Искаженное время

Размер шрифта: - +

X

Еще один шанс

Прош­ло око­ло ча­са, преж­де чем Ли­лит по­шевель­ну­лась и на­чала при­ходить в се­бя. Нес­коль­ко се­кунд всё плы­ло пе­ред гла­зами, и ком­на­та ни­как не же­лала ста­новить­ся чет­кой. Раз­мы­тые фи­гуры бо­гов смот­ре­ли на де­вуш­ку, точ­но сме­ясь над ее бес­по­мощ­ностью. Ли­лит поп­ро­бова­ла по­шевель­нуть­ся вновь и вдруг ощу­тила силь­ную боль в но­гах. Ра­ны, ос­тавлен­ные ей вче­ра ночью Нах­ти, от­кры­лись, и те­перь пол, ко­торый ей бы­ло ве­лено на­тереть до блес­ка, ока­зал­ся ис­пачкан. В пер­вые ми­нуты Ли­лит не по­нима­ла, что с ней про­изош­ло, но пос­те­пен­но па­мять на­чала воз­вра­щать­ся. Гра­финя вспом­ни­ла всё и по­чувс­тво­вала, как на ее гла­за вновь на­вора­чива­ют­ся сле­зы. Тот, ко­му она пос­ме­ла до­верить­ся, пре­дал ее, ли­шив са­мого важ­но­го, что у нее сей­час бы­ло – ма­гичес­ких сил. При­жав­шись ще­кой к хо­лод­но­му по­лу, Ли­лит изо всех сил пы­талась зас­та­вить се­бя ус­по­ко­ить­ся. В гру­ди по­сели­лась ту­пая боль, ко­торая ка­залась гра­фине ку­да силь­нее той, что ос­та­вил ей Нах­ти. Ора­кул – это лишь не­навис­тное чу­дови­ще, от ко­торо­го Ли­лит го­това бы­ла из­ба­вить­ся, как толь­ко под­вернет­ся та­кая воз­можность. Но Эрис­тель... С этим че­лове­ком бы­ло неч­то дру­гое. Он всег­да при­ходил к ней на по­мощь, спо­кой­ный и уве­рен­ный, со­вер­шенно не по­хожий на прек­расных ры­царей из глу­пых де­вичих ска­зок. С та­кими как он прин­цессы не жи­вут дол­го и счас­тли­во. Ско­рее все­го, они во­об­ще дол­го не жи­вут. И толь­ко сей­час Ли­лит это на­конец осоз­на­ла. Эрис­тель по­могал ей не по­тому, что она бы­ла жен­щи­ной, не по­тому, что ис­пы­тывал к ней ка­кие-то чувс­тва и уж точ­но не из-за сво­его бла­городс­тва. Ли­лит бы­ла для не­го все­го лишь про­вод­ни­ком, и без нее он зас­трял бы в од­ном из этих чу­довищ­ных ми­ров. На этом сказ­ка, ко­торую Ли­лит на­рисо­вала в сво­ем во­об­ра­жении за­кан­чи­валась. В кон­це-кон­цов, не этот ли са­мый нек­ро­мант пе­рес­ту­пил че­рез свою быв­шую жен­щи­ну, ко­торая по­жер­тво­вала ра­ди не­го всем?
«Как я мог­ла быть так сле­па...»
Прош­ло еще нес­коль­ко ми­нут, преж­де чем Ли­лит по­пыта­лась под­нять­ся. И к сво­ему ужа­су по­няла, что у нее не хва­та­ет сил. Опи­ра­ясь на сте­ну, она поч­ти смог­ла встать на но­ги, но уже че­рез миг вновь осе­ла на пол.
- Ну же... – без­звуч­но про­шеп­та­ла Ли­лит. Сей­час она не­нави­дела се­бя за свою сла­бость, и толь­ко злость по­мог­ла ей соб­рать­ся си­лами и под­нять­ся вновь. Мыс­ли об Эрис­те­ле она гна­ла от се­бя изо всех сил, бо­ясь, что не сов­ла­да­ет с со­бой и вновь раз­ры­да­ет­ся. Нес­мотря на зной, ца­рящий в Егип­те, де­вуш­ку тряс­ло от хо­лода, и она об­ня­ла се­бя за пле­чи, си­лясь хоть нем­но­го сог­реть­ся.
По­надо­билось еще нес­коль­ко ми­нут, преж­де чем гра­финя на­конец смог­ла под­нять­ся на но­ги. Дер­жась за сте­ну, она сде­лала ос­то­рож­ный шаг и за­мер­ла, чувс­твуя, как ком­на­та вновь на­чина­ет плыть пе­ред гла­зами. Ли­лит ка­залось, что она до сих пор чувс­тву­ет ле­дяное при­кос­но­вение Эрис­те­ля, слов­но хо­лод так и ос­тался в ее гру­ди.
«За что ты так со мной?» - ду­мала Ли­лит. «Я знаю, что каж­дая ус­лу­га име­ет свою це­ну, но эта пла­та слиш­ком вы­сока.»
Вне­зап­но взгляд гра­фини ос­та­новил­ся на ук­ра­шении, ко­торое неб­режно ва­лялось на по­лу. Ка­мень был крас­ным, как кровь, и ее сер­дце за­мер­ло. Зна­чит, Эрис­тель не прос­то заб­рал ее си­лы и вер­нулся в ку­лон. Он ра­зор­вал их до­говор и ушел. Быть мо­жет, се­год­ня Ли­лит ви­дела его в пос­ледний раз. Гра­финя бук­валь­но зас­та­вила се­бя под­нять ка­мень. Да, он боль­ше не был об­жи­га­юще-хо­лод­ным, и в этот миг гра­финя са­ма хо­тела бы­ло от­швыр­нуть его прочь. Но не пос­ме­ла. Пус­кай это ук­ра­шение бы­ло от­равле­но вос­по­мина­ни­ями о нек­ро­ман­те, од­на­ко с этим кам­нем бы­ли свя­заны и дру­гие со­бытия.
Сжи­мая в ру­ке ку­лон, Ли­лит ед­ва не рас­сме­ялась бе­зум­ным сме­хом. Те­перь ее ду­шила ярость и собс­твен­ное бес­си­лие.
«Ви­димо, это моя судь­ба – ве­рить не тем лю­дям... Впро­чем, это моя пос­ледняя ошиб­ка. Как толь­ко я вос­ста­нов­лю си­лы, я сде­лаю всё, что­бы убить его».
Как в ту­мане Ли­лит по­кида­ла Зал Бо­гов, уже не ду­мая о том, как силь­но бо­лят от­крыв­ши­еся по­резы, или в ка­кую ярость при­дет Нах­ти, об­на­ружив ис­пачкан­ный пол. Гра­финя не пом­ни­ла, как доб­ра­лась до глав­но­го за­ла. Де­вуш­ка не за­меча­ла на се­бе лю­бопыт­ные взгля­ды ра­бынь, но слы­шала их яз­ви­тель­ные пе­решеп­ты­вания:
- Что это с ней? Она по­хожа на мер­тве­ца.
- Та­кая жал­кая...
- Так ей и на­до! Вы­соко­мер­ная змея!
- Ты ни­чего не мо­жешь. Ре­шила нас всех на­пугать, а са­ма не луч­ше этой по­ловой тряп­ки - с эти­ми сло­вами од­на из ра­бынь швыр­ну­ла к ее но­гам гряз­ную тряп­ку. - Ни­чего, ты еще по­лучишь! Мы сре­жем твои чер­ные кос­мы, из­ва­ля­ем в гря­зи и бу­дем хо­хотать над то­бой, «все­силь­ная».
Блед­ная, как по­лот­но, Ли­лит изо всех сил дер­жа­лась, что­бы ус­то­ять на но­гах и не упасть под об­щий смех соб­равших­ся вок­руг нее ра­бынь. Будь у нее хоть нем­но­го ма­гичес­кой энер­гии, эти дев­ки ни­ког­да бы не пос­ме­ли зу­бос­ка­лить, но ни од­но да­же са­мое прос­тое зак­ли­нание сей­час не удас­тся сот­во­рить.
Ли­лит не сра­зу за­мети­ла, как в за­ле по­явил­ся Нах­ти. Он воз­ник у вхо­да пря­мо из воз­ду­ха, и те­перь его сле­пые бе­лые гла­за прис­таль­но смот­ре­ли на гра­финю. Ора­кул выг­ля­дел со­вер­шенно спо­кой­ным, вот толь­ко он всег­да вел се­бя так преж­де чем убить то­го, кто его ра­зоча­ровал. На ли­це ста­рика да­же по­яв­ля­лось что-то вро­де сос­тра­дания.
- Ты. По­теря­ла. Си­лу.
Его ти­хий, мож­но да­же ска­зать, ус­по­ка­ива­ющий го­лос зас­та­вил Ли­лит вздрог­нуть. Она зат­равлен­но пос­мотре­ла на бе­зоб­разно­го ста­рика, бо­ясь да­же пред­ста­вить, что он те­перь с ней сде­ла­ет. За­тем взгляд гра­фини сколь­знул по ли­цам ра­бынь, за­мечая на них неп­рикры­тую ра­дость. Они ска­лились, как ги­ены вок­руг уми­ра­ющей ль­ви­цы, к ко­торой еще нес­коль­ко ча­сов на­зад бо­ялись под­сту­пить­ся. Злость, за­висть и страх сме­шива­лись в од­ну не­выно­симую мас­су, и Ли­лит опус­ти­лась на пол, не в си­лах боль­ше ус­то­ять на но­гах.
- Я рад, что ты дос­та­точ­но ум­на, что­бы по­нять, как силь­но ме­ня ра­зоча­рова­ла, - ти­хо про­из­нес Нах­ти. В тот же миг его гла­за вспых­ну­ли бе­лым ог­нем, от­че­го воз­дух в хра­ме стал про­режен­ным, слов­но вы­соко в го­рах. В тот же миг Ли­лит при­жала ру­ку к гру­ди, чувс­твуя, что на­чина­ет за­дыхать­ся. Она при­от­кры­ла гу­бы, жад­но хва­тая воз­дух, но удушье все стре­митель­нее зах­ва­тыва­ло ее лег­кие. Па­ничес­кий страх от­ра­зил­ся в ее гла­зах. Нет, толь­ко не так! Она не мог­ла уме­реть вот так, не в си­лах да­же за­щитить­ся.
- Как ин­те­рес­но вы тут жи­вете! – это гром­кое вос­кли­цание зас­та­вило ора­кула от­влечь­ся и тем са­мым поз­во­лило Ли­лит сде­лать спа­ситель­ный вдох. Сей­час она по­ходи­ла на ру­сал­ку, выб­ро­шен­ную на бе­рег. Ее грудь вы­соко взды­малась, ли­цо бы­ло ис­си­ня-блед­ным, а на шее прос­ту­пили узо­ры вен.
- И что же это вас так раз­гне­вало, Соз­да­тель? – сно­ва этот нас­мешли­вый го­лос, ко­торый по­казал­ся Ли­лит до бо­ли зна­комым. От­ды­шав­шись, она ос­то­рож­но под­ня­ла гла­за на то­го, кто сей­час по­рав­нялся с ора­кулом и с лю­бопытс­твом смот­рел на нее. Это был тот са­мый крас­но­воло­сый муж­чи­на, в озе­ре ко­торо­го она име­ла не­ос­то­рож­ность ис­ку­пать­ся. Он ве­село ух­мы­лял­ся, гля­дя на Ли­лит, слов­но ви­дел пе­ред со­бой что-то очень за­бав­ное.
- Я зап­ла­тил за нее вы­сокую це­ну, а она не сто­ила да­же шку­ры ста­рого ос­ла, - мрач­но про­из­нес Нах­ти. – Что ты здесь де­ла­ешь, Ко­сэй? Раз­ве я приг­ла­шал те­бя се­год­ня?
- А я здесь для то­го, что­бы лич­но пос­мотреть на свою ка­мен­ную жен­щи­ну. – ус­мехнул­ся муж­чи­на. - Ваш раб пе­редал мне, буд­то бы она го­това, и что­бы я пе­рего­нял вам два де­сят­ка бы­ков. Вот толь­ко, ес­ли ме­ня не под­во­дит па­мять, в пос­ледний раз я ви­дел не ка­мень, а зло­вон­ную грязь, и что-то мне под­ска­зыва­ет, что с тех пор осо­бо ни­чего не из­ме­нилось.
- Ты сме­ешь по­доз­ре­вать ора­кула во лжи? – прог­ре­мел Нах­ти, но крас­но­воло­сый лишь ве­село ос­кла­бил­ся.
- Я хо­чу за­ранее уви­деть то, что по­купаю. Не ви­жу в этом ни­чего ос­корби­тель­но­го. Я всег­да смот­рю на де­рево и ко­жу, преж­де чем по­купать эти ма­тери­алы, так по­чему мне нель­зя пос­мотреть на сво­его во­ина?
- Пос­мотришь ты на сво­его во­ина, - ус­мехнул­ся Нах­ти. – Ее как раз го­товят к то­му, что­бы от­везти в твой дом. Единс­твен­ное, ты дол­жен вер­нуть мне ра­ба, ко­торый бу­дет ря­дом с ней. Им нуж­но быть вмес­те до сле­ду­юще­го ут­ра, что­бы про­цесс за­вер­шился. Не разъ­еди­няй их ру­ки.
- А что бу­дет, ес­ли разъ­еди­ню? – по­любо­пытс­тво­вал Ко­сэй.
- Она рас­ко­лет­ся на кус­ки. Я так ду­маю. Ее ко­жа проч­на, но не­из­вес­тно, что у нее внут­ри.
- Кста­ти, о ко­же... Вы уже точ­но ре­шили убить эту вещь? – Ли­лит по­чувс­тво­вала, что на­чина­ет злить­ся, ког­да ее наз­ва­ли вещью, да еще и ука­зали на нее паль­цем, слов­но на ка­кое-то жи­вот­ное.
- Да. Я да­же пе­реп­ро­давать не хо­чу эту грязь – слиш­ком мно­го чес­ти!
- Мо­жет, все же пе­реп­ро­дади­те? Мне, нап­ри­мер...
Крас­но­воло­сый вновь ух­мыль­нул­ся, бро­сив нас­мешли­вый взгляд на Ли­лит. Он ед­ва не рас­сме­ял­ся, гля­дя на то, как гра­финя пы­та­ет­ся под­нять­ся. В ка­кой-то миг ведь­ма уже со­бира­лась бы­ло сми­рить­ся со сво­ей участью, но то, что ее по­желал ку­пить кто-то дру­гой, при­дало ей на­деж­ды. Те­перь, ког­да Ко­сэй на­ходил­ся так близ­ко, Ли­лит мог­ла по-нас­то­яще­му рас­смот­реть его. Этот муж­чи­на был уди­витель­но вы­сок для егип­тя­нина, его ко­жа бы­ла смуг­лой, а крас­ные во­лосы ка­зались не­ес­тес­твен­но-яр­ки­ми. Его те­ло не об­ла­дало мус­ку­лату­рой ве­лико­го во­ина, от­че­го гра­финя пред­по­ложи­ла, что он яв­ля­ет­ся пред­ста­вите­лем здеш­ней арис­токра­тии. Одет он был в ка­кие-то бе­лые тка­ни, но до­воль­но неб­режно, от­че­го Ли­лит уже на­чала сом­не­вать­ся в сво­ем пер­вом суж­де­нии. Во­лосы это­го муж­чи­ны дос­та­вали до по­яс­ни­цы, но при этом бы­ли со­вер­шенно не­ак­ку­рат­но стя­нуты тре­мя зо­лоты­ми скоб­ка­ми в хвост. В тех мес­тах, где на­ходи­лись креп­ле­ния, во­лосы тор­ча­ли во все сто­роны, от­че­го гра­финя по­няла, что этот че­ловек яв­но об­хо­дит­ся без по­мощи слуг и де­ла­ет се­бе «при­чес­ку» са­мос­то­ятель­но.
Нах­ти всё еще мол­чал, об­ду­мывая за­ман­чи­вое пред­ло­жение. Наг­лая дев­ка зас­лу­жива­ла лишь смер­ти, но это оз­на­чало, что вып­ла­чен­ные за нее день­ги про­падут вмес­те с ней. Вло­жение по­луча­лось аб­со­лют­но бес­смыс­ленным, но еще соб­лазни­тель­нее для ора­кула бы­ла мысль о том, что Ко­сэй по­дарит этой дев­ке ку­да бо­лее страш­ную смерть, не­жели от удушья.
- У нее кра­сивая ко­жа, - про­дол­жал Ко­сэй. – А вы ведь зна­ете, Соз­да­тель, что кра­сивая ко­жа – моя сла­бость.
Ли­лит по­чувс­тво­вала не­кото­рую не­лов­кость. Те­перь она уже сом­не­валась, что по­купа­тель силь­но луч­ше са­мого про­дав­ца. На­вер­ня­ка, этот тип под сво­им бес­сты­жим ком­пли­мен­том под­ра­зуме­ва­ет раз­личные неп­ристой­нос­ти, и гра­финя в ужа­се по­дума­ла, что, не об­ла­дая си­лами, она да­же не су­ме­ет за­щитить­ся. Быть мо­жет, ка­питан был прав, го­воря о том, что есть что-то го­раз­до уни­зитель­нее мытья по­лов.
«Я от­дам ему все свои ук­ра­шения, и он не ста­нет при­касать­ся ко мне. В прош­лый раз ведь не при­кос­нулся» - ус­по­ка­ива­ла се­бя гра­финя.
- Толь­ко по­тому, что мне нра­вят­ся твои ра­боты, - от­ве­тил ста­рик. – Я возь­му за нее еще де­сять бы­ков.
- Не­дав­но вы не хо­тели да­вать за нее да­же шку­ры ста­рого ос­ла, - Ко­сэю яв­но не пон­ра­вилась це­на, и это чер­тов­ски у­яз­ви­ло са­молю­бие гра­фини. Не­уже­ли этот не­вос­пи­тан­ный че­ловек ку­пит ее, слов­но ка­кую-то без­душную вещь, при этом еще и тор­гу­ясь, точ­но на рын­ке.
В ито­ге тор­ги сос­то­ялись. Ко­сэй смог сбить це­ну до се­ми бы­ков, и Нах­ти не­охот­но сог­ла­сил­ся. За­тем ора­кул от­дал при­каз ра­бам, и спус­тя ка­кое-то вре­мя в зал внес­ли Ин­ге­мара и ка­мен­ную ста­тую кра­сивой мо­лодой жен­щи­ны. Ли­лит в рас­те­рян­ности смот­ре­ла на из­можден­но­го ка­пита­на, чья ру­ка креп­ко сжи­мала ру­ку ста­туи. Эрис­тель что-то упо­минал о том, что ка­пита спас ко­му-то жизнь, но, Гос­по­ди, не та­кой же це­ной. Он сам был ед­ва жив!
Лар­сен, ка­залось, не за­мечал гра­фини. Он был нас­толь­ко из­му­чен, что не ви­дел ни­кого вок­руг се­бя. Ему бе­зум­но хо­телось спать. Раз­го­воры, до­носив­ши­еся до не­го со сто­роны, уже бы­ли ему от­кро­вен­но без­различ­ны. Его и по­допыт­ную ку­да-то уно­сили. Он чувс­тво­вал, как его кла­дут на ка­кую-то по­воз­ку, и со­лома по­калы­ва­ет его ко­жу. За­тем те­лега тро­нулась. На ули­це бы­ло жар­ко, сол­нце пек­ло, слов­но в пре­ис­подней, и ли­цо ка­пита­на ми­гом пок­ры­лось ис­па­риной. Но ка­мень под­ле не­го по-преж­не­му ос­та­вал­ся прох­ладным. Ка­залось, да­же сол­нечные лу­чи не мог­ли прог­реть его ос­но­ватель­но.
- Идем, вещь! – ус­лы­шала Ли­лит рез­кий го­лос сво­его но­вого хо­зя­ина. От не­ожи­дан­ности она вздрог­ну­ла и по­пыта­лась бы­ло отс­тра­нить­ся от сте­ны, как по­шат­ну­лась и ед­ва не упа­ла. Бо­же, по­чему она бы­ла нас­толь­ко сла­ба имен­но сей­час? По­чему дол­жна под­вергать­ся та­ким уни­жени­ям?
Тог­да крас­но­воло­сый прик­рикнул на Ли­лит еще раз.
- Жи­вее! Я не бу­ду пов­то­рять сот­ню раз!
Гра­финя бро­сила на не­го го­рящий взгляд, но фи­зичес­кая сла­бость бы­ла силь­нее ее злос­ти.
- Она да­же на но­гах не дер­жится, - в го­лосе Нах­ти от­четли­во слы­шалось от­вра­щение. Тог­да Ко­сэй гру­бо вы­ругал­ся и нап­ра­вил­ся к Ли­лит. В ка­кой-то миг гра­фине по­каза­лось, что он сей­час уда­рит ее, и де­вуш­ка заж­му­рилась. Но вмес­то это­го но­во­ис­пе­чен­ный хо­зя­ин гру­бо под­хва­тил ее на ру­ки и быс­трым ша­гом нап­ра­вил­ся вон из хра­ма. Бес­по­мощ­ность этой дев­ки страш­но бе­сила его, но ждать, по­ка она до­пол­зет до его до­ма, он не хо­тел. Впер­вые столь ры­цар­ский жест, ко­торый вос­пе­вал­ся во всех ро­манах, по­казал­ся Ли­лит неп­ри­ят­ным. Ее схва­тили, слов­но ка­кой-то не­оду­шев­ленный пред­мет, гру­бо и собс­твен­ни­чес­ки, от­че­го гра­финя по­чувс­тво­вала се­бя уни­жен­ной.
Ес­ли пе­ренес­тись на нес­коль­ко до­мов даль­ше и заг­ля­нуть в ок­но од­но­го из них, то мож­но бы­ло уви­деть, как ко­жа од­ной из са­мых бо­гатых жен­щин это­го го­рода вновь на­чала се­реть. Де­вуш­ка изо всех сил пы­талась сов­ла­дать со сво­им не­дугом са­мос­то­ятель­но, но в ито­ге бо­лезнь в оче­ред­ной раз на­чала брать верх. С то­го вре­мени, как Ака­на встре­тилась с Не­фер­та­ри, она не поль­зо­валась ус­лу­гами сво­его «ле­каря». С тех пор прош­ло че­тыре ча­са, и де­вуш­ка уже на­чала по­думы­вать о том, что она на­конец спра­вилась. Ин-теп от­сту­пил, сдал­ся, но ра­дость ока­залась преж­девре­мен­ной. Те­перь ее ко­жа на­чала се­реть так быс­тро, что Ака­на бук­валь­но бе­гом бро­силась в ком­на­туш­ку сво­его ра­ба, бо­ясь, что каж­дый миг про­мед­ле­ния мо­жет стать для нее пос­ледним. Но у две­рей она все же зас­та­вила се­бя ус­по­ко­ить­ся. Пер­вым де­лом она за­мети­ла под­нос с нет­ро­нутой едой и кув­шин, по-преж­не­му на­пол­ненный во­дой. Лес­ков де­монс­тра­тив­но выс­та­вил это за дверь, не столь про­яв­ляя свою гор­дость, сколь же­лая не ви­деть ис­ку­шения. Страх, что ему что-то под­сы­пят, не от­пускал его, по­это­му во­да в до­ме Не­фер­та­ри до сих пор вспо­мина­лась Лес­ко­ву, как са­мый вкус­ный на­питок из всех, что ему до­води­лось про­бовать. Ка­кой к чер­ту конь­як с ка­ким-то там ве­ликим сро­ком вы­дер­жки, ког­да обыч­ная во­да мо­жет быть та­кой пря­ной.
Ког­да Ака­на заш­ла в ком­на­ту, Дмит­рий сто­ял у ок­на. Он обер­нулся не сра­зу, прек­расно по­нимая, кто мог явить­ся к не­му спус­тя прой­ден­ное вре­мя, но за­тем мол­ча приб­ли­зил­ся к сво­ей гостье и пос­мотрел ей в гла­за. Де­мон вновь от­сту­пил, поз­во­ляя Ака­не на ка­кое-то вре­мя по­чувс­тво­вать се­бя в бе­зопас­ности. Но то, как Дмит­рий вел се­бя с ней, зас­тавля­ло де­вуш­ку злить­ся. В этот миг ей по­каза­лось, что она ед­ва ли не не­нави­дит его. Ей за­хоте­лось не­мед­ленно сло­мать это­го ра­ба, ко­торый сме­ет смот­реть на нее со снис­хожде­ни­ем. И в тот же миг ее гла­за ок­ра­сились чер­ным. Ин-теп при­давал ей сил, и Дмит­рий сам не ус­пел по­нять, как на­чал опус­кать­ся на ко­лени. Вот толь­ко уже че­рез миг Ака­на са­ма по­няла, что то­же сто­ит на ко­ленях, нап­ро­тив сво­его ра­ба. Нес­коль­ко се­кунд оба рас­те­рян­но смот­ре­ли друг на дру­га, а за­тем Ака­на не вы­дер­жа­ла и вне­зап­но ти­хо рас­сме­ялась.
- Отец го­ворил про от­ра­жение, но я ни­как не ожи­дала, что мы бу­дем по­хожи да­же в уп­рямс­тве, - ти­хо про­из­несла она. – Всё слиш­ком глу­по. Я ве­ду се­бя, как ре­бенок, не так ли? Не­нави­жу те­бя нас­толь­ко силь­но, что пы­та­юсь под­чи­нить сво­ей во­ле. И под­чи­ня­юсь вмес­те с то­бой.
Лес­ков ед­ва за­мет­но улыб­нулся угол­ком губ.
- На тво­ем мес­те я бы боль­ше за­ботил­ся о том, как под­чи­нить Ин-теп.
- Я за­бочусь, но мою не­нависть к те­бе ник­то не от­ме­нял, - Ака­на ус­мехну­лась и под­ня­лась с по­ла. То, что Дмит­рий не­мед­ленно под­нялся сле­дом, вновь выз­ва­ло у нее улыб­ку.
- Точ­но, как от­ра­жение. Гля­дя на те­бя, я вспом­ни­ла се­бя в детс­тве. Я очень бо­ялась иг­рать у свя­щен­но­го во­до­ема. Ты, на­вер­ное, не ви­дел его, так как ра­бам не доз­во­лено в нем ку­пать­ся. Я пом­ню, как си­дела на бе­регу, и мне ка­залось, что в во­де жи­вет моя сес­тра. Ког­да она ме­ня ви­дела, то бы­ла ли­бо ис­пу­ган­ной, ли­бо сер­ди­той. И од­нажды од­на из ра­бынь от­ца за­мети­ла мое по­веде­ние и ска­зала: а ты поп­ро­буй ей улыб­нуть­ся. Поп­ро­буй кос­нуть­ся ру­кой ее ру­ки. И с тех пор моя при­думан­ная сес­тра бы­ла ра­да ме­ня ви­деть. Боль­ше мы не ру­гались и не бо­ялись друг дру­га. Мо­жет, с то­бой поп­ро­бовать сде­лать то же са­мое? Нач­нем на­ше зна­комс­тво сна­чала. Нап­ри­мер, про­гуля­ем­ся по рын­ку. Ку­пим еды и фрук­то­вой во­ды, а за­тем пой­дем к ре­ке.
Лес­ков скеп­тично слу­шал ис­то­рию про от­ра­жение, од­на­ко сло­ва о еде вос­при­нял с ку­да боль­шим во­оду­шев­ле­ни­ем. Го­лод был нас­толь­ко силь­ным, что в пос­леднее вре­мя Дмит­рий на­чал ло­вить се­бя на мыс­ли, что ча­ще ду­ма­ет о кус­ке соч­но­го жа­рен­но­го мя­са, не­жели о по­беге.
- Идем пря­мо сей­час, - с эти­ми сло­вами Ака­на пер­вой выш­ла из ком­на­ты. Лес­ков чуть по­мед­лил, не же­лая по­казать­ся двор­ня­гой, ко­торой по­каза­ли ку­сок кол­ба­сы, а за­тем нес­пешно нап­ра­вил­ся сле­дом за де­вуш­кой. Но вый­ти из до­ма се­год­ня им так и не уда­лось. До­рогу им прег­ра­дил Эма­фи­он, фи­гура ко­торо­го по­яви­лась пря­мо пе­ред ни­ми.
- Отец! – вос­клик­ну­ла егип­тянка и с поч­те­ни­ем низ­ко пок­ло­нилась. Лес­ков не­хотя пок­ло­нил­ся сле­дом, чувс­твуя, как в гру­ди вновь вски­па­ет зло­ба. Эма­фи­она он не ви­дел с тех пор, как тот «наг­ра­дил» его, и в этот миг ему до бе­зумия за­хоте­лось, что­бы де­мон, на­ходя­щий­ся в Ака­не, прос­нулся. С ка­ким удо­воль­стви­ем он сей­час наб­лю­дал бы за тем, как Ин-теп рас­прав­ля­ет­ся с не­навис­тным ора­кулом.
- При­шел но­вый день, - су­хо про­из­нес Эма­фи­он, об­ра­ща­ясь к до­чери, – а де­мон как вла­дел то­бой, так и про­дол­жа­ет вла­деть. Ты сно­ва хо­чешь ра­зоча­ровать сво­его от­ца?
- Се­год­ня я удер­жи­вала его доль­ше, - по­пыта­лась бы­ло за­щитить­ся Ака­на. – В этот раз сол­нце под­ня­лось го­раз­до вы­ше.
- Нет, ди­тя моё, ме­ня не ин­те­ресу­ют пе­ред­ви­жения сол­нца, по­ка ты не под­чи­нила Ин-теп по-нас­то­яще­му. А ты, по-мо­ему, не хо­чешь ее под­чи­нять. Те­перь у те­бя есть бо­лее ин­те­рес­ные за­нятия. У те­бя по­яви­лась но­вая вещь, ко­торая соп­ро­вож­да­ет те­бя пов­сю­ду, вы­зывая за­висть у дру­гих гос­под. При этом ты поз­во­ля­ешь ему про­яв­лять свой нрав. Ра­бы го­ворят, что твоя но­вая вещь сме­ет от­ка­зывать­ся от еды и во­ды, а ты ни­как не прис­тру­нишь ее. Ты поз­во­ля­ешь ей та­кое по­веде­ние и тем са­мым уни­жа­ешь сво­его от­ца.
- Нет же, всё не так! – на­чала бы­ло Ака­на, но вне­зап­но Эма­фи­он с си­лой уда­рил ее по ли­цу. Вздрог­нув, де­вуш­ка при­жала ла­донь с ушиб­ленно­му мес­ту и по­чувс­тво­вала во рту мед­ный прив­кус кро­ви. Дмит­рий не вме­шивал­ся. Он не пы­тал­ся пе­рех­ва­тить бе­зоб­разную ру­ку ора­кула, не со­бирал­ся про­из­но­сить ус­тра­ша­ющую речь о том, что нель­зя бить жен­щин. Лишь хлад­нокров­но наб­лю­дал. Те­перь от­но­шения в этой се­мей­ке ста­нови­лись ему по­нят­нее, но, быть мо­жет, за столь силь­ным ува­жени­ем к сво­ему от­цу де­вуш­ка пря­тала не­нависть? Ее гла­за не ув­лажни­лись сле­зами, а вспых­ну­ли яростью. Ра­зуме­ет­ся, лишь на мгно­вение, за­тем Ака­на вновь выг­ля­дела крот­кой.
- Я люб­лю те­бя, ди­тя, и хо­чу, что­бы ты по­нима­ла, что всё, что я де­лаю, это те­бе во бла­го, - мяг­ко ска­зал ора­кул, лас­ко­во пог­ла­див де­вуш­ку по ушиб­ленно­му мес­ту. Его бе­зоб­разный па­лец кос­нулся раз­би­той гу­бы до­чери, раз­ма­зывая кровь. – Я хо­чу, что­бы ты ста­ралась, Ака­на! Ты ста­новишь­ся за­виси­мой не толь­ко от де­мона, но и от ве­щи, ко­торую я при­об­рел для аре­ны. Не для те­бя. Вещь дол­жна оку­пать се­бя. До бо­ев ос­та­лось все­го нес­коль­ко дней, и за это вре­мя ты дол­жна под­чи­нить Ин-теп. Пусть вещь по­может те­бе ос­во­бодить ее на­поло­вину, а за­тем ты бу­дешь удер­жи­вать ее. По­няла?
- Отец, я не смо­гу, - еле слыш­но про­из­несла Ака­на. – Де­мон пог­ло­ща­ет ме­ня каж­дый раз, ког­да я...
Хлес­ткая по­щечи­на зас­та­вила ее прер­вать­ся.
- Ты ме­ня ус­лы­шала, ди­тя, - ти­хо про­из­нес ора­кул. – То, что ты ста­ра­ешь­ся, не оп­равды­ва­ет те­бя. Ес­ли те­бе бу­дет спо­кой­нее, вещь бу­дет пос­то­ян­но на­ходить­ся при те­бе. Бу­дет спать у тво­их ног, и ты в лю­бое мгно­вение мо­жешь ей вос­поль­зо­вать­ся. Те­перь зай­мись де­лом, Ака­на. По­ка твой отец не на­чал сер­дить­ся. Ты же зна­ешь, я очень не люб­лю на те­бя сер­дить­ся, ведь тог­да слу­ча­ет­ся не­хоро­шее.
Лес­ков пе­ревел взгляд на ис­пу­ган­ное ли­цо Ака­ны, при­киды­вая, что тво­рил с ней этот из­верг. Хоть вли­яние от­ца и силь­но на нее, но это лишь по­тому, что она счи­та­ет его са­мым близ­ким че­лове­ком, ко­торый яко­бы же­ла­ет ей доб­ра. А что ес­ли этот близ­кий че­ловек ста­нет дру­гим? Впер­вые Дмит­рий за­думал­ся над тем, что­бы по­менять так­ти­ку и на­чать об­щать­ся с этой де­вицей со­вер­шенно дру­гим то­ном. Ра­зуме­ет­ся, не сра­зу. Она не глу­па и за­метит под­вох. Но ес­ли пос­те­пен­но...
Лес­ков с до­садой поп­ро­щал­ся с мыслью о про­гул­ке по рын­ку и воз­можнос­ти хоть что-то по­жевать, но сей­час его за­боти­ло сле­ду­ющее: нуж­но бы­ло сде­лать так, что­бы Ака­на пре­быва­ла в соз­на­нии, но при этом Ин-теп вли­ял на ее пси­хику. Нап­ри­мер, зас­тавлял ре­аги­ровать на жес­то­кость жес­то­костью.
Ака­на ве­лела Дмит­рию вер­нуть­ся в свою ком­на­ту и поз­ва­ла его к се­бе спус­тя час. К сво­ему удив­ле­нию Лес­ков за­метил, что кро­вавая сса­дина до сих пор кра­су­ет­ся на гу­бе де­вуш­ки, слов­но Эма­фи­он зап­ре­тил ей ис­це­лять ра­ны. На миг он встре­тил­ся с Ака­ной взгля­дом, и она пос­пешно от­верну­лась, слов­но сты­дилась то­го, что Дмит­рий стал сви­дете­лем их ссо­ры с от­цом. На­личие лю­бого дру­гого ра­ба в ком­на­те ни сколь не сму­тило бы егип­тянку, но пе­ред этим че­лове­ком она слиш­ком час­то ока­зыва­лась сла­бой. Не хва­тало еще, что­бы отец бил ее у не­го на гла­зах.
Ака­на пер­вой опус­ти­лась на ко­вер и ве­лела Дмит­рию сесть нап­ро­тив, пос­ле че­го, ста­ратель­но скры­вая вол­не­ние, про­из­несла:
- Ос­во­боди Ин-теп. Но ров­но нас­толь­ко, что­бы я мог­ла ос­та­вать­ся со­бой.
- Ты по­нима­ешь, нас­коль­ко это опас­но? – Лес­ков не ожи­дал, что она ос­ме­лит­ся пот­ре­бовать у не­го по­доб­ное. Да, отец уда­рил ее, но это не оз­на­ча­ет, что нуж­но сра­зу бро­сать­ся в про­пасть, не удо­сужив­шись про­верить уз­лы на ве­рев­ке.
- Де­лай, - сквозь зу­бы про­цеди­ла Ака­на. Ее гла­за гнев­но свер­кну­ли: еще не хва­тало, что­бы раб вли­ял на ее ре­шимость.
- Поз­воль дать те­бе со­вет?
Егип­тянка чуть нах­му­рилась, но за­тем все же кив­ну­ла.
- Ког­да ты по­чувс­тву­ешь при­сутс­твие де­мона, ду­май не о нем и не о спо­собах его удер­жать, а о се­бе. Быть мо­жет, ты тер­пишь по­раже­ние по­тому, что твое соз­на­ние уже за­нято де­моном, нес­мотря на то, что он еще да­же не про­будил­ся.
- Ты ни­чего об этом не зна­ешь, - рез­ко от­ве­тила Ака­на. – Хва­тит тя­нуть вре­мя.
«Как при­каже­те, «Ва­ше ве­личес­тво»!» - мрач­но по­думал Лес­ков. Ему чер­тов­ски не хо­телось вы­пус­кать Ин-теп на сво­боду. Эта тварь бы­ла слиш­ком неп­ред­ска­зу­емой, по­это­му при мыс­ли о том, что он вновь встре­тит­ся с ней ли­цом к ли­цу, муж­чи­не ста­ло не по се­бе. Но вот его гла­за ок­ра­сились мед­ным, и в ту же се­кун­ду ко­жа де­вуш­ки на­чала се­реть. Ра­дуж­ки ее глаз пок­расне­ли и ста­ли раз­мы­тыми. То, как стре­митель­но Ака­на под­ня­лась на но­ги, уже го­вори­ло о том, что эк­спе­римент про­валил­ся. В од­но мгно­вение она ока­залась на дру­гой сто­роне ком­на­ты и за­мер­ла, при­жима­ясь спи­ной к сте­не. Ка­кое-то вре­мя она мол­ча­ла, и Дмит­рий пред­по­ложил, что Ака­не все-та­ки уда­ет­ся удер­жи­вать «зве­ря на це­пи», но вне­зап­но де­вуш­ка ди­ко рас­хо­хота­лась. Она по­ходи­ла на ума­лишен­ную, ко­торая выр­ва­лась на сво­боду и те­перь не зна­ла, чем ей за­нять­ся в пер­вую оче­редь. Ее гла­за быс­тро сколь­зну­ли по ком­на­те, а за­тем ос­та­нови­лись на Дмит­рии. Муж­чи­на мед­ленно под­нялся с по­ла, вни­матель­но сле­дя за су­щес­твом, что сей­час на­ходи­лось пе­ред ним. Его сер­дце за­билось ча­ще, и уже зна­комый страх на­чал зак­ра­дывать­ся в сер­дце. Лес­ков еще слиш­ком хо­рошо пом­нил, на что спо­соб­на эта тварь.
- Ты на­рушил обе­щание, - ти­хо про­из­несла Ин-теп. – И при этом сдер­жал его. Я по-преж­не­му за­пер­та и в то же вре­мя сво­доб­на. В тюрь­ме и вне тюрь­мы од­новре­мен­но.
Ин-теп за­дум­чи­во про­вела ру­кой по сте­не, а за­тем, скло­нив го­лову на бок, вновь пос­мотре­ла на Дмит­рия. За­тем ее гу­бы рас­тя­нулись в хищ­ной улыб­ке.
Он не ус­пел ос­ту­пить да­же на шаг: так вне­зап­но су­щес­тво ока­залось пря­мо пе­ред ним. Ру­ка де­мона лег­ла ему на шею, и это неж­ное при­кос­но­вение зас­та­вило муж­чи­ну вздрог­нуть, как от уда­ра.
- Ти­ше, я не при­чиню те­бе вре­да, - мяг­ко про­из­несла де­вуш­ка, сколь­зя паль­ца­ми по его шее. Лес­ков знал, что, по­ка тварь не зах­ва­тила те­ло Ака­ны пол­ностью, он мо­жет зас­та­вить ее ис­чезнуть в лю­бую ми­нуту, но пе­ред этим ему хо­телось уз­нать у нее кое-что. По­это­му он поз­во­лял де­мону об­ни­мать се­бя за шею, слов­но лю­бимой жен­щи­не. Ру­ка Ин-теп пе­ремес­ти­лась ему на за­тылок, лас­ко­во пе­реби­рая во­лосы. Но вне­зап­но Ди­ма ед­ва не за­шипел от бо­ли, ког­да де­мон сжа­ла паль­цы в ку­лак и рыв­ком зас­та­вила его зап­ро­кинуть го­лову. Ее гу­бы кос­ну­лись моч­ки его уха, го­рячее ды­хание опа­лило ко­жу.
- Да­вай убь­ем их всех, - ус­лы­шал он ше­пот де­мона. – Ос­та­нем­ся толь­ко ты и я. Це­лый го­род бу­дет ле­жать у на­ших ног.
Лес­ков не ше­велил­ся, не же­лая про­воци­ровать эту тварь, но на де­ле его ус­по­ка­ива­ло толь­ко то, что де­мон не об­рел свою пол­ную си­лу. Хоть он и дви­гал­ся быс­трее обыч­но­го, но фи­зичес­ки еще ос­та­вал­ся че­лове­ком. Те­перь Дмит­рий хо­тел дос­лу­шать то, что ему пред­ла­гали. Слов­но про­читав его мыс­ли, Ин-теп кос­ну­лась язы­ком его ко­жи и за­тем при­жалась гу­бами к шее, же­лая на­яву по­чувс­тво­вать его уча­щен­ный пульс. Страх рас­те­кал­ся по его ве­нам, та­кой слад­кий, что Ин-теп хо­телось вон­зить зу­бы в гор­ло Дмит­рия и поп­ро­бовать его страх на вкус. Но не сей­час.
- Я убью для те­бя всех ора­кулов, - от ее ше­пота по ко­же Лес­ко­ва по­бежа­ли му­раш­ки. Тварь слов­но чи­тала его мыс­ли, и так хо­телось под­дать­ся и по­верить ей. Она под­ни­мала в нем злость, чес­то­любие, жаж­ду мес­ти за каж­дое свое уни­жение в этом прок­ля­том го­роде. – Я при­несу те­бе их го­ловы и раз­ло­жу у тво­их ног, что­бы ты мог нас­ла­дить­ся сво­ей яростью. Или мы убь­ем их вмес­те. Нач­нем с Эма­фи­она или, ес­ли по­жела­ешь, ос­та­вим его на­пос­ле­док. Мы ос­во­бодим тво­их дру­зей и по­рабо­тим каж­до­го вра­га. Ты толь­ко не ме­шай мне.
- Луч­ше ска­жи, как мне выб­рать­ся из это­го го­рода, - ти­хо про­из­нес Дмит­рий. Ее смех вновь рас­сы­пал­ся му­раш­ка­ми по его ко­же.
- Те­бя дер­жит здесь прок­лятье, - про­шеп­та­ла Ин-теп. – Прок­лятье, ко­торое не­под­властно ни од­но­му жи­вому соз­да­нию. Прок­лятье, ко­торое мо­жет снять толь­ко мер­твый.
- А ты... мо­жешь снять его? – Дмит­рий ста­рал­ся не об­ра­щать вни­мания на то, как гу­бы де­мона все нас­той­чи­вее це­лу­ют его шею.
- Так же лег­ко, как одеж­ду с это­го те­ла...
Пь­яня­щее чувс­тво на­деж­ды, ко­торое да­вало ему это су­щес­тво, зас­тавля­ло Лес­ко­ва хо­теть ве­рить ус­лы­шан­но­му. Хо­телось вце­пить­ся в кро­хот­ный шанс на спа­сение и не от­пускать его до тех пор, по­ка Еги­пет не ис­чезнет, как страш­ный сон.
Ди­ма по­чувс­тво­вал, как Ин-теп вы­пус­ка­ет из паль­цев его во­лосы, и ее ру­ка вновь пе­реме­ща­ет­ся на его шею.
- Толь­ко поп­ро­си ме­ня, и я сде­лаю всё, что ты за­хочешь, - шеп­та­ла она.
- Тог­да сде­лай это: из­бавь го­род от прок­лятья, а я, в свою оче­редь, не бу­ду вме­шивать­ся в твои де­ла.
- Еще мгно­вение, и я ис­полню твою во­лю...
Толь­ко сей­час Дмит­рий уви­дел, что гла­за Ака­ны ста­ли прак­ти­чес­ки пол­ностью крас­ны­ми. И в этот са­мый миг в его соз­на­нии про­мель­кну­ла мысль, что, быть мо­жет, это не он сей­час пы­та­ет­ся ста­вить свои ус­ло­вия. Это де­мон иг­ра­ет с ним. Где га­ран­тии, что эта тварь вы­пол­нит свое обе­щание и не убь­ет его, ед­ва об­ре­тет власть над те­лом Ака­ны. Где га­ран­тии, что де­мон зна­ет, как снять прок­лятье? Слиш­ком мно­го слов и ни­каких фак­тов. Риск был слиш­ком ве­лик.
Гла­за Лес­ко­ва ок­ра­сились мед­ным, и пос­те­пен­но внеш­ность де­вуш­ки ста­ла преж­ней. Егип­тянка ус­та­ло опус­ти­лась на ко­вер и зак­ры­ла ли­цо ру­ками. Дмит­рий чувс­тво­вал се­бя не луч­ше. Быть мо­жет, еще мгно­вение, и он уже был бы в Рос­сии, и сей­час са­мым страш­ным в его жиз­ни бы­ло бы раз­бить ка­кую-то ста­рин­ную ва­зу, ко­торая чу­дом сох­ра­нилась в Эр­ми­таже. Он был зол на се­бя и в то же вре­мя не знал, как вос­при­нимать слу­чив­ше­еся. Но, в кон­це-кон­цов, нич­то не ме­ша­ет ему встре­тить­ся с Ин-теп еще раз. Или... Или най­ти спо­соб, как снять упо­мяну­тое им прок­лятье са­мос­то­ятель­но. Речь шла о мер­тве­цах, но, кто зна­ет, быть мо­жет, фран­цуз­ская ведь­ма что-то смыс­лит в этом. Или, что еще ско­рее, тот бе­лово­лосый кол­дун, ко­торый по­казал се­бя во вре­мя вы­лаз­ки за эпи­неф­ри­ном. Не он ли под­нял по­лови­ну мер­тве­цов Пе­тер­бурга, ког­да хо­тел пе­рек­лю­чить ата­ки ро­ботов на них.
«Нуж­но вы­яс­нить, где на­ходит­ся ведь­ма» - по­думал Лес­ков. За­тем, слов­но вспом­нив, что он не один, Дмит­рий, чуть по­мед­лив, все-та­ки об­ра­тил­ся к Ака­не:
- Как ты се­бя чувс­тву­ешь?
Егип­тянка мол­ча­ла, и это зас­та­вило муж­чи­ну нас­то­рожить­ся.
«Толь­ко не го­вори, что ты – по-преж­не­му де­мон» - в тре­воге по­думал он и ма­шиналь­но от­сту­пил на па­ру ша­гов. Но в тот же миг де­вуш­ка от­ве­тила.
- Ес­ли ты ду­мал, что ва­ша встре­ча прой­дет на­еди­не, то ты жес­то­ко оши­бал­ся, - ее го­лос был хо­лоден, а гла­за пы­лали. – За­бав­но по­луча­ет­ся... Я про­шу те­бя о по­мощи, а ты тор­гу­ешь­ся с Ин-теп, же­лая убить мо­его от­ца. И кто ты пос­ле это­го, вещь?
«Черт возь­ми...» - та­кой по­ворот стал для муж­чи­ны не­ожи­дан­ностью. Он ду­мал, что де­мон вы­тес­нил Ака­ну, но, ви­димо, дев­чонка ока­залась силь­нее.
- Я - обыч­ный че­ловек, ко­торый хо­чет сво­боды, - спо­кой­но от­ве­тил Дмит­рий. То, что Ака­на слы­шала его раз­го­вор с де­моном, бы­ло чер­тов­ски хре­ново, но оп­равды­вать­ся или уж тем бо­лее из­ви­нять­ся муж­чи­на не со­бирал­ся.
- И ты со­бирал­ся вос­поль­зо­вать­ся все­ми ее пред­ло­жени­ями? – те­перь в гла­зах Ака­ны вспых­нул гнев. Она рез­ко под­ня­лась на но­ги, не же­лая смот­реть на сво­его ра­ба сни­зу вверх. – Убить мо­его от­ца? Сде­лать­ся пра­вите­лем это­го го­рода? Ос­во­бодить дру­зей? Вер­нуть­ся до­мой? Вос­поль­зо­вать­ся мо­им те­лом?
- Тво­им те­лом уже поль­зу­ют­ся. Из все­го пе­речис­ленно­го толь­ко это и уп­равле­ние го­родом ка­жут­ся мне на­име­нее ин­те­рес­ным.
Нес­коль­ко се­кунд Ака­на мол­ча­ла. Ус­лы­шан­ное по­каза­лось ей нас­толь­ко уни­зитель­ным, что она ед­ва сдер­жи­валась, что­бы не уда­рить то­го, кто это про­из­нес.
- Ты прос­то по­рази­тель­но жес­ток, - ти­хо про­из­несла она. – А я еще ду­мала поп­ро­бовать с то­бой по­ладить. Уби­рай­ся прочь! Я бы хо­тела ска­зать, что не хо­чу те­бя ви­деть, но, к со­жале­нию, ты мне еще ну­жен.
Лес­ков по­нял, что пе­рег­нул пал­ку. А ведь он хо­тел на­ладить с этой де­вицей от­но­шения, а не ссо­рить­ся с ней еще боль­ше. Нуж­но бы­ло что-то ска­зать ей, что­бы она пе­рес­та­ла на не­го злить­ся, но все ва­ри­ан­ты, про­мель­кнув­шие у не­го в го­лове, ка­зались ему чем-то за­ис­ки­ва­ющим или ви­нова­тым, по­это­му ра­зом от­ме­тались.
- Пос­лу­шай, - на­конец про­из­нес он. – Я не хо­чу быть жес­то­ким к те­бе. И злюсь я не на те­бя, а на про­ис­хо­дящее со мной. Как бы ве­ла се­бя ты, ес­ли бы сей­час ока­залась мо­ей ра­быней? Ты ведь всег­да бы­ла гос­по­жой, а тут на те­бя на­дева­ют око­вы и на­чина­ют по­нукать хлыс­том. Ты бы сми­рилась?
- Я бы не ста­ла зак­лю­чать трус­ли­вые до­гово­ры с де­моном, - рез­ко от­ве­тила Ака­на.
- И тем не ме­нее сей­час ме­ня от­чи­тыва­ешь ты, а не де­мон.
- По­тому что ты ис­пу­гал­ся, что не сов­ла­да­ешь с ней. Она слы­шит твои мыс­ли. И я то­же их слы­шу. Так что не на­до при­киды­вать­ся. Те­перь я знаю, кто ты! Мой отец был прав, ска­зав, что те­бе нель­зя до­верять. Ухо­ди!
- К чер­ту, - Дмит­рий хо­тел бы­ло на­пом­нить де­вице, что ее го­рячо лю­бимый отец за­тол­кал в нее де­мона, с ко­торым сей­час так доб­лес­тно сра­жа­ет­ся, но вес­ти ди­алог с тем, кто от­талки­ва­ет от се­бя оче­вид­ное, не бы­ло смыс­ла. Он по­кинул ком­на­ту, чувс­твуя и злость, и об­легче­ние од­новре­мен­но. В кон­це-кон­цов ему уда­лось уз­нать хоть что-то от Ин-теп, раз­ве что при мыс­ли о при­кос­но­вени­ях это­го чу­дови­ща, Дмит­рия пе­редер­ну­ло...
Всё вре­мя до при­хода Сфин­кса, по­лицей­ский из ма­лень­ко­го аме­рикан­ско­го го­род­ка на­ходил­ся на це­пи. Да­же за столь от­но­ситель­но не­вели­кий срок, жа­ра из­мо­тала Рей­ва нас­толь­ко, что он го­тов был поп­ро­сить у Не­фер­та­ри про­щения. Не по­тому, что его гор­дость рас­та­яла на сол­нце, а по­тому, что здра­вый смысл на­чал на­поми­нать о се­бе всё ча­ще.
Ког­да Рей­вен уви­дел Сфин­кса, то по­чувс­тво­вал, как у не­го по­яв­ля­ет­ся на­деж­да. Он уже го­тов был тер­петь уда­ры в прох­ладном по­меще­нии с воз­можностью пить во­ду в лю­бой мо­мент, не­жели ле­жать здесь, из­не­могая от зноя. Тем­пе­рату­ра воз­ду­ха до­ходи­ла до со­рока вось­ми гра­дусов, и не бы­ло да­же воз­можнос­ти ук­рыть­ся в те­ни. Егип­тя­нин пос­мотрел на Хар­та с от­кро­вен­ным рав­но­души­ем, слов­но ни­чего осо­бен­но­го в про­ис­хо­дящем не ви­дит, а за­тем ог­ля­дел­ся по сто­ронам, слов­но же­лая най­ти ко­го-то, что­бы вы­яс­нить, в си­ле ли их тре­ниров­ки.
Не­фер­та­ри не зас­та­вила се­бя ждать. Пе­сок взвил­ся под но­гами Сфин­кса, и он скло­нил­ся в пок­ло­не преж­де, чем фи­гура егип­тянки пол­ностью сфор­ми­рова­лась.
- Ты сво­боден, Лев, - бро­сила она Сфин­ксу. – Я пе­реду­мала выс­тавлять это­го ра­ба на аре­ну. Пос­ле на­каза­ния от­дам его на стро­итель­ство пи­рамид.
Ус­лы­шав это, Рей­вен по­чувс­тво­вал, что уже не зна­ет, что луч­ше: уме­реть в бою или тас­кая тя­желые кам­ни под па­лящим сол­нцем. Он ожи­дал, что Сфинкс всту­пит­ся за не­го, но егип­тя­нин спо­кой­но кив­нул.
- Не­фер­та­ри, а, ес­ли я бу­ду слу­шать­ся, ты пе­реду­ма­ешь? – вос­клик­нул Харт, мыс­ленно не­нави­дя се­бя за то, что ему при­ходит­ся ид­ти на по­пят­ную. Ува­жения к се­бе это яв­но не при­бав­ля­ло, но прок­ля­тое сол­нце дей­ство­вало убе­дитель­нее лю­бых уг­роз. – Я хо­чу вы­иг­рать сво­боду. Так, как сде­лала это ты.
- Сво­боду? – егип­тянка бро­сила на Рей­ве­на мрач­ный взгляд. – Ты и трех бо­ев не про­дер­жишь­ся, о ка­кой сво­боде ты го­воришь? Твое са­модо­воль­ство на­чина­ет мне на­до­едать.
- Это не са­модо­воль­ство. Я не хо­чу си­деть на це­пи под па­лящим сол­нцем. Что я дол­жен сде­лать, что­бы ты от­пусти­ла ме­ня?
- Знаю я эти... «что я дол­жен сде­лать?». Я са­ма поль­зо­валась эти­ми трю­ками, а за­тем пос­ту­пала по-сво­ему.
- То есть, ты на­казы­ва­ешь ме­ня за то, что де­лала са­ма? – на ли­це Хар­та по­яви­лось не­под­дель­ное удив­ле­ние. – Ска­жи чес­тно, Не­фер­та­ри, ты ког­да-ни­будь са­ма пы­талась сбе­жать?
То, что Рей­вен за­дал этот воп­рос зря, он по­нял, за­метив, как ли­цо егип­тянки окон­ча­тель­но пом­рачне­ло. Она и Ко­сэй не прос­то ког­да-то пы­тались сбе­жать. Они за­нима­лись этим пос­то­ян­но, за что их с не мень­шим пос­то­янс­твом по­роли и ос­тавля­ли жа­рить­ся на сол­нце. Их вре­мен­но ли­шали спо­соб­ностей, пос­ле че­го из­мы­вались так, что Не­фер­та­ри уже го­това бы­ла сло­мать­ся. Тог­да она жа­лоб­но про­сила о ми­лос­ти, пос­ле че­го сно­ва пы­талась сбе­жать. Толь­ко ни она, ни Ко­сэй еще не по­нима­ли, что из это­го го­рода не бы­ло вы­хода. Вы­ход был на аре­не, и тог­да оба ре­шили на вре­мя скрыть свою не­нависть к гос­по­дам, стать по­кор­ны­ми и по­лучить воз­можность сра­жать­ся. То, как вел се­бя Рей­вен, вновь на­пом­ни­ло Не­фер­та­ри Ко­сэя. Этот муж­чи­на да­же не из­ви­нял­ся пе­ред сво­ими гос­по­дами, а так же на­чал тор­го­вать­ся, обе­щая быть пок­ла­дис­тым.
Но имен­но это вос­по­мина­ние поз­во­лило Рей­ве­ну по­чувс­тво­вать, как цепь, об­ви­вав­шая его щи­колот­ку, рас­тво­рилась, и Харт до­воль­но ус­мехнул­ся. Сфинкс то­же нес­коль­ко ожи­вил­ся.
- От­прав­ляй­тесь на тре­ниров­ку. Ве­чером я пос­мотрю, че­му те­бя на­учи­ли. Но но­чевать бу­дешь на це­пи. Я не поз­во­лю те­бе боль­ше сбе­жать, по­тому что из го­рода нет вы­хода. По­верь то­му, кто сам не раз со­вер­шал по­пыт­ку по­бега, - с эти­ми сло­вами Не­фер­та­ри рас­сы­палась в пе­сок и ис­чезла.
- Мог бы и всту­пить­ся за ме­ня, - про­из­нес Рей­вен, об­ра­тив­шись к Сфин­ксу. – В кон­це-кон­цов, я – твой единс­твен­ный уче­ник. Кто, ес­ли не я, бу­дет об­суждать с то­бой Биг Ма­ки?
Егип­тя­нин за­дум­чи­во скло­нил го­лову на бок, а за­тем мно­гоз­на­читель­но из­рек:
- Глу­бины ми­роз­да­ния не по­сеща­ют пус­тые ча­ши.
- Это что, ос­кор­бле­ние? – Рей­вен хму­ро по­косил­ся на сво­его учи­теля. То, что во­ин кив­нул, ра­зоз­ли­ло по­лицей­ско­го.
- Сам ты – пус­тая ча­ша. Весь та­кой из се­бя Чак Нор­рис, а как дев­ку уви­дел, сра­зу хвост под­жал. Ни дать ни взять лев из стра­ны Оз.
- Лев – Чак Нор­рис, ко­торый ко­лосит­ся в стра­не Оз, - по­дыто­жил Сфинкс, нес­коль­ко оза­дачен­ный тем, что он толь­ко что ска­зал. Рей­вен бро­сил снис­хо­дитель­ный взгляд на сво­его стран­но­го «дру­га», пос­ле че­го пер­вым нап­ра­вил­ся в сто­рону пи­рами­ды Во­инов. Здесь Сфинкс поз­во­лил ему на­пить­ся, и за­тем оба прис­ту­пили к тре­ниров­ке. Силь­ных из­ме­нений со вче­раш­не­го не бы­ло, но Харт хо­тя бы на­чал при­выкать к бо­ли, и она все ре­же вы­бива­ла его из ко­леи. Те­перь аме­рика­нец пы­тал­ся вспом­нить все, че­му его обу­чили в по­лицей­ской ака­демии. Ко­неч­но, на фо­не Сфин­кса ему уме­ния бы­ли нич­то, но всё рав­но луч­ше чем ни­чего. В ка­кой-то миг Рей­вен по­думал об Ин­ге­маре. Смог бы он одо­леть Сфин­кса в ру­копаш­ном бою. Ве­ро­ят­нее все­го, нет.
К кон­цу тре­ниров­ки Рей­вен ед­ва дер­жался на но­гах. Имен­но в тот мо­мент, ког­да он ус­та­ло опус­тился на пол, в за­ле по­яви­лась Не­фер­та­ри. Оце­нив по­битый вид сво­его ра­ба, она рез­ко про­из­несла:
- Вы­пей и за­щищай­ся, - с эти­ми сло­вами она бро­сила Хар­ту пу­зырек в зель­ем, ко­торое он пил вче­ра для вос­ста­нов­ле­ния сил. Этот сво­его ро­да до­пинг по­мог по­лицей­ско­му прий­ти в се­бя. Не­фер­та­ри пред­почла сра­зу взять­ся за кин­жа­лы. Мет­кость Рей­ве­на приш­лась ей по вку­су, и в ка­кой-то миг ей по­каза­лось, что на дан­ный мо­мент ее спа­са­ет от­нюдь не ско­рость, а спо­соб­ность вов­ре­мя рас­сы­пать­ся в пе­сок. За­то те­ло по­лицей­ско­го бы­ло ис­по­лосо­вано по­реза­ми, от­че­го чер­ная че­шуя пок­ры­вала ед­ва ли не все его те­ло, не скры­тое дос­пе­хами.
- Про­дер­жишь­ся не боль­ше двух бо­ев. И то, бла­года­ря тво­ей зме­иной шку­ре, - по­дыто­жила Не­фер­та­ри, бес­це­ремон­но про­ведя паль­ца­ми по плас­ти­нам че­шуи. – У те­бя есть дру­гая фор­ма? Нап­ри­мер, Сфинкс об­ра­ща­ет­ся в ль­ва, Ко­сэй в пти­цу. А ты? В коб­ру?
- Нет, - от­ве­тил Харт, смы­вая с се­бя кровь. Тре­ниров­ка по­дош­ла к кон­цу, и он ед­ва дер­жался на но­гах. В этот раз Не­фер­та­ри бы­ла ку­да без­жа­лос­тнее, чем вче­ра. Ви­димо, все еще зли­лась за его не­удав­ший­ся по­бег. Рей­вен не за­хотел рас­ска­зывать Не­фер­та­ри о том, чем он не вла­дел. В дра­кона он смог об­ра­тить­ся лишь од­нажды, ког­да Дмит­рий вко­лол ему эпи­неф­рин. Но сей­час он вряд ли за­хочет де­лить­ся сво­ей сы­ворот­кой, по­это­му раз­гла­голь­ство­вать о том, че­го нет, Рей­вен не стал.
Ког­да они по­кину­ли пи­рами­ду, сол­нце уже кло­нилось к за­кату. По­лицей­ский мол­ча шел сле­дом за Не­фер­та­ри, слов­но на­конец сми­рив­шись со сво­ей участью ра­ба. И егип­тянке это не пон­ра­вилось. Обер­нувшись на не­го, она рез­ко про­из­несла:
- Что та­кое – этот твой мир, в ко­торый ты так стре­мил­ся убе­жать? Не­уже­ли он нас­толь­ко силь­но пре­вос­хо­дит Еги­пет, что ты го­тов был рис­ко­вать жизнью, что­бы вер­нуть­ся? Наш го­род – ве­личай­ший из го­родов, и ты дол­жен быть бла­года­рен за честь на­ходить­ся здесь.
Гла­за Рей­ве­на вспых­ну­ли, и егип­тянка мыс­ленно ус­мехну­лась. Бо­ги, как же он по­ходил на Ко­сэя еще до то­го, как прок­лятье от­ра­вило его. Хо­тя нет, уже тог­да Ко­сэй бы тол­кнул ее и, обоз­вав ду­рой, на­чал рас­ска­зывать сказ­ку про ка­кой-то там дру­гой мир. Ви­димо, этот чу­жак уте­шал се­бя по­доб­ны­ми рос­сказ­ня­ми. На де­ле же Не­фер­та­ри по­лага­ла, что он – раб, при­везен­ный из дру­гой стра­ны, где лю­ди но­сят бе­лую ко­жу. Хо­тя се­год­ня егип­тянка с до­садой за­мети­ла, что бе­лая ко­жа Хар­та на­чала тем­неть, и это край­не не пон­ра­вилось ей. Она ре­шила, что боль­ше не бу­дет ос­тавлять его на сол­нце, что­бы не изу­родо­вать по­доб­ную кра­соту.
- Ну же, рас­ска­жи мне о сво­ем ми­ре, чу­жак! – пот­ре­бова­ла Не­фер­та­ри.
Рей­вен не знал, как рас­ска­зывать о том, о чем егип­тянка да­же не име­ет пред­став­ле­ния, по­это­му по­пытал­ся го­ворить «на ее язы­ке»:
- На­ши по­воз­ки ез­дят без ло­шадей. Лю­ди ле­та­ют в брю­хе ог­ромных ме­тал­ли­чес­ких птиц. А на­ши до­ма тя­нут­ся до об­ла­ков. Поч­ти всю зем­лю в на­ших го­родах пок­ры­ва­ет ка­мень, и сол­нца прак­ти­чес­ки не вид­но, так как кру­гом тень от до­мов.
На миг Не­фер­та­ри за­мер­ла, нас­то­рожен­но гля­дя на Хар­та. В ее гла­зах чи­талось вос­кли­цание: «Ты врешь!», но она ре­шила дос­лу­шать его до кон­ца.
- Про­дол­жай, - ти­хо про­из­несла она.
Харт лишь по­жал пле­чами.
- В каж­дом до­ме есть ящик, ко­торый пе­реда­ет но­вос­ти со всех кон­цов све­та. Под зем­лей но­сят­ся ог­ромные ме­тал­ли­чес­кие змеи, ко­торые пе­рево­зят лю­дей внут­ри се­бя. Та­кие же змеи есть и над зем­лей... Рабс­тво у нас от­ме­нили, за свой труд мы по­луча­ем... дол­ла­ры. Это наз­ва­ние на­ших де­нег.
- И что же ты де­лал в этом сво­ем ми­ре? – по­ин­те­ресо­валась егип­тянка. – Ты – не ве­ликий во­ин, не ора­кул и не об­ла­да­ешь зо­лоты­ми во­лоса­ми, что­бы по­ражать гос­под в до­ме утех.
У Рей­ве­на нер­вно дер­ну­лась бровь. Ви­димо, рас­ска­зывать этой де­вице о за­коно­датель­ной сис­те­ме Со­еди­нен­ных Шта­тов не бы­ло смыс­ла, по­это­му он от­ве­тил сле­ду­ющим об­ра­зом:
- Я сле­дил за по­ряд­ком, что­бы не бы­ло гра­бежей и убий­ств.
- То есть, ты от­се­кал ру­ки во­рам?
- Нет, в на­шем ми­ре мы за­пира­ем их в клет­ки...
- За­чем? Кто-то ведь дол­жен кор­мить их. А ес­ли они ви­нов­ны, то чем зас­лу­жили эту еду? Или в ва­шем го­роде нет ни боль­ных, ни ни­щих, и по­это­му вы раз­да­ете еду тем, кто ко­го-то ог­ра­бил или убил?
- Мы пы­та­ем­ся их пе­ревос­пи­тать.
- От­ру­бите им ру­ки и ос­тавь­те на сол­нце, но уж точ­но не кор­ми­те!
Не­фер­та­ри са­ма не за­мети­ла, как этот раз­го­вор стал ей ин­те­ресен. В пос­леднее вре­мя Ко­сэй был единс­твен­ным муж­чи­ной, с ко­торым она мог­ла раз­го­вари­вать. Ос­таль­ные бы­ли нуж­ны ей лишь для тре­ниро­вок или пос­те­ли. Хоть Рей­вен и нес не­сус­ветную чушь, тем не ме­нее егип­тянка все боль­ше пог­ру­жалась в его рас­сказ. Ес­ли Харт лгал, то де­лал это весь­ма уме­ло и про­думан­но. На каж­дый воп­рос у не­го бы­ло объ­яс­не­ние, слов­но Рей­вен не один год при­думы­вал свою сказ­ку. Те­перь взгляд Не­фер­та­ри сде­лал­ся ку­да бо­лее при­дир­чи­вым. Она рас­смат­ри­вала сво­его со­бесед­ни­ка, слов­но пы­талась най­ти до­каза­тель­ства то­го, что при­думан­ный мир дей­стви­тель­но су­щес­тву­ет.
- А у те­бя есть еще да­ры бо­гов? Из тво­его ми­ра? – вдруг спро­сила она. Рей­вен кив­нул.
- Идем, по­кажешь мне!
Тем вре­менем в до­ме Все­видя­щего раз­во­рачи­валась це­лая тра­гедия. Ро­са хо­хота­ла во весь го­лос, в то вре­мя как Иль­нес рас­те­рян­но смот­рел на ко­тел, ко­торый пос­ле нес­коль­ких ча­сов кро­пот­ли­вого тру­да ску­кожил­ся, как ста­рый рва­ный баш­мак. На дне кот­ла кра­сова­лась ды­ра, и весь элик­сир вы­лил­ся в огонь и тем са­мым по­гасил его. В по­меще­нии жут­ко во­няло па­леным, от­че­го Иль­нес за­каш­лялся.
- Я же го­ворил, что у ме­ня нет опы­та в при­готов­ле­нии зе­лий! – вос­клик­нул он. Иль­не­су уже на­чина­ло ка­зать­ся, что как толь­ко он поз­на­комил­ся с Ро­сой, вся его спо­кой­ная жизнь в до­ме Все­видя­щего об­ра­тилась в пыль. Те­перь раз­ные не­лов­кости сы­пались на не­го, как из ро­га изо­билия, и Иль­нес изо всех сил пы­тал­ся де­лать вид, что дер­жит си­ту­ацию под кон­тро­лем. Сколь­ко сил он пот­ра­тил на то, что­бы на­учить­ся вес­ти се­бя гор­до и са­мо­уве­рен­но, как ве­ли се­бя свои со­роди­чи, но прок­ля­тая дев­чонка умуд­ри­лась за сут­ки свес­ти его мно­голет­ние ста­рания к ну­лю. К то­му же Иль­нес по­чувс­тво­вал, что у не­го крас­не­ет ли­цо. То, что эльф нас­толь­ко пло­хо дер­жал се­бя в ру­ках, ка­залось ему не­мыс­ли­мым и по­зор­ным. И как наз­ло Ро­са рас­хо­хота­лась еще гром­че.
- И ка­кой из те­бя по­мощ­ник? – яз­ви­тель­но по­ин­те­ресо­валась она. - Я рас­ска­жу Все­видя­щему, что он выб­ро­сил нес­коль­ко лун ра­ди то­го, кто со­вер­шенно бес­по­лезен.
- А я и не го­ворил ему, что умею го­товить зелья. Всю жизнь я был во­ином. Я прек­расно вла­дею нес­коль­ки­ми ви­дами ору­жия, а в ско­рос­ти я пре­вос­хо­жу мно­гих мо­их соб­рать­ев. Це­литель­ство – это уже вто­рос­те­пен­ное.
- И при этом ты со­вер­шенно не вла­де­ешь со­бой и пре­вос­хо­дишь всех толь­ко в ско­рос­ти раз­ру­шения. Те­перь я знаю, к ко­му бу­ду об­ра­щать­ся, ког­да за­хочу что-то сло­мать.
Иль­нес ус­та­ло вздох­нул.
«Эль­фы вы­ше это­го», - ус­по­ка­ивал он се­бя. «Я дол­жен дер­жать се­бя в ру­ках, что­бы эта жен­щи­на не ду­мала, что ме­ня так лег­ко вы­вес­ти из се­бя. Вся эта су­ета низ­менна и да­лека...»
Уже ус­по­ко­ив­шись, Иль­нес снис­хо­дитель­но пос­мотрел на егип­тянку, мол, я не со­бира­юсь оп­равды­вать­ся и про­дол­жать этот бес­смыс­ленный раз­го­вор, по­это­му ти­хо про­из­нес:
- Что же в на­шей ра­боте пош­ло не так?
- Да всё пош­ло не так. Я те­бе с са­мого на­чала да­вала не те ин­гре­ди­ен­ты, что­бы пос­ме­ять­ся, - ве­село со­об­щи­ла де­вуш­ка, от­че­го ра­зом «низ­менная су­ета» ока­залась нас­толь­ко близ­ко, что Иль­нес впер­вые за дол­гие го­ды сор­вался на крик:
- Ты что, из­де­ва­ешь­ся на­до мной?
- Да! – ра­дос­тно под­твер­ди­ла де­вуш­ка, да­вясь от сме­ха. – Ты та­кой на­пыщен­ный, как пав­лин, и мне нра­вит­ся дер­гать те­бя за хвост! Ты так смеш­но ку­дах­чешь и ог­ля­дыва­ешь­ся по сто­ронам, не по­нимая, как это мог­ло про­изой­ти. Ты ведь та­кой воз­вы­шен­ный и прек­расный!
- Да ты! Да ты! Глу­пая дев­ка! – эльф не­воль­но сжал ку­лаки. Все его хва­леное са­мо­об­ла­дание раз­ле­телось на кус­ки, и сей­час ему хо­телось раз­нести все в этой ком­на­те и на­давать ту­маков этой наг­лой де­вице. В этом всем его ос­та­нав­ли­вало толь­ко сло­во «де­вица». Будь пе­ред ним муж­чи­на, Иль­нес уже дав­но бы про­учил это­го шу­та. То, как егип­тянка хо­хочет над ним, бе­сило еще боль­ше, и эльф сно­ва не вы­дер­жал:
- Хва­тить зу­бос­ка­лить! Ду­ма­ешь, са­мая ум­ная?
- Ну уж, по­ум­нее те­бя. Я то знаю, ка­кие ин­гре­ди­ен­ты нуж­но сме­шивать, что­бы не прев­ра­тить ко­тел в то, во что прев­ра­тил его ты. Это же на­до бы­ло умуд­рить­ся...
- Как при­ят­но, что у ме­ня та­кие ум­ные по­мощ­ни­ки, - го­лос Все­видя­щего зас­та­вил Ро­су вздрог­нуть от не­ожи­дан­ности. Ее ве­селая улыб­ка не­мед­ленно сош­ла с губ. Пе­ред ни­ми сто­ял ора­кул, хму­рый и яв­но не­доволь­ный тем, что здесь сей­час про­ис­хо­дит.
- Я ви­жу, что ты, ди­тя, наш­ла се­бе но­вую за­баву. Те­перь я по­нимаю, по­чему все твои по­мощ­ни­ки от те­бя бе­гут, как от ог­ня.
- Все не так, соз­да­тель, я все­го лишь пы­талась с ним под­ру­жить­ся. Но он та­кой хо­лод­ный и неп­ри­вет­ли­вый.
- И ты пос­чи­тала, что пос­ле тво­их нас­ме­шек, Иль­нес ста­нет бо­лее при­вет­ли­вым? – мяг­ко по­ин­те­ресо­вал­ся ста­рик. Эльф по­чувс­тво­вал об­легче­ние, за­метив, что пе­ред ни­ми на­ходит­ся тот са­мый доб­рый де­душ­ка, ко­торо­го Иль знал с са­мого на­чала, а не кро­вожад­ный уче­ный-пси­хопат. И тог­да, по­вину­ясь ка­кому-то не­понят­но­му по­рыву, эльф ре­шил спас­ти си­ту­ацию.
- Всё у нас хо­рошо, Все­видя­щий, - ти­хо про­из­нес он. – С зель­ем и впрямь за­бав­но по­лучи­лось. Я ду­мал, что су­мею спра­вить­ся без ее по­мощи и, смот­ри­те, что по­лучи­лось.
С эти­ми сло­вами Иль­нес по­казал ста­рику ды­рявый ко­тел. Ора­кул ед­ва за­мет­но улыб­нулся, но эльф по­нял, что раз­ве­селил его не ко­тел, а то, как эльф зас­ту­пил­ся за свою не­путе­вую «под­ру­гу».
- При­веди­те эту ком­на­ту в по­рядок. Рас­ставь­те кот­лы, что­бы все они бы­ли рас­по­ложе­ны по раз­ме­ру, убе­рите то­пор, ко­торый не пой­ми за­чем ва­ля­ет­ся под но­гами. Вы не вый­де­те от­сю­да до тех пор, по­ка все не бу­дет иде­аль­но. Ро­са?
- Я по­няла вас, Все­видя­щий, - про­из­несла егип­тянка. Но как толь­ко ора­кул ис­чез из ви­ду, Иль­нес ед­ва ус­пел увер­нуть­ся от ле­тяще­го в не­го кот­ла.
- Мне не нуж­на твоя за­щита! – рас­серди­лась она. – Ду­ма­ешь, что я бу­ду чувс­тво­вать се­бя обя­зан­ной те­бе?
- Я не хо­чу, что­бы ты так чувс­тво­вала! – Иль­нес не­мед­ленно рас­сердил­ся в от­вет. Он сде­лал та­кой ши­рокий жест и ед­ва не по­лучил за это кот­лом в ли­цо. Что не так в этом прок­ля­том Егип­те? Лю­бая дру­гая де­ва дав­но бы прис­ми­рела и поб­ла­года­рила бы его. Но ко­тел в ли­цо? Это уже слиш­ком!
В до­ме Ко­сэя все про­ис­хо­дило срав­ни­тель­но спо­кой­нее. Сей­час Крас­но­воло­сый до­нес свою но­вую вещь на ру­ках до по­рога, пос­ле че­го неб­режно по­ложил на пол и, пе­рес­ту­пив че­рез ее но­ги, нап­ра­вил­ся в глубь ком­на­ты.
- Кай­та­на, - ряв­кнул он. – От­ве­ди ее в ком­на­ту низ­ших и зай­мись ее ра­нами. Она мне весь пол пе­репач­ка­ет.
Пе­редыш­ка поз­во­лила Ли­лит наб­рать­ся сил, что­бы под­нять­ся, и ког­да де­вуш­ка по име­ни Кай­та­на приб­ли­зилась к ней, гра­финя хо­тя бы смог­ла пос­мотреть на нее не сни­зу вверх.
- Что с ка­мен­ной жен­щи­ной? – про­дол­жил ин­те­ресо­вать­ся Ко­сэй.
- Ее и зла­тов­ла­сого ра­ба рас­по­ложи­ли вмес­те на пер­вом эта­же, в ком­на­те Оси­риса.
- В гос­те­вой что ли? С че­го это? – фыр­кнул крас­но­воло­сый.
- Ес­ли же­ла­ете, я мо­гу...
- Да ни­чего я не же­лаю. Где Сфинкс?
- С уче­ником, гос­по­дин!
- А ты по­чему не тре­ниру­ешь­ся? Или счи­та­ешь се­бя са­мой силь­ной? Ну тог­да вый­дем на ули­цу, и пос­мотрим, ка­кая ты у нас мо­гущес­твен­ная.
Кай­та­на за­мер­ла, низ­ко опус­тив го­лову, но от Ли­лит не ук­ры­лось то, что эта де­вуш­ка не очень то выг­ля­дит на­пуган­ной. Ка­залось, она де­ла­ет это по при­выч­ке, так как зна­ет, что этот крик­ли­вый тип не при­чинит ей нас­то­яще­го вре­да.
- За­кон­чи с вещью, и я пот­ре­нирую те­бя, - чуть спо­кой­нее ска­зал Ко­сэй, и Кай­та­на до­воль­но улыб­ну­лась. То, что ее бу­дет тре­ниро­вать сам по­беди­тель, и бы­ло при­чиной, по ко­торой де­вуш­ка до сих пор не уш­ла в пи­рами­ду во­инов. Ей не нуж­ны бы­ли сла­баки, с ко­торы­ми она прек­расно справ­ля­лась, а тот, с кем она тре­ниро­валась всег­да, на дан­ный мо­мент был за­нят но­вень­ким. Ос­та­вал­ся толь­ко сам хо­зя­ин.
Ус­лы­шав при­каз, Кай­та­на пок­ло­нилась и ука­зала Ли­лит на сту­пень­ки, ве­дущие вниз. Пе­рил не бы­ло, и гра­финя в ужа­се пред­ста­вила, как бу­дет спус­кать­ся. Но, слов­но ус­лы­шав ее мыс­ли, ра­быня взя­ла ее под ру­ку и по­мог­ла доб­рать­ся до ком­на­ты, где гра­финя ус­та­ло опус­ти­лась на со­ломен­ный тю­фяк. Фа­кел сла­бо ос­ве­щал по­меще­ние, и, су­дя по ко­личес­тву «спаль­ных мест», у гра­фини бы­ло еще две­над­цать со­седей. Тем вре­менем егип­тянка выш­ла, а ког­да вер­ну­лась, то в ее ру­ках бы­ла боль­шая гли­няная ча­ша с во­дой и тка­ни, с по­мощью ко­торых Кай­та­на омы­ла ра­ны и на­ложи­ла по­вяз­ку.
- Спа­сибо, - про­шеп­та­ла Ли­лит, чувс­твуя об­легче­ние. Кай­та­на пос­мотре­ла на нее с до­лей со­чувс­твия, но за­тем ти­хо про­из­несла:
- Те­бя на­зыва­ют вто­рой Ан­кха­нар. Но не­уже­ли ты нас­толь­ко сла­ба ду­хом, что не же­ла­ешь сра­жать­ся на аре­не? Ты го­това мыть пол и ра­ботать в ого­роде, лишь бы не рис­ко­вать жизнью? Я не по­нимаю те­бя.
- Имен­но ты по­нима­ешь ме­ня луч­ше всех, - ус­мехну­лась гра­финя. – Да­же мой спут­ник не по­нял то­го, что я сей­час чувс­твую. Я луч­ше по­гиб­ну на аре­не, не­жели бу­ду уби­рать за дру­гими грязь.
- Тог­да по­чему ты пош­ла к низ­шим?
- Я ут­ра­тила свои си­лы.
- Но у те­бя есть ру­ки, что­бы дер­жать ору­жие. По­кажи гос­по­дину, на что ты спо­соб­на. Ты ведь... мо­жешь хоть что-то? Змей то­же не уме­ет драть­ся, но он хо­тя бы пы­та­ет­ся.
Ус­лы­шав о Рей­ве­не, Ли­лит за­мет­но встре­пену­лась.
- Что с ним? Он в по­ряд­ке.
- Ко­неч­но. Его тре­ниру­ет Сфинкс. А мне те­перь при­дет­ся до­воль­ство­вать­ся сла­бака­ми. Бла­го, хоть се­год­ня по­вез­ло, что Ко­сэй в хо­рошем нас­тро­ении.
- В хо­рошем нас­тро­ении? – Ли­лит в ужа­се пред­ста­вила, ка­ким мо­жет быть этот Ко­сэй, ког­да он в пло­хом нас­тро­ении.
- Да. В хо­рошем. Ему при­вез­ли ка­мен­но­го во­ина для аре­ны.
- А что с тем свет­ло­воло­сым муж­чи­ной, ко­торый на­ходит­ся сей­час под­ле... во­ина?
- Ко­сэй приг­ла­сил к не­му ле­каря, что­бы не приш­лось ждать до са­мого ут­ра. По­лагаю, его ско­ро от­пустят об­ратно в храм.
- Я смо­гу с ним уви­деть­ся?
Кай­та­на ед­ва за­мет­но от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой.
- Не про­воци­руй гос­по­дина. Он и так очень добр к те­бе. На­вер­ное, ве­рит в твои си­лы.
«Добр? Он ед­ва не бро­сил ме­ня на пол!» - по­нятие доб­ра в Егип­те зас­та­вило Ли­лит да­же на миг за­быть о бо­ли в но­гах. Боль­ше она не ус­пе­ла за­дать Кай­та­не воп­ро­сов. Де­вуш­ка под­ня­лась с мес­та и мол­ча уда­лилась, уно­ся с со­бой ча­шу с ок­ро­вав­ленной во­дой.
Ка­питан Лар­сен сквозь пе­лену слы­шал го­лоса: один рез­кий, нас­мешли­вый, вто­рой спо­кой­ный и тер­пе­ливый. Оба муж­чи­ны, сто­яв­шие сей­час ря­дом с ним, спо­рили на те­му то­го, мож­но ли ус­ко­рить про­цесс тран­сфор­ма­ции ка­мен­ной жен­щи­ны, что­бы на­конец по­кон­чить с этим за­тянув­шимся «про­ек­том». Вско­ре тот, кто го­ворил рез­ко, уда­лил­ся, ос­та­вив вто­рого, бо­лее спо­кой­но­го, за­нимать­ся де­лом. Ин­ге­мар не мог объ­яс­нить, что с ним про­ис­хо­дило, но что-то на­чало воз­вра­щать ему си­лы, боль уш­ла, и сон пог­ло­тил его.
Ка­пита­ну уда­лось зад­ре­мать, но вско­ре он прос­нулся от то­го, что по­чувс­тво­вал, как кто-то пе­реби­ра­ет его во­лосы. При­от­крыв гла­за, он уви­дел ря­дом с со­бой кра­сивую жен­щи­ну, и ее ли­цо по­каза­лось ему зна­комым. Да, имен­но ее ру­ку он дер­жал все это вре­мя. Но где же тот хо­лод­ный ка­мень, в ко­торый она об­ра­тилась?
Де­вуш­ка за­мети­ла, что муж­чи­на прос­нулся и смот­рит на неё и в ис­пу­ге от­дерну­ла ру­ку.
- Не бой­ся, - по­качал го­ловой Лар­сен. - В ва­шем ми­ре мно­го все­го ужас­но­го, но уж ме­ня-то те­бе бо­ять­ся точ­но не сле­ду­ет. Как те­бя зо­вут?
- Эр­би, - ти­хо от­ве­тила она, всё еще гля­дя на не­го в ис­пу­ге. Тог­да Ин­ге­мар спро­сил о ее са­мочувс­твии: по­хоже бы­ло, что про­цесс тран­сфор­ма­ции пол­ностью за­вер­шился. Тог­да ка­питан пред­ло­жил раз­вя­зать на­конец их ру­ки. К его удив­ле­нию, кто-то все же до­думал­ся свя­зать их, что­бы не рис­ко­вать про­делан­ной ра­ботой.
Де­вуш­ка кив­ну­ла, но смот­ре­ла на это с та­ким со­жале­ни­ем, что ка­питан не вы­дер­жал и об­нял её.
- Мне то­же жаль, что всё уже кон­чи­лось. Дер­жать те­бя за ру­ку и смот­реть, как ты хо­роше­ешь, по­жалуй бы­ло са­мым прек­расным, что слу­чилось со мной в этом жут­ком мес­те.
Эр­би при­жалась к ка­пита­ну и ут­кну­лась ли­цом в его клю­чицу.
Её ко­жа бы­ла прох­ладной и дей­стви­тель­но на­поми­нала мра­мор.
Ка­кое то вре­мя они си­дели на пос­те­ли в об­нимку, Ин­ге­мар рас­се­ян­но гла­дил де­вуш­ку по пле­чам и спи­не. Она под­ня­ла на не­го ли­цо, чуть влаж­ное от слёз.
Блон­дин взял его в ла­дони и боль­ши­ми паль­ца­ми стер вла­гу со щек.
«Как бы я хо­тел ска­зать те­бе, что всё бу­дет хо­рошо...» по­думал Лар­сен. Он по­чувс­тво­вал как от­ча­яние зах­лесты­ва­ет его при мыс­лях о том, что мо­жет тво­рить­ся даль­ше в этом ми­ре. Ту­да так не хо­телось воз­вра­щать­ся, хо­телось прод­лить ми­нуты по­коя, ког­да не важ­но, что тво­рит­ся за сте­нами этой ком­на­ты, кто там уми­ра­ет и как.
По­вину­ясь вне­зап­но­му по­рыву, Лар­сен по­цело­вал смот­ря­щую на не­го де­вуш­ку. Она от­ве­тила роб­ко, но так при­жалась к не­му, а её изящ­ные паль­чи­ки так впи­лись в его спи­ну, что он по­нял, что пос­ту­пил пра­виль­но. Ей то­же бы­ло это нуж­но. Тор­жес­тво жиз­ни над ца­рящим вок­руг ха­осом и ужа­сом.
Сло­ва бы­ли не нуж­ны, толь­ко неж­ные лас­ки.
Она вздох­ну­ла со­вер­шенно счас­тли­во, ког­да ка­питан нак­рыл её сво­им те­лом, а его во­лосы упа­ли ей на ли­цо.
Сил всё ещё бы­ло нем­но­го, по­это­му Лар­сен вско­ре пе­река­тил­ся на спи­ну, так, что Эр­би ока­залась си­дящей свер­ху. Ин­ге­мар по­ощ­рил её улыб­кой, по­цело­вал, ког­да она нак­ло­нилась, а по­том на ка­кое то вре­мя за­был обо всём на све­те, был толь­ко мра­мор её ко­жи под его ру­ками, вихрь их во­лос чёр­ных и зо­лотис­тых, пе­реп­ле­та­ющих­ся на по­душ­ке, ког­да она нак­ло­нялась.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться