачал головой:
- Мы уже поняли, что перемещение происходит лишь тогда, когда мы выполняем какую-то задачу. Нашим перемещением кто-то управляет, и пока мы не сделаем то, что нужно Ему, мы останемся здесь.
- Надо думать не о выполнении задачи, а о том, как это всё прекратить! – воскликнула Лилит. В ее времена женщины часто провожали своих мужчин на войну, но сама она не готова была смотреть в окно, пока они уходят. - Мириа ранена, а я... неужели вы оставите меня здесь одну?
- Вы не одна, Лилит, - ответил Рейвен. - И мы все прекрасно это знаем. Так что, ради Бога, перестаньте изображать из себя слабую женщину. Вам это не идет.
- А вам не идет ваше отвратительное поведение! Это их война, Рейвен, не моя и уж тем более не ваша. Или вы.... снова находитесь под его внушением?
Лилит огляделась по сторонам, надеясь увидеть Барона, но его нигде не было. Ингемар устало вздохнул:
- Вы правы, это не наша война. Но здесь невинные люди: старики, женщины, дети... Посмотрите на них.
- Я смотрю! И знаете, что я вижу? Вижу двух глупцов, которые цепляются за свой бессмысленный героизм. Я всегда знала, что на мужчин нельзя положиться. Идите на свою поверхность, и я буду рада, если вас разорвет снарядом на мелкие кусочки.
С этими словами графиня раздраженно отбросила с лица прядь волос и быстро направилась прочь. Она буквально забежала в больничный шатер, где отдыхала Мириа. Девушка была очень бледна, но она заставила себя улыбнуться, заметив, как англичанка попыталась приподнять голову.
- Вы потеряли много крови, моя дорогая... Отдыхайте, - произнесла Лилит и погладила ее по волосам.
- Я слышала шум?
- Да... Русские... Они... Готовятся к параду!
- Параду? – растерянно переспросила Мириа.
- Ну, да, к параду. Ты проспала всё празднование, голубка. А сейчас наших мужчин будут награждать какими-то медалями.
- Как чудесно, - англичанка слабо улыбнулась. – Как думаете, как скоро мы перенесемся, графиня? Мы выполнили свою миссию, а нас всё никак не перебрасывает. А ведь я даже не помню, как всё произошло, и почему я ранена.
- Вы сражались, как тигрица, моя дорогая, - ласково произнесла графиня. – Скоро уже перенесемся, я в этом уверена.
Глядя на хрупкую бледную девушку, у Лилит просто не поворачивался язык сказать ей, что Ингемар и Рейвен вздумали вновь подниматься на поверхность. Мириа тут же захочет вскочить с постели, что было бы крайне нежелательно. Рана оказалась серьезнее, чем казалось на первый взгляд, да и потеря крови давала о себе знать. В отличие от Рейвена, англичанка не могла восстановиться за ночь, и теперь Лилит думала лишь о том, как уберечь ее от опасности.
«Я должна поговорить с Дмитрием», - решила она. «Если этот тип вновь внушил капитану и Рейвену свою волю, это будет последнее, что он сделает в своей жизни!»
- Я скоро вернусь, голубка, - с этими словами Лилит поцеловала девушку в лоб и направилась в шатер, где проходил вчерашний ужин. Здесь всё еще царили вчерашние следы застолья, но внутри никого не оказалось.
- Мне нужен Черный Барон, - резко произнесла Лилит, обратившись к молодому солдатику, который нервно прикуривал сигарету.
- Кажется, он у Призрака... Вон та большая палатка...
Впервые Лилит казалось, что она бегает по кругу и никак не может дотянуться до того, что так страстно пытается ухватить. Волнение переполняло ее, бухало в груди, отдаваясь эхом в сознании. Графиня стремительно направилась к палатке Эрика, но замерла у входа, прислушиваясь к разговору, донессшегося до нее.
- Я не хочу использовать свои способности по отношению к тебе, - голос Дмитрия звучал устало, точно это был совершенно другой человек. – Могу. Но пока еще надеюсь... Мы можем победить, у нас появились мощные союзники – телекинетик и еще один полукровка. Я уже не говорю о ведьме и огненном духе.
- Пятьсот сорок три единицы. Пятнадцать крылатых... О каких союзниках идет речь? Очнись уже, Барон! Война давно проиграна. Сейчас самое разумное – пойти на переговоры с «золотыми» и сдаться на их милость. С твоим умением внушать они точно оставят нас в живых. Мне даже плевать на тебя, Дмитрий. Хочешь идти ко дну вместе со всеми, вперед. Но позволь мне убраться отсюда живым. Я устал жить, как канализационная крыса, празднуя мелкие вылазки и хороня людей, едва успев запомнить их имена.
Голос Фостера Лилит узнала сразу по его привычке манерно растягивать слова. Какое-то время Дмитрий молчал, а затем девушка услышала смешок и следующую фразу:
- Заметь, мне постоянно приходится тебя уговаривать – деньги, видимо, уже не в почете.
- Деньги в почете, когда их есть, где потратить. Когда-то я жил в Австралии, развлекался в казино с красивыми девицами и убирал тех, за кого мне платили. Пока мне не заказали тебя. Если бы я знал все нюансы своего объекта, я бы в жизни не сунулся в Россию.
- То есть, ты принял окончательное решение? – в голосе Дмитрия послышалось презрение.
- Окончательнее некуда. Я не собираюсь подыхать на поверхности неизвестно за что... Насколько я помню, и ты не собирался. Если бы «золотые» приняли тебя.
- Тогда убирайся, Фостер. Я лишаю тебя российской визы, - с этими словами Дмитрий направился к выходу. Лилит едва успела юркнуть за соседнюю палатку, когда мужчина вышел на перон. К нему тут же приблизилась Оксана.
- Эпинефрин готов. Рейвена придется колоть на поверхности, он пока не может контролировать трансформацию.
- Это нормально, - сухо ответил Дмитрий. – Что с ведьмой? Телекинетик поставил мне условие, что будет сотрудничать добровольно, если его женщины останутся тут. Вот только их сила мне бы сейчас чертовски пригодилась.
- Его зовут Ингемар, - тихо поправила Оксана. – Он и Рейвен ждут на платформе вместе с остальными. Обещайте мне вернуть его живым, Барон?
Дмитрий чуть улыбнулся.
- Не ожидал, что ты когда-нибудь скажешь подобное о мужчине... Ты же совсем его не знаешь.
Оксана пожала плечами:
- Его я знаю лучше, чем большинство наших солдат... Так что, обещаете?
- Я не могу обещать матерям сберечь их детей, так что не задавай мне глупых вопросов. Лучше найди мне ведьму!
- Меня не нужно искать. И я не кусок мяса, чтобы мною торговаться, - голос Лилит прозвучал неожиданно, отчего Оксана вздрогнула, а Дмитрий чуть нахмурился. - Так что вы там наобещали моим спутникам, двуликий князь, что они готовы подставить себя под удар?
- Оставь нас, - произнес Барон, обратившись к Оксане. Девушка с вызовом посмотрела на Лилит, но ослушаться Дмитрия не посмела. Графиня осталась наедине с русским, и от его взгляда, мурашки вновь пробежали по ее коже.
- Не вздумайте снова проверять на мне свои способности, - нахмурилась Лилит, и его глаза угрожающе потемнели.
- Я планировал это сделать чуть позже, поэтому на данный момент вам не о чем беспокоиться. Кстати, вы уже вторая женщина за сегодняшний день, кого беспокоит участь телекине... Ингемара.
- Меня беспокоит участь Рейвена, - Лилит, определенно, не хотелось быть второй женщиной, поэтому она решила назвать имя полицейского, дабы не повторяться. – Я слышала ваш разговор с Призраком.
- Это дурной тон – подслушивать.
- Это правда, что у нас нет шансов?
Дмитрий медлил с ответом, и графиня поняла, что это значит.
- А как же все эти люди?
Этот вопрос девушка задала неожиданно для себя. Она бросила взгляд на двух маленьких девочек, которые играли с немецкой овчаркой, и ей стало не по себе.
- Если роботы спустятся сюда, они зачистят всех.
- Так не должно быть...
Лилит почувствовала, что камень, висящий на ее шее, становится холоднее. Жизни, за которые так цепляются все эти люди, могут стать для Эристеля источником огромной силы. Некромант мог бы остановить войну одним махом, похоронив и тех, и других... Или...
От своей догадки графиня вздрогнула.
- Постарайтесь выиграть мне время. Хотя бы один час. Сможете? – в ее глазах внезапно вспыхнула надежда, и Дмитрий с удивление вскинул бровь.
- Поясните.
- Ну, же, Барон, делайте свое дело, а я займусь своим...
Солдаты заполняли собой вагоны единственного поезда Питерского метрополитена. Все они выглядели так, словно идут на верную гибель. Энергетика, царившая среди них, казалось, была пропитана сыростью и отчаянием, отчего Рейвену было тяжело здесь находиться. Иногда он ненавидел свою способность чувствовать эмоции других, но именно сегодня она была особенно невыносима.
- Неужто даже капитан «ясно-солнышко» скис? – попытался пошутить Харт, бросив взгляд на мрачного Ингемара.
- Из твоих уст «ясно-солнышко» звучит как-то двусмысленно, не находишь? – капитан выдавил из себя улыбку и хлопнул друга по плечу. – Снова будешь колоться?
- Дмитрий сказал, что так от меня будет больше проку.
- Мне плевать, что сказал Дмитрий. Что думаешь ты?
Харт неопределенно повел плечами.
- Тануэн с нами нет, поэтому кто-то должен побывать в роли ее заместителя.
- Я о том, что Оксана мне рассказала о побочных эффектах этого дерьма, что ты собираешься вколоть себе в вену.
С этими словами Ингемар кивнул в сторону Дмитрия, который снял с себя пиджак и закатал рукав рубашки. Теперь он походил на наркомана, который нетерпеливо ожидал новую дозу. Его глаза лихорадочно горели, хотя мужчина изо всех сил старался держать себя в руках.
- Обычно с ним повсюду таскался Призрак. Я что-то пропустил? – добавил Ингемар, наблюдая за тем, как Дмитрий делает себе инъекцию. Как он запрокидывает голову назад с нескрываемым кайфом и одновременно силится удержать в себе обретенную силу. Когда Барон вновь открыл глаза, они уже светились медным.
- Надеюсь, я перенесусь раньше, чем стану таким же, как он, - ответил Харт. – Интересно, смог бы я все это выдержать. Фостер не смог.
- Всё же слинял?
- Полагаю, да. Во всяком случае, я не чувствую его энергетики в поезде.
Ингемар еще больше помрачнел.
- Мне никогда не нравился этот тип, но действовал он эффектно. Во всяком случае, у него был свой стиль.
Когда поезд остановился, солдаты невольно начали переглядываться. Они ожидали, что Дмитрий скажет им что-то, чтобы хоть немного поднять боевой дух, но Черный Барон хранил молчание. От этого человека исходила такая сила, что кто-то даже начал пятиться назад, когда русский поднялся с места.
- Он должен им сказать хоть что-нибудь. Нельзя просто выбрасывать их на поле боя, - едва слышно произнес Ингемар, обращаясь к Рейвену. Эта неприятная пауза действовала на нервы сильнее самого ожидания сражения.
Но вот Дмитрий оглядел своих солдат и тихо произнес:
- Если вы ждете слов, мне нечего вам сказать. Защищайте себя и свои семьи.
Солдаты вошли в тоннель, храня гробовое молчание. У них оставалось еще пятнадцать минут жизни, прежде чем они дойдут до «Гостиного Двора», проклятого перекрестка, где синяя ветка пересекает зеленую, образуя распятие. Здесь собралось около трёхста человек. Каждый из них поднимался на поверхность с мыслями о том, что уже вряд ли смогут увидеть свою семью. Отсутствие в их рядах Фостера ясно давало понять, что война проиграна. Этот тип никогда не рисковал собой лишний раз, но ситуация явно была безнадежна, раз он ушел до начала битвы. Впервые за четыре года.
Ингемара успокаивало лишь то, что хотя бы Лилит и Мириа более-менее в безопасности, и если им сегодня повезет, все четверо перенесутся в безопасное место. Но капитан поклялся себе, что заберет с собой Оксану. Если хватило одного лишь прикосновения, чтобы перебросить с ними Рейвена, да что там Рейвена, даже некроманта, то русская девушка обязательно перенесется вместе с ними. Ингемар просто не мог оставить ее здесь.
Тем временем звуки бомбежек и выстрелов становились всё громче. Здание когда-то удивительно-красивого торгового центра дрожало, звенело осколками и стонами камней.
- «Зеленые» еще удерживают оборону, - произнес Михаил, обращаясь к Дмитрию. Барон кивнул, но затем обернулся к Оксане:
- Оставляю на тебя Рейвена и Хину. И напомни, чтобы не сильно на нее засматривались...
- Вот уж точно, не дай Бог!
- Что он делает? – встревожился Ингемар, когда Дмитрий, минуя своих солдат, направился на улицу. Рассвет нежно окрасил небо в розовые тона, и Барон чуть улыбнулся, встречая первые лучи солнца. Вся территория перед Гостиным Двором была заполнена роботами. Но едва машины успели открыть огонь, огромные крылья выросли за спиной Дмитрия, без труда закрывая его от пуль. Трансформация произошла столь стремительно, что Ингемар тихо присвистнул, когда огромный темно-синий дракон взмыл в небо, сжигая под собой целый ряд роботов.
- Обожаю этот момент, - улыбнулась Оксана и посмотрела на Рейвена. – Твоя очередь, крылатый. Ингемар, прикроешь нас? Наш птенчик не умеет еще трансформироваться так стильно, поэтому пойдем на улицу все втроем. В противном случае, он разнесет наше укрытие к чертям собачьим.
- Давайте и я с вами, чтобы уж несколько раз не бегать, - женский голос с сильным японским акцентом резанул слух, и Ингемар чуть прищурился.
- Откуда на войне столько хорошеньких женщин? Теперь я буду всюду напрашиваться в добровольцы! – воскликнул он, и незнакомка улыбнулась.
Рейвен и Ингемар с удивлением посмотрели на невысокую худенькую девушку в темным очках. Она была одета в обыкновенные черные джинсы и короткую дубленку, отчего больше походила на туристку, нежели на предводителя «зеленых».
- Хина! – представилась она и сняла с себя темные очки. Абсолютно белые глаза слепой вызвали неловкость, и девушка весело рассмеялась.
- Зачем вы отводите взгляд, если я все-равно вас не вижу! Давай, Оксан, покончим с этим побыстрее. Не хочу, чтобы Димка разогнал всех моих ухажеров.
- Один из них точно останется рядом с вами, - улыбнулся Ингемар.
- Вы тоже собираетесь выйти на улицу? – Харт с сомнением посмотрел на азиатку.
- Увидишь..., - отозвалась она. – Хотя нет, тебе нельзя на меня смотреть, если ты – не дракон.
- Надеюсь, он станет им в ближайшее будущее, или этот дом разнесут напрочь.
Ингемар почувствал, как после очередного взрыва на него посыпалась штукатурка. Раздался мерзкий писк ящеров, и Хина взволнованно воскликнула:
- Быстрее! Он же их всех распугает! Боже, даже мне не по себе, когда он это делает!
Купол Ингемара накрыл всех четверых, защищая от обстрела. Капитан даже не представлял, каково это – выйти из укрытия навстречу целой армии врагов. К ним моментально устремились несколько ящеров, но в тот же миг Оксана вколола необходимую дозу эпинефрина Рейвену. Глаза полицейского вспыхнули медным, и он судорожно схватился за грудь, точно задыхаясь.
- Ты это делаешь с ним в последний раз! – воскликнул Ингемар, с ужасом глядя на трансформацию друга. Существо, которое когда-то представлялось ему добропорядочным полицейским из маленького американского городка, превратилось в огромную крылатую ящерицу. То ли улыбнувшись, то ли оскалившись, дракон мигом расплавил атаковавшего купол «костяного» и взмыл в небо.
- Твою мать...! – выдохнул Ларсен. – Я бы не отказался сейчас от сигареты...
- Потом покурим, - улыбнулась Оксана. – Хина, ваша очередь... А ты не смотри ей в глаза!
- Да я уже понял, - пробормотал блондин и уже заранее отвернулся.
Трансформация Хины была куда менее эффектной, однако куда более действенной. После трех ампул она всё еще сохраняла обличие человека, но ее ярко-желтые глаза парализовывали ящеров так стремительно, точно девушка нажимала на пульте кнопку «выкл».
- Когда я выдохнусь, мне понадобится твоя помощь, Оксан... Еще четыре ампулы, и я трансформируюсь.
- Дмитрий запретил. В прошлый раз ваше тело напоминало решето. У вас нет такой прочной чешуи, как у драконов.
- Василиски – тоже разновидность драконов. Разве что летать мы не умеем.
- Вот и оставайтесь под защитой!
Ингемар не вмешивался в их спор. Он удерживал купол, но в своему удивлению, его способности телекинеза стали крепче. В этот раз энергетический барьер не рассыпался осколками, точно уроненная на пол лампочка. Ларсен даже присвистнул, когда он смог скомкать, как салфетку, сразу пятерых роботов.
- Или мне кажется, или я становлюсь сильнее.
- И слава Богу! – воскликнула Оксана, пытаясь перекричать грохот взрывов. – Они скоро пришлют «Птичек».
- «Птичек»?
- Своего рода истребители-беспилотники, с помощью которых управляются роботы. Это их крылатые «военные базы», «красные кнопки» или «спутники», не знаю. Но чем больше ты сможешь их уничтожить, тем лучше.
- Может, попытаемся их перепрограммировать? – предложил Ингемар, прикидывая, действительно ли нужно их уничтожать.
- Это можно сделать лишь в Австралии. У тебя есть два билета в бизнес-класс?
 



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться