Искаженное время

Размер шрифта: - +

XIII

Ночная трапеза

Пос­ле ухо­да Ака­ны и ее ра­ба, Не­фер­та­ри то­же изъ­яви­ла же­лание воз­вра­тить­ся до­мой. Жес­том по­манив за со­бой Рей­ве­на, она улыб­ну­лась на про­щание Ко­сэю и лас­ко­во про­из­несла:
- Не ка­лечь ее слиш­ком силь­но. Ты же сам ска­зал, кра­сивая вещь.
С эти­ми сло­вами она мно­гоз­на­читель­но пос­мотре­ла на Ли­лит, ко­торая выг­ля­дела нас­толь­ко из­му­чен­ной, что, ка­залось, вот-вот по­теря­ет соз­на­ние. Ког­да Рей­вен по­рав­нялся с гра­финей, нап­равля­ясь к вы­ходу, де­вуш­ка по­пыта­лась сла­бо улыб­нуть­ся, но про­шеп­тать друг дру­гу что-то об­на­дежи­ва­ющее, они так и не пос­ме­ли. Ли­лит ощу­щала на се­бе тя­желый взгляд Ко­сэя и те­перь уже сом­не­валась, что ее но­вый хо­зя­ин ока­жет­ся луч­ше преж­не­го. Гнев ора­кула гра­финя спро­воци­рова­ла са­ма, но этот гос­по­дин ка­зал­ся ей неп­ред­ска­зу­емым, слов­но бе­шеная со­бака. Ког­да Рей­вен скрыл­ся, Ли­лит пе­реве­ла взгляд на Ин­ге­мара, чувс­твуя его без­гра­нич­ную под­дер­жку. Ка­питан хо­тел приб­ли­зить­ся к ней, взять за ру­ки и хоть нем­но­го ус­по­ко­ить, но этот крас­но­воло­сый че­ловек, а так же его слу­ги по-преж­не­му на­ходи­лись здесь. Ин­ге­мар раз­дра­жен­но дер­нул пле­чом, ког­да Сфинкс кос­нулся его, же­лая увес­ти прочь.
- Я сам мо­гу хо­дить, - сквозь зу­бы про­цедил он. За­тем он пос­мотрел на Ко­сэя, и его гла­за гнев­но свер­кну­ли.
«Ес­ли ты при­чинишь ей вред, ты по­жале­ешь, что на свет ро­дил­ся!» - по­думал он и пер­вым нап­ра­вил­ся в ком­на­ту, где его жда­ла Эр­би. Он на­шел ее в ком­на­те ис­пу­ган­ной и по­терян­ной и пер­вым де­лом лас­ко­во при­жал к гру­ди, же­лая ус­по­ко­ить.
- Всё бу­дет хо­рошо, - про­из­нес он, пог­ла­живая де­вуш­ку по во­лосам.- Всё бу­дет хо­рошо.
Лар­сен не знал, го­ворит он эти сло­ва Эр­би или са­мому се­бе. Ко­рот­кая встре­ча с друзь­ями при­дала ему на­деж­ду, но ис­то­рия, про­изо­шед­шая с Ли­лит, не мог­ла не ужас­нуть его.
Гра­финя про­води­ла Ин­ге­мара пе­чаль­ным взгля­дом. Как и всег­да, ка­питан тре­вожил­ся обо всех, кро­ме са­мого се­бя. Ли­лит об­ра­дова­ло то, что Лар­сен хо­тя бы не был из­би­тым, как Рей­вен, и на фо­не дру­гих он выг­ля­дел да­же хо­рошо. Воз­можно, де­ло бы­ло в том, что на его ли­це не тем­не­ла ще­тина, от­че­го он ка­зал­ся бо­лее ухо­жен­ным, чем Дмит­рий или Рей­вен. Ка­питан как-то упо­минал, что в его ми­ре воп­рос с бра­доб­ре­ями дав­но был зак­рыт, так как уче­ные раз­ра­бота­ли ка­кие-то фор­му­лы, поз­во­ля­ющие муж­чи­нам не тра­тить вре­мя на по­доб­ную ру­тину. Ли­лит не сов­сем по­нима­ла, как это дей­ству­ет, но ре­зуль­тат был за­метен с пер­во­го взгля­да.
В ка­кой-то миг Ли­лит по­няла, что ос­та­лась со сво­им «хо­зя­ином» на­еди­не. Она бро­сила на не­го зат­равлен­ный взгляд, но за­тем рас­пра­вила пле­чи и гор­до вски­нула под­бо­родок. Гра­финя изо всех сил пы­талась бо­роть­ся со сво­им стра­хом, и она не хо­тела, что­бы этот жес­то­кий че­ловек про­чел его в ее гла­зах.
«На­до ус­по­ко­ить­ся. Ес­ли бы он хо­тел убить ме­ня, он бы это уже сде­лал» - ду­мала Ли­лит. Эти мыс­ли не силь­но по­мога­ли, но хо­тя бы от­вле­кали от то­го, что так ли­хо под­ки­дыва­ло во­об­ра­жение. Ее по­ража­ло то, что че­ловек, жи­вущий в та­ком прек­расном до­ме, вел се­бя, как нас­то­ящий вар­вар. Ли­лит ед­ва не вздрог­ну­ла, ког­да Ко­сэй об­ра­тил­ся к ней.
- Зна­чит, те­бе на­до вос­ста­новить­ся? - про­из­нес он, ско­рее кон­ста­тируя факт, не­жели дей­стви­тель­но спра­шивая. – За­бав­но. То, что ты по­каза­ла на тор­гах, бы­ло весь­ма ус­тра­ша­юще. Так по­чему же ты не спра­вилась с тем, кто от­нял у те­бя си­лы?
- Он стар­ше ме­ня. И нам­но­го опыт­нее, - ти­хо отоз­ва­лась гра­финя. Мыс­ли об Эрис­те­ле зас­та­вили ее гла­за гнев­но свер­кнуть. – Да­же об­ла­дая сво­ими спо­соб­ностя­ми пол­ностью, я бы вряд ли спра­вилась с ним в от­кры­том бою. Но, по­лагаю, ло­вуш­ки он от ме­ня не ждет. Тем бо­лее, так ско­ро.
- Оча­рова­тель­но, - ус­мехнул­ся Ко­сэй. – Я знаю, что по­может те­бе вос­ста­новить­ся. Хо­роший ужин!
На миг гра­фине по­каза­лось, что она ос­лы­шалась. Толь­ко сей­час де­вуш­ка по­няла, нас­коль­ко она го­лод­на. С ут­ра ей да­ли лишь ста­кан теп­лой во­ды и ку­сок жес­ткой ле­пеш­ки. При мыс­ли о еде, Ли­лит да­же за­была о глу­бокой ца­рапи­не на гу­бе – она го­това бы­ла стер­петь эту боль, лишь бы съ­есть хоть что-ни­будь, не от­да­ющее пле­сенью.
- Что зас­ты­ла, как ка­мень? Идем, или те­бе нуж­но прис­лать ра­ба с пок­ло­ном, что­бы со­из­во­лила сдви­нуть­ся с мес­та? Бе­лая вещь с од­но­го ра­за не от­кли­ка­ет­ся?
Ли­лит от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой и нап­ра­вилась за Ко­сэ­ем в со­сед­нюю ком­на­ту, от­ку­да уже раз­да­вал­ся его раз­дра­жен­ный го­лос.
- Ра­зия, глу­пая ут­ка, не­мед­ленно нак­ры­вай на стол. И при­неси но­вую ска­терть, а то сле­ду­ющую сде­лаю из те­бя! Так-то луч­ше!
Заг­ля­нув в со­сед­нюю ком­на­ту, Ли­лит уви­дела, как пе­репу­ган­ные ра­быни пос­пешно нак­ры­ва­ют на стол. Они су­ети­лись, на­лета­ли друг на дру­га, не­кото­рые пла­кали. Пер­вым де­лом в уг­лу по­меще­ния гра­финя за­мети­ла ог­ромно­го пес­ча­ного ль­ва. Он ле­жал на по­лу, по­ложив го­лову на ла­пы, и ле­ниво наб­лю­дал за про­ис­хо­дящим. Это­го зве­ря гра­финя пом­ни­ла луч­ше дру­гих: имен­но он наб­ра­сывал­ся на нее так ярос­тно, что чуть не раз­ру­шил за­щит­ный ку­пол. Сей­час чу­дови­ще выг­ля­дело смир­ным, но этот «до­маш­ний пи­томец» на­тол­кнул Ли­лит на мысль, уж не её ли по­дадут к ужи­ну?
- Са­дись! – ряв­кнул на Ли­лит Ко­сэй и жес­том ука­зал ей на од­но из кре­сел с под­ло­кот­ни­ками в ви­де ко­ролев­ских кобр. Гра­финя бы­вала в Вер­са­ле, но да­же там не ви­дела нас­толь­ко изящ­ной ра­боты.
- У вас очень изыс­канная ме­бель, - про­из­несла ведь­ма, ре­шив, что по­ра уже пе­реси­лить свой страх и по­пытать­ся вес­ти се­бя так, слов­но она здесь гостья. От нее не ук­ры­лось, с ка­ким раз­дра­жени­ем этот муж­чи­на ре­аги­ру­ет на всхли­пыва­ния сво­их ра­бынь, по­это­му ре­шила дер­жать­ся с дос­то­инс­твом. И в пер­вую оче­редь пос­чи­тала, что бу­дет пра­виль­нее все­го сде­лать ком­пли­мент то­му, у ко­го она гос­тит.
- Наш­ла, что хва­лить, - фыр­кнул Ко­сэй. – Од­на коб­ра по­лучи­лась ху­же дру­гой.
С эти­ми сло­вами муж­чи­на приб­ли­зил­ся к крес­лу и ткнул паль­цем в ка­кой-то не­види­мый Ли­лит не­дос­та­ток.
- Тут я по­торо­пил­ся, по­тому что хо­тел по­быс­трее за­кон­чить, а как из­вес­тно, по­торо­пишь­ся – опо­зоришь­ся. Дав­но со­бира­юсь вы­резать но­вый, а это уродс­тво сжечь!
Са­мок­ри­тич­ность муж­чи­ны по­рази­ла Ли­лит. Те­перь он по­казал­ся ей ку­да бо­лее че­ловеч­ным, чем пред­став­лялся в са­мом на­чале. Она опус­ти­лась в крес­ло, ре­шив про­пус­тить веж­ли­вое ос­па­рива­ние, и в тот же миг Ко­сэй про­тянул ей ча­шу в ви­де че­лове­чес­ко­го че­репа, ед­ва ли не до кра­ев на­пол­ненную ви­ном. Гра­финя за­мет­но поб­ледне­ла и при­няла ча­шу.
- Пей! Мо­жет, это те­бя взбод­рит! Те­бя хоть кор­ми­ли в хра­ме? Уже прос­ве­чива­ешь­ся...
По­доб­ные ча­ши она ви­дела не в пер­вой, но пить из та­кой ей еще не до­води­лось. Чей это че­реп? Где он был най­ден? Или, быть мо­жет, это сам "мас­тер" пре­об­ра­зил его в ча­шу? Ли­лит зас­та­вила се­бя от­бро­сить сом­не­ния и сде­лать гло­ток. Ко­сэй до­воль­но ух­мыль­нул­ся.
- Ну же, кто-ни­будь, при­тащи­те сю­да еды, ина­че от­прав­лю вас на ужин Сфин­ксу, - сно­ва ряв­кнул он. Лев чуть при­под­нял го­лову, ус­лы­шав свое имя, пос­ле че­го вновь по­ложил ее на ла­пы, про­дол­жая рав­но­душ­но наб­лю­дать за про­ис­хо­дящим. Но на ра­бынь ска­зан­ное по­дей­ство­вало, как удар хлыс­та. Зап­ла­кан­ные, они то­роп­ли­во рас­став­ля­ли ог­ромные блю­да с ово­щами и фрук­та­ми, а за­тем при­нес­ли жа­рен­ное мя­со. Го­тови­ли его яв­но ма­гичес­ким пу­тем, по­тому что по­жарить его с та­кой ско­ростью на обыч­ном ог­не бы­ло не­воз­можно. За­пах еды бук­валь­но вскру­жил гра­фине го­лову. За­тем по­дали хлеб и по­чему-то еще и пи­во. Ви­димо, на те­му куль­ту­ры сто­ла в древ­нем Егип­те не слиш­ком за­мора­чива­лись, а Ко­сэй уж по­дав­но.
Тем вре­менем крас­но­воло­сый усел­ся в крес­ло нап­ро­тив и, под­бра­сывая нож, нас­мешли­во пос­мотрел на де­вуш­ку.
- Ешь! – он сно­ва по­высил го­лос, и Ли­лит вздрог­ну­ла от не­ожи­дан­ности. Ви­но, ко­торое она дер­жа­ла в ру­ках, рас­плес­ка­лось, и алые кап­ли рас­сы­пались по ее гру­ди, про­питы­вая бе­лую тряп­ку, в ко­торую бы­ла обер­ну­та гра­финя. Ли­лит го­това бы­ла про­валить­ся от сты­да. Она столь­ко раз обе­дала в Вер­са­ле, пре­ис­полнен­ная дос­то­инс­тва, а сей­час ис­пачка­лась, как не­ук­лю­жий ре­бенок. Но Ко­сэй, ка­залось, это­го не за­мечал. Гра­финя пос­та­вила че­реп на стол и ог­ля­делась, ра­зыс­ки­вая при­боры. Был толь­ко нож, что­бы сре­зать мя­со с ре­бер, но есть при­дет­ся ру­ками. Од­на­ко Ли­лит бы­ла нас­толь­ко го­лод­на, что от­ре­зала се­бе мя­са и от­ку­сила ку­сочек, дер­жа его дву­мя паль­ца­ми. Эта еда по­каза­лась ей нас­толь­ко вкус­ной, что хо­телось за­быть про эти­кет и наб­ро­сить­ся на мя­со, слов­но хищ­ный зверь. Гра­финя бо­ролась с со­бой изо всех сил. К то­му же ей страш­но хо­телось пить, по­это­му Ли­лит пе­реси­лила се­бя и от­пи­ла из че­репа па­ру боль­ших глот­ков.
-Бла­года­рю вас! – про­из­несла она, об­ра­тив­шись к Ко­сэю. - Я не вку­шала нас­то­ящей еды и све­жей во­ды уже два дня: то что мне пред­ла­гали в хра­ме бы­ло черс­твым и ис­порчен­ным.
- Ты мне это рас­ска­зыва­ешь? – хо­хот­нул Ко­сэй, под­бра­сывая нож. Ког­да Ли­лит по­тяну­лась к ле­пеш­ке, она ед­ва не вздрог­ну­ла: кли­нок вон­зился в хлеб в сан­ти­мет­ре от ее паль­ца.
– Ну, рас­ска­жи мне о се­бе и сво­их бе­локо­жих друзь­ях. От­ку­да вы ро­дом? Имя у те­бя есть, или ты так и ро­дилась вещью?
Толь­ко сей­час Ли­лит по­няла, что нож пред­назна­чал­ся для то­го, что­бы гра­фине бы­ло удоб­нее раз­ре­зать ле­пеш­ку. Ко­сэй за­метил, как ак­ку­рат­но она от­ре­зала мя­со и ре­шил, что хлеб это стран­ное су­щес­тво то­же бу­дет ре­зать ма­лень­ки­ми ку­соч­ка­ми.
- Имя мое – Ли­лит, - гра­финя ре­шила не це­ремо­нить­ся с ти­тулом и фа­мили­ей, ре­шив, что этот егип­тя­нин де­лит лю­дей толь­ко на гос­под и ра­бов. – Я – не вещь и ни­ког­да не бы­ла ей. Я, как и все мои спут­ни­ки, рож­де­ны сво­бод­ны­ми. Кто-то да­же сам от­но­сил­ся к гос­по­дам. Нап­ри­мер, я. Или блон­дин по име­ни Ин­ге­мар, ко­торо­го вы дер­жи­те вза­пер­ти.
Ко­сэй приг­ла­дил взъ­еро­шен­ные во­лосы пя­тер­ней и, плес­нув се­бе из кув­ши­на ви­на, зал­пом осу­шил свою ча­шу.
- Тот, ко­го вы на­зыва­ете Зме­ем, в преж­ней жиз­ни был страж­ни­ком, ко­торый за­щищал свой го­род от бес­по­ряд­ков. Он очень хо­роший во­ин, но луч­ше его дер­жать в лич­ной ох­ра­не, не­жели выс­тавлять на аре­ну. К то­му же он очень вер­ный. Его нель­зя под­ку­пить. Ес­ли он ува­жа­ет сво­его гос­по­дина, то бу­дет ве­рен ему, как... как... вот это, - с эти­ми сло­вами гра­финя ука­зала на ль­ва.
- Че­го это ты его так рас­хва­лива­ешь? Влю­билась что ли? – гла­за Ко­сэя не­доб­ро свер­кну­ли, и Ли­лит по­няла, что пе­рег­ну­ла пал­ку. Она ду­мала, что этот че­ловек пе­редаст её сло­ва гос­по­же Рей­ве­на, и то­го пе­рес­та­нут из­би­вать. И, ес­ли со­бира­лись, то пе­реду­ма­ют выс­тавлять на аре­ну. Но доб­ро как всег­да выш­ло бо­ком, по­это­му Ли­лит ре­шила вер­нуть­ся к уже ис­про­бован­ной ме­тоди­ке, то есть, к вранью.
- О, ни­как нет! – де­вуш­ка от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой. – Раз­ве мо­жет сес­тра влю­бить­ся в сво­его бра­та? Это дру­гое чувс­тво. Бо­лее тре­пет­ное и дос­той­ное.
- Сог­ла­сен! – вне­зап­но за­явил Ко­сэй, яв­но до­воль­ный ее от­ве­том. – Нет ни­кого бли­же, чем семья. Я ска­жу Не­фер­та­ри, что­бы поз­во­лила вам уви­деть­ся.
Ли­лит не мог­ла знать, что у это­го че­лове­ка бы­ла млад­шая сес­тра, ко­торую ора­кулы жес­то­ко уби­ли во вре­мя од­но­го из сво­их опы­тов. На миг муж­чи­на пом­рачнел, а за­тем сно­ва об­ра­тил­ся к де­вуш­ке:
- А ос­таль­ные?
Вспом­нив про Дмит­рия и Эри­ка, Ли­лит за­хоте­лось ска­зать, что эти двое – ред­кие прох­восты и лже­цы, и их нуж­но опа­сать­ся. А рус­ско­го и вов­се каж­дый день хлес­тать плетью для вос­пи­тания. Но эти мыс­ли ско­рее по­заба­вили ее, не­жели она дей­стви­тель­но со­бира­лась их оз­ву­чить.
- Ос­таль­ных я знаю не очень хо­рошо, - ре­шитель­но про­из­несла она. - Луч­ше я рас­ска­жу о се­бе. Я хо­чу по­лучить сво­боду. Го­ворят, что толь­ко аре­на мо­жет мне ее дать. Ли­бо сво­бода в смер­ти, ли­бо в по­беде. Ког­да-то я раз­вле­калась тем, что обу­чалась фех­то­ванию. Один чу­жезе­мец да­вал уро­ки всем же­ла­ющим, и мне бы­ло так скуч­но, что я за­хоте­ла тре­ниро­вать­ся с ним. Я пла­тила ему нес­коль­ко фран­ков, а он обу­чил ме­ня вла­деть кин­жа­лом. Го­ворят, до на­чала бо­ев ос­та­лось все­го нес­коль­ко дней, и вре­мени у ме­ня ма­ло, но ма­гия за это вре­мя час­тично вос­ста­новит­ся. Про­шу вас дать мне воз­можность по­казать се­бя. Я мо­гу объ­еди­нить свои на­выки!
Ко­сэй мол­чал. В ка­кой-то миг Ли­лит по­каза­лось, что он не от­ве­тит. Де­вуш­ка про­дол­жа­ла ужи­нать, чувс­твуя на се­бе тя­желый взгляд сво­его хо­зя­ина. Тот под­лил се­бе ви­на и вновь зал­пом опус­то­шил ча­шу. Толь­ко сей­час Ли­лит за­мети­ла, что муж­чи­на да­же не прит­ро­нул­ся к еде. Но мыс­ли о том, что она от­равле­на, не воз­никло. По­чему-то сей­час она до­веря­ла Ко­сэю, нес­мотря на его жес­то­кость и стран­ные нра­вы.
"Жизнь мно­гое с на­ми де­ла­ет. И я ког­да-то бы­ла не­вин­ной де­воч­кой" - по­дума­ла она, от­пи­вая еще ви­на из ус­тра­ша­ющей ча­ши. Что­бы хоть как-то раз­ве­ять неп­ри­ят­ную па­узу, гра­финя про­из­несла:
-Не мо­гу по­нять, что за мя­со мне по­дали. На вкус оно пре­вос­ходно, од­на­ко я не при­поми­наю, что про­бова­ла его рань­ше. Ви­димо, неч­то очень ред­кое!- гра­финя под­ня­ла взгляд на хо­зя­ина до­ма и улыб­ну­лась угол­ка­ми губ.
Воп­рос о мя­се зас­та­вил Ко­сэя гром­ко рас­хо­хотать­ся.
- Ни­чего осо­бен­но­го, - лу­каво про­из­нес он, тем са­мым зас­та­вив Ли­лит нас­то­рожить­ся. - Та­кое мя­со встре­ча­ет­ся ку­да ча­ще, чем ты ду­ма­ешь. Нас­лаждай­ся!
За­тем, чуть по­мол­чав, он про­из­нес:
- Лад­но, зав­тра пос­мотрим, на что ты спо­соб­на. Кин­жа­лы, го­воришь? Ну-ну...
Сме­рив де­вуш­ку снис­хо­дитель­ным взгля­дом, он под­нялся с мес­та и по­кинул ком­на­ту. Ли­лит по­няла, что ужин окон­чен, хо­тя нап­ря­мую при­каза уй­ти из-за сто­ла не по­лучи­ла. За­тем она с опас­кой по­коси­лась на ль­ва, пос­ле че­го под­ня­лась с крес­ла и нап­ра­вилась в свою жал­кую ком­на­туш­ку, где уже юти­лись ос­таль­ные ра­бы. Сей­час сер­дце де­вуш­ки пе­репол­ня­ла на­деж­да. Быть мо­жет, на этой аре­не не всё так слож­но, и ей удас­тся соб­рать кро­хи сво­ей ма­гии, что­бы про­дер­жать­ся один бой. Пос­те­пен­но она вос­ста­новит­ся, и, кто зна­ет, кто еще сой­дет с аре­ны по­беди­телем. Мо­жет, да­же по­везет вы­иг­рать сво­их дру­зей. Как бы в это хо­телось ве­рить...
Тем вре­менем, в дру­гом до­ме, по­лицей­ский из не­боль­шо­го аме­рикан­ско­го го­род­ка на­конец по­лучил раз­ре­шение вер­нуть­ся в свою ком­на­ту. Пос­ле но­чи на хо­лод­ном пес­ке, Харт с удо­воль­стви­ем опус­тился на кро­вать и ед­ва ли не с лю­бовью сколь­знул взгля­дом по мно­гочис­ленным ста­ту­ям ко­шек. Он не знал, что зас­та­вило Не­фер­та­ри сме­нить гнев на ми­лость, да и не силь­но об этом за­думы­вал­ся. Глав­ное, что ему да­ли по­пить, поз­во­лили опо­лос­нуть­ся и раз­ре­шили вер­нуть­ся в свою ком­на­ту. Сей­час мыс­ли Рей­ве­на за­нима­ла Ли­лит. Ее из­му­чен­ное ли­цо все еще сто­яло пе­ред гла­зами, и по­лицей­ский злил­ся на се­бя за то, что тол­ком не всту­пил­ся за эту жен­щи­ну. Они все про­яви­ли се­бя не с луч­шей сто­роны и ни чер­та не сде­лали, что­бы по­мешать Ко­сэю при­чинить гра­фине боль. Мог­ли толь­ко сто­ять и смот­реть, слов­но ба­раны, по­тому что зна­ли, что, в про­тив­ном слу­чае, бу­дет еще ху­же. Ге­ро­ев в этом го­роде хо­рони­ли быс­трее, чем по­кор­ных тру­сов, по­это­му при­ходи­лось за­тыкать се­бя да­же тог­да, ког­да нель­зя бы­ло про­мол­чать.
Рей­вен ус­лы­шал ка­кой-то ед­ва уло­вимый шо­рох, слов­но что-то сы­пет­ся на пол, по­это­му ни­чуть не уди­вил­ся, уви­дев в сво­ей ком­на­те Не­фер­та­ри. В од­ной ру­ке она дер­жа­ла боль­шую гли­няную ча­шу с жа­рен­ным мя­сом, в дру­гой - вну­шитель­ный кув­шин с ви­ном.
- Мне скуч­но! – за­яви­ла егип­тянка и, усев­шись на пос­тель ря­дом с Рей­ве­ном, пос­та­вила меж­ду ни­ми ча­шу с едой. – Я не мо­гу ус­нуть, а ког­да я не мо­гу ус­нуть, то ем. И пью. Ало­ли и Ари­зен уже спят, ос­та­ешь­ся толь­ко ты.
«Ти­пич­ная жен­щи­на», - по­думал Харт. Ему вспом­ни­лась его кол­ле­га по ра­боте, ко­торая жа­лова­лась на свою сла­бую си­лу во­ли. Весь день она ни­чего не ела, а ночью наб­ра­сыва­лась на хо­лодиль­ник с та­кой яростью, что опус­то­шала поч­ти всё его со­дер­жи­мое. И та­кая ди­ета дли­лась у нее уже нес­коль­ко ме­сяцев. Ес­ли бы не пос­то­ян­ные тре­ниров­ки, Не­фер­та­ри, на­вер­ня­ка, выг­ля­дела бы та­кой же упи­тан­ной.
За все это вре­мя Рей­ве­ну впер­вые вы­пала воз­можность по­есть мя­со, по­это­му дваж­ды его уго­вари­вать не приш­лось. Пле­вать, что не бы­ло ви­лок, но­жей и сал­фе­ток – мя­со бы­ло соч­ным и с го­лоду­хи нас­толь­ко вкус­ным, что Хар­ту по­каза­лось, что он оси­лит эту ча­шу са­мос­то­ятель­но и еще поп­ро­сит до­бав­ки. Для пол­но­го счастья не хва­тало толь­ко кет­чу­па.
Ка­кое-то вре­мя они мол­ча по­еда­ли мя­со, за­пивая его крас­ным ви­ном, и это мол­ча­ние очень ус­тра­ива­ло по­лицей­ско­го. Каж­дый раз, ког­да он что-то го­ворил, Не­фер­та­ри бе­силась и гро­зила его вы­сечь, по­это­му ме­лан­хо­лич­ное же­вание в гро­бовой ти­шине бы­ло са­мым удач­ным ре­шени­ем. На са­мом де­ле Не­фер­та­ри приш­ла сю­да не по­тому, что ей бы­ло скуч­но. Про­изо­шед­шее на пло­щади ни­как не вы­ходи­ло у нее из го­ловы, и она пос­чи­тала, что еда и ви­но сде­ла­ют Рей­ве­на ку­да бо­лее раз­го­вор­чи­вым, чем уг­ро­зы Ко­сэя. Во вся­ком слу­чае, на ее быв­ше­го крас­но­воло­сого лю­бов­ни­ка это дей­ство­вало имен­но так. Лю­бая уг­ро­за при­води­ла Ко­сэя в бе­шенс­тво, а, ес­ли он не мог за­щитить­ся, то прос­то за­мол­кал, с вы­зовом гля­дя на то­го, кто пы­тал­ся его доп­ра­шивать.
- Я бы ни за что не поз­во­лила нав­ре­дить те­бе, - вдруг ска­зала Не­фер­та­ри, от­че­го Рей­вен на миг пе­рес­тал же­вать. В его гла­зах про­мель­кну­ло по­доз­ре­ние, и егип­тянка тут же про­тяну­ла ему кув­шин с ви­ном.
- С че­го это? – Харт как всег­да был в сво­ем ре­пер­ту­аре, за что Не­фер­та­ри чуть не трес­ну­ла его этим са­мым кув­ши­ном. Да­же в ту единс­твен­ную ми­нуту, ког­да вро­де бы все бы­ло хо­рошо, Рей­вен умуд­рялся все ис­портить сво­ими ду­рац­ки­ми воп­ро­сами.
- С то­го, что бе­лые ра­бы очень ред­кие. Сей­час мне все за­виду­ют, а я это прос­то обо­жаю! – от­ве­тила де­вуш­ка, наб­лю­дая за тем, как Рей­вен от­пил ви­на.
- Тог­да, мо­жет, со­берешь кол­лекцию. Вон сколь­ко нас, бе­лых, сей­час бе­га­ет по ва­шему го­роду. Не хо­чешь ку­пить, нап­ри­мер, ту жен­щи­ну? Са­ма ска­зала, что она кра­сивая. А по­том ос­таль­ных. И у те­бя бу­дет боль­ше всех бе­лых ра­бов в го­роде. Все прос­то лоп­нут от за­вис­ти!
Не­фер­та­ри по­няла, что раб пы­та­ет­ся сыг­рать на ее тщес­ла­вии и соб­рать ря­дом с со­бой всех сво­их дру­зей, за что сно­ва за­хоте­ла ог­реть его кув­ши­ном. Но се­год­ня она дол­жна быть доб­рый и ак­ку­рат­но спо­ить муж­чи­ну до нуж­но­го сос­то­яния.
- Зву­чит неп­ло­хо, - сог­ла­силась она. – А этот седь­мой, ко­торый не раб... Ка­кой он внеш­не?
Харт по­жал пле­чами:
- Очень вы­сокий. Ты ему до пле­ча бу­дешь. Ко­жа труп­но-бе­лая, как у Дра­кулы, у ко­торо­го за­кон­чился або­немент в со­лярий. Во­лосы то­же бе­лые, как мо­локо. Длин­ные. Как он в них еще не за­путал­ся и не по­весил­ся, не­понят­но. Выг­ля­дит нем­но­го с ду­ба рух­нувшим, эта­кая по­месь Мэ­рилин Мон­ро и Дже­ка Пот­ро­шите­ля.
Не­фер­та­ри оза­дачен­но по­коси­лась на кув­шин в ру­ке Хар­та, при­киды­вая, не­уже­ли этот раб ус­пел так на­пить­ся с че­тырех глот­ков?
- Как же он умуд­ря­ет­ся с та­кой внеш­ностью до сих пор не по­пасть­ся? – за­дум­чи­во про­из­несла Не­фер­та­ри. – В чем зак­лю­ча­ют­ся его спо­соб­ности?
Егип­тянка с удо­воль­стви­ем от­ме­тила, как Рей­вен от­пил еще ви­на. Ей ка­залось, что Харт про­бол­тался, но по­лицей­ский со­вер­шенно не счи­тал нуж­ным прик­ры­вать му­дака, ко­торый так под­ста­вил Ли­лит. Ес­ли его пой­ма­ют, ту­да ему и до­рога. Или, ес­ли Эрис­тель сам на­да­ет ора­кулам по шее, то это то­же бу­дет весь­ма неп­ло­хо.
- Он у нас – сот­рудник кор­по­рации «Ам­брел­ла», док­тор Фран­кен­штейн. Под­ни­ма­ет мер­тве­цов, де­ла­ет из них сво­их ра­бов, пос­ле че­го те сно­ва уми­ра­ют. В об­щем, тот еще гад.
- Ты не­нави­дишь его? – раз­го­вор ста­новил­ся всё ин­те­рес­нее, и Не­фер­та­ри уже са­ма заб­ра­ла у Рей­ве­на кув­шин, что­бы от­пить ви­на.
- Он пы­тал­ся убить ме­ня, мо­их спут­ни­ков, зас­та­вить ме­ня уби­вать мо­их спут­ни­ков... Да, ты зна­ешь, на­вер­ное, мы ха­рак­те­рами не сош­лись. На­до го­рос­коп по­читать.
Не­фер­та­ри вновь пос­мотре­ла на сво­его спут­ни­ка с от­кро­вен­ным не­до­уме­ни­ем. То, что он го­ворил, она по­нима­ла лишь урыв­ка­ми, и его сло­ва зву­чали стран­но и да­же смеш­но.
- Ты точ­но не родс­твен­ник Сфин­кса? – на вся­кий слу­чай ре­шила уточ­нить Не­фер­та­ри.
- Нет, я из дру­гого ми­ра. Ты же ви­дела мои ве­щи. И лич­но пле­валась от мят­ной кон­фе­ты.
- Это был яд, ко­торый за­моро­зил мне рот!
- Это бы­ла мя­та, тра­ва та­кая, - Рей­вен не знал, как объ­яс­нить, из ка­кой хи­мии де­ла­ют­ся кон­фе­ты «Mentos», но ре­ак­ция егип­тянки по­каза­лась ему за­бав­ной. Или это дей­ство­вало ви­но. Ви­дя, что «гос­по­жа» на­чала пь­янеть, Харт ре­шил пе­рей­ти на бо­лее вол­ну­ющую его те­му.
- Вы ни­ког­да не про­бова­ли снять прок­лятье с ва­шего го­рода?
- Да мно­го раз про­бова­ли. Ора­кулы толь­ко этим и за­нима­ют­ся. Но мне ка­жет­ся, что им это не вы­год­но. Они же тог­да сра­зу ум­рут, - с эти­ми сло­вами егип­тянка улег­лась на пос­тель и ух­мыль­ну­лась. – Ко­сэй хо­чет снять его, но у нас нет дос­та­точ­но­го ко­личес­тва зна­ний.
- Мо­жет, я мо­гу по­мочь? Не пре­тен­дую на Но­белев­скую пре­мию, но ты хо­тя бы рас­ска­жи, в чем зак­лю­ча­ет­ся это прок­лятье.
- Наш го­род при­над­ле­жит Сэт­ху, и это уже прок­лятье. Все де­ло в Ан­кха­нар и ее воз­люблен­ном. Эта жен­щи­на бы­ла са­мой кра­сивой в го­роде, и ора­кул по име­ни Иман­дес воз­же­лал за­полу­чить ее. Это бы­ло лег­ко, так как ее отец пос­чи­тал со­юз с ора­кулом ве­личай­шей честью. Ан­кха­нар же в тай­не лю­била ра­ба. Это бы­ло зап­ре­щено, и, нет­рудно пред­по­ложить, что сде­лали с этим са­мым ра­бом.
- Его уби­ли, - су­хо кон­ста­тиро­вал Рей­вен.
- Вер­но. Лю­ди Иман­де­са втай­не сле­дили за Ан­кха­нар и уз­на­ли, что по но­чам она встре­ча­ет­ся со сво­им воз­люблен­ным у ре­ки. Приг­ро­зив ей, что убь­ет то­го юно­шу, Иман­дес зас­та­вил Ан­кха­нар от­речь­ся от сво­ей люб­ви и быть с ним. Она сог­ла­силась, но клят­ву свою ора­кул не сдер­жал.
- Кто бы сом­не­вал­ся...
Не­фер­та­ри ус­мехну­лась:
- В ту же ночь, ког­да сос­то­ял­ся со­юз Иман­дес и Ан­кха­нар, ее воз­люблен­но­го при­вели на це­ремо­нию и на гла­зах Ан­кха­нар из­ру­били на кус­ки. Той же ночью Ан­кха­нар яви­лась в храм и об­ра­тилась к Сэт­ху, же­лая отом­стить за смерть воз­люблен­но­го. Сэтх на­делил ее си­лой, и той же ночью она уби­ла Иман­де­са и всех, кто сме­ял­ся над стра­дани­ями ее лю­бимо­го. Но Иман­дес не умер. Ник­то не зна­ет, что сох­ра­нило ему жизнь, быть мо­жет, ка­кой-то дру­гой Бог, быть мо­жет, что-то еще, но Ан­кха­нар жес­то­ко поп­ла­тилась за свою ярость. Ее за­хоро­нили за­живо, а сар­ко­фаг за­сыпа­ли скор­пи­она­ми, что­бы до пос­ледне­го мгно­вения она пом­ни­ла о том, что так же под­кра­лась и ужа­лила сво­его суп­ру­га. Ан­кха­нар прок­ля­ла всех, кро­ме ра­бов, и те­перь мы об­ре­чены на пос­то­ян­ные ви­дения и страш­ные бо­ли. И по­ка что толь­ко ора­кулы наш­ли спо­соб сдер­жи­вать ее прок­лятье.
- А всех-то за­чем прок­ли­нать? – Рей­вен нах­му­рил­ся. – Что за чер­то­вы край­нос­ти! А, глав­ное, тот, кто ви­новат, жи­вет се­бе при­пева­ючи, и пле­вать он хо­тел на все ва­ши прок­лятья.
Не­фер­та­ри ве­село рас­сме­ялась.
- Ты го­воришь, как Ко­сэй. А мне ка­жет­ся, что Ан­кха­нар пос­ту­пила пра­виль­но. Есть в этом что-то осо­бен­ное – отом­стить за то­го, ко­го лю­бишь... Ты бы раз­ве не пос­ту­пил так же?
- Я бы мстил не­пос­редс­твен­но убий­це.
- А те, кто смот­ре­ли и сме­ялись, те раз­ве не убий­цы? Те гос­по­да, ко­торые бы­ли в ту ночь на праз­дни­ке - все они по­теша­лись! Я бы лич­но пе­рере­зала глот­ки каж­до­му, кто пос­мел бы сме­ять­ся над смертью мо­его воз­люблен­но­го. Те­бе не по­нять, ес­ли ты ни­ког­да не лю­бил!
- Иног­да луч­ше не лю­бить, чем прок­ли­нать весь го­род и все пос­ле­ду­ющие по­коле­ния!
- Ты – глу­пый раб, ко­торый ни­чего не по­нима­ет в нас­то­ящей люб­ви, - Не­фер­та­ри ве­село улыб­ну­лась. – Ло­жись спать. Я ус­та­ла.
Харт уб­рал ос­татки еды с пос­те­ли и воп­ро­ситель­но пос­мотрел на Не­фер­та­ри.
- Тог­да до зав­тра, - про­из­нес он, и егип­тянка кив­ну­ла, ус­тра­ива­ясь по­удоб­нее. Рей­вен нес­коль­ко рас­те­рял­ся.
- Ты, ка­жет­ся, слиш­ком мно­го вы­пила. Я по­могу те­бе доб­рать­ся до тво­ей пос­те­ли.
- Я уже в сво­ей пос­те­ли! Это мой дом, ес­ли ты не за­был, - рез­ко от­ве­тила егип­тянка. – Ес­ли те­бя что-то не ус­тра­ива­ет, ло­жись на ули­це.
Нес­коль­ко ми­нут по­лицей­ский мол­ча смот­рел на свою «гос­по­жу», ко­торая яв­но вы­пила лиш­не­го. Си­ту­ация по­луча­лась ду­рац­кой. Спать в од­ной пос­те­ли с той, кто еще сов­сем не­дав­но дер­жа­ла его на це­пи, как ка­кую-то пси­ну, по­лицей­ско­му не улы­балось. Но пер­спек­ти­ва но­чевать на ули­це об­ра­дова­ла его еще мень­ше. Ког­да он опус­тился на кро­вать, Не­фер­та­ри уже спа­ла...
Дмит­рий Лес­ков, или как его еще лю­бил ве­личать Эрик, хра­нитель мат­ре­шек всея Ру­си, не мог зас­нуть не по­тому, что пе­режи­вал за сво­их спут­ни­ков, и не по­тому, что раз­ра­баты­вал план по­бега. Ему чер­тов­ски хо­телось есть. Во­роча­ясь с бо­ку на бок, рус­ский зак­ры­вал гла­за и пред­став­лял соч­ный стейк сред­ней про­жар­ки, зо­лотис­тую кар­тошку, слег­ка по­сыпан­ную зе­ленью, све­же­ис­пе­чен­ный хлеб с хрус­тя­щей ко­роч­кой. Или, нап­ри­мер, борщ, нас­то­ящий, аро­мат­ный, на­варис­тый борщ, ко­торым его уго­щали друзья из Ки­ева. При мыс­ли о го­рячем су­пе, Дмит­рий ти­хо вы­ругал­ся те­ми са­мыми сло­вами, за ко­торые пос­то­ян­но от­чи­тывал Фос­те­ра. Еще не­дав­но его край­не раз­дра­жало то, что из всех рус­ских слов, аме­рика­нец толь­ко ма­том вла­де­ет без ак­цента. Но ни од­но ли­тера­тур­ное сло­во не мог­ло опи­сать, нас­коль­ко силь­но Ди­ма хо­тел есть. Да­же во вре­мя вой­ны у не­го хо­тя бы раз в день бы­ла воз­можность что-то по­есть. В Егип­те у не­го то­же бы­ла воз­можность по­есть, но где га­ран­тии, что чер­тов ора­кул не до­бав­ля­ет ту­да ка­кой-то яд, что­бы в оче­ред­ной раз по­из­де­вать­ся над сво­им до­вер­чи­вым ра­бом.
«Лю­ди мо­гут ме­сяц про­дер­жать­ся без еды», - ус­по­ка­ивал се­бя Дмит­рий. «Ша­олинь­ские мо­нахи же как-то умуд­ря­ют­ся... Твою мать!»
В тот же миг же­лудок тре­бова­тель­но за­ур­чал, да­вая Лес­ко­ву яс­но по­нять, что в мо­нахи по­давать­ся не на­мерен. Дмит­рий под­нялся с пос­те­ли и на­чал хо­дить по ком­на­те, ста­ра­ясь пе­рек­лю­чить свои мыс­ли. По­чему он мо­жет уго­вари­вать всех, кро­ме се­бя? С тру­дом ку­рить бро­сил, не го­воря уже о при­выч­ке щел­кать зас­тежкой ча­сов тог­да, ког­да он нер­вни­ча­ет.
Ког­да в ком­на­ту приш­ла ра­быня Ака­ны, Дмит­рий по­нял, что приш­ло вре­мя опять ус­ми­рять прок­ля­того де­мона.
«Как же вы ме­ня все дос­та­ли!» - зло по­думал он, мол­ча сле­дуя за де­вуш­кой. Но, ког­да он во­шел в ком­на­ту Ака­ны, то зас­тал свою гос­по­жу за ужи­ном. Од­на из ра­бынь как раз за­кан­чи­вала рас­став­лять на сто­ле блю­да.
- Ка­жет­ся, я при­дума­ла спо­соб, что­бы те­бя по­кор­мить, - ус­мехну­лась егип­тянка, за­метив, как ее уп­ря­мый раб изо всех сил пы­та­ет­ся не смот­реть на еду. – Бу­дем, как де­ти, есть из од­ной та­рел­ки. Ты хоть по­нима­ешь, нас­коль­ко это уни­зитель­но для гос­по­жи?
Ака­на отор­ва­ла ку­сочек ле­пеш­ки и, про­жевав его, кив­ну­ла Дмит­рию.
- Ви­дишь, не умер­ла. Са­дись. Ты выг­ля­дишь от­вра­титель­но. Мне бы­ло стыд­но по­казы­вать те­бя Не­фер­та­ри и Ко­сэю.
«А ос­таль­ные яко­бы выг­ля­дели луч­ше?» - по­думал Лес­ков, вспом­нив, внеш­ний вид Рей­ве­на и Ли­лит.
- Са­дись! - тре­бова­тель­но пов­то­рила гос­по­жа.
В этот раз Дмит­рий спо­рить не стал. Ака­на не мог­ла не за­метить, что его гор­дость скри­пит, слов­но нес­ма­зан­ная дверь, но всё-та­ки он при­со­еди­нил­ся к ужи­ну. Муж­чи­на изо всех сил пы­тал­ся ка­зать­ся рав­но­душ­ным, слов­но еда его по-преж­не­му не силь­но ин­те­ресу­ет, и ест он лишь по­тому, что не же­ла­ет от­ка­зать да­ме. Но в ду­ше Лес­ков чувс­тво­вал се­бя кро­коди­лом, ко­торый на­конец дор­вался до тра­пезы. Ака­на мол­ча наб­лю­дала за ним, мыс­ленно за­бав­ля­ясь по­веде­ни­ем это­го муж­чи­ны. Как же силь­но он от­ли­чал­ся от дру­гих ве­щей! Все эти бе­локо­жие ра­бы бы­ли дру­гими. Де­вуш­ка, ко­торая не про­лила ни сле­зин­ки, хо­тя Ко­сэй ед­ва не убил ее. Свет­ло­воло­сый раб, ко­торый пер­вым пос­мел от­крыть рот без раз­ре­шения и всту­пить­ся за нес­час­тную. Быть мо­жет, у этих дво­их бы­ла лю­бовь? За­тем Ака­не вспом­нился раб Не­фер­та­ри. То, что егип­тянка всту­пилась за не­го, бы­ло ред­костью. Кто-кто, а Не­фер­та­ри ни­ког­да не пе­речи­ла Ко­сэю по та­ким пус­тя­кам. И на­конец свет­ло­воло­сый юно­ша, ко­торый при­над­ле­жал Все­видя­щему. Внеш­не он от­ли­чал­ся от ос­таль­ных, бу­дучи са­мым кра­сивым из всех. К то­му же он не лгал, за­яв­ляя, что чу­жаков приш­ло все­го шес­те­ро. Он так ду­мал, он ве­рил в это. И, глав­ное, по­чему Иман­дес не поз­во­лил при­вес­ти сво­его ра­ба? О том муж­чи­не го­вори­ли ед­ва ли не все жен­щи­ны го­рода. Им хо­тели об­ла­дать, и Ака­не бы­ло от­кро­вен­но ин­те­рес­но, как он выг­ля­дел, и что в нем та­кого осо­бен­но­го. Но еще боль­ше де­вуш­ку ин­те­ресо­вал не­види­мый седь­мой. Она раз­мышля­ла о том, смог бы он спра­вить­ся с Ин-теп, ес­ли с лег­костью одо­лел Жре­ца.
На­конец Ака­на за­гово­рила. Ка­залось, она со­бира­лась ду­хом, что­бы про­из­нести это вслух:
- Поп­ро­буй ос­во­бодить ее еще раз. Но не нас­толь­ко силь­но. Я хо­чу, что­бы сей­час бы­ло боль­ше ме­ня, а не её.
- Я не уве­рен, что так по­лучит­ся, - от­ве­тил Дмит­рий, отс­тра­нив­шись от еды.
- А те­бе не нуж­но быть уве­рен­ным. Ты поп­ро­буй.
Ска­зать, что та­кая идея со­вер­шенно ему не пон­ра­вилась, это ни­чего не ска­зать. Дмит­рий ка­тего­ричес­ки не хо­тел эк­спе­римен­ти­ровать, тем бо­лее сей­час. Он сам чувс­тво­вал се­бя слиш­ком ус­тавшим, по­это­му сом­не­вал­ся в сво­ей спо­соб­ности кон­цен­три­ровать­ся. Но Ака­на нас­та­ива­ла, и муж­чи­на под­чи­нил­ся. Те­перь он был ос­то­рож­нее, и на ка­кой-то миг Ди­ме по­каза­лось, что ни­чего не про­изош­ло. Пе­ред ним си­дела всё та же де­вуш­ка с нор­маль­ным цве­том ко­жи и глаз. Она выг­ля­дела взвол­но­ван­ной, но все-та­ки ос­та­валась со­бой.
- Я ее чувс­твую, - еле слыш­но про­из­несла Ака­на, и ее ру­ка кос­ну­лась гру­ди. – Бо­ги, сколь­ко же в ней ярос­ти... Она хо­чет ра­зор­вать всех на кус­ки, и в пер­вую оче­редь те­бя. Ты не сде­лал то­го, че­го она от те­бя хо­тела. Ты ра­зоча­ровал ее. Но в та­ком сос­то­янии я мо­гу удер­жи­вать ее. Всё бу­дет хо­рошо.
Де­вуш­ка под­ня­лась с мес­та и прош­лась по ком­на­те. Дмит­рий слу­шал свою «гос­по­жу», не сво­дя с нее прис­таль­но­го взгля­да. Ему не нра­вилась, что он не ви­дит ее глаз, но по­ка что Ака­на ве­ла се­бя, как преж­де. Обе ра­быни, ко­торые нак­ры­вали на стол, да­же не за­мети­ли под­ме­ны.
- Как это стран­но – слы­шать мыс­ли всех оби­тате­лей это­го до­ма. Нап­ри­мер, мой отец... Ему сей­час очень хо­рошо с жен­щи­ной, и он хо­чет вла­деть ее те­лом всю ночь. Он ду­ма­ет, что ока­зыва­ет ей ве­ликую честь, а эта жен­щи­на мо­лит­ся, что­бы всё пос­ко­рее за­кон­чи­лась. Силь­нее ее не­навис­ти толь­ко страх...
За­тем Ака­на приб­ли­зилась к од­ной из сво­их ра­бынь и лас­ко­во пог­ла­дила ее по во­лосам.
- А вот она все это вре­мя ду­мала о те­бе, Дми-три. Она на­ходит те­бя кра­сивым. Ей нра­вит­ся твоя ко­жа и не­обыч­ный цвет глаз. А еще она ду­мала, как ска­зать те­бе о том, что она не зна­ла о ча­рах, на­ложен­ных на во­ду, ко­торую ты при­нял из ее рук.
Лес­ков на­конец об­ра­тил вни­мание на де­вуш­ку и уз­нал в ней ту са­мую ра­быню, ко­торую выг­нал прочь.
- А вот эта де­вуш­ка ду­ма­ет о том, ос­та­нет­ся ли что-то пос­ле на­шей тра­пезы, что­бы она мог­ла ута­щить ку­сочек ле­пеш­ки или, быть мо­жет, да­же мя­со. Она всег­да под­во­ровы­ва­ет, но обыч­но не по­пада­лась...
Обе ра­быни пе­реме­нились в ли­це. Од­на бы­ла край­не сму­щена, вто­рая ис­пу­гана.
- О, ве­ликая гос­по­жа, я ни­ког­да бы не пос­ме­ла что-то ук­расть, - взмо­лилась жен­щи­на, чьи мыс­ли толь­ко что так точ­но оз­ву­чили. Она дро­жала всем те­лом, бо­ясь по­думать о том, что сде­ла­ет Эма­фи­он, уз­нав о слу­чив­шемся. Единс­твен­ная на­деж­да бы­ла на то, что Ака­на ее не вы­даст. Гос­по­жа обыч­но не де­лала это­го и на­казы­вала край­не ред­ко.
- А сей­час ты хо­чешь, что­бы я те­бе по­вери­ла, - про­дол­жи­ла Ака­на, лас­ко­во пог­ла­див по ще­ке вто­рую ра­быню. – Вы обе смот­ри­те на то, что вам не при­над­ле­жит. Но, ес­ли од­на из вас во­ру­ет по ме­лочи, то дру­гая трус­ли­во меч­та­ет о боль­шем.
Про­ис­хо­дящее на­чина­ло при­нимать не­хоро­ший обо­рот. Дмит­рий под­нялся с мес­та и быс­тро нап­ра­вил­ся к Ака­не, ре­шив прер­вать эк­спе­римент, по­ка он не вы­шел из-под кон­тро­ля.
- Я очень не люб­лю, ког­да кто-то ду­ма­ет о том, как ук­расть мою вещь! – еле слыш­но про­из­несла Ака­на и в тот же миг ее ру­ки из­ме­нились. Дмит­рий уви­дел, как блес­ну­ли длин­ные ос­трые ког­ти, а за­тем обе ра­быни упа­ли на пол, обез­глав­ленные. Го­лова од­ной из де­вушек от­ка­тилась к но­гам Ди­мы и ус­та­вилась на не­го ши­роко рас­кры­тыми гла­зами. Муж­чи­на за­мер, не в си­лах по­верить уви­ден­но­му. Страх па­рали­зовал его, ли­шая воз­можнос­ти ду­мать. И толь­ко ди­кий, за­ливис­тый хо­хот Ака­ны зас­та­вил его прий­ти в се­бя. Она сме­ялась, зап­ро­кинув го­лову, слов­но ума­лишен­ная. Ру­ки егип­тянки вновь выг­ля­дели преж­ни­ми, раз­ве что с кон­чи­ков паль­цев сте­кала кровь, и де­вуш­ка маз­ну­ла ими по сво­им гу­бам, про­буя на вкус алые кап­ли.
- Что ты так смот­ришь на ме­ня? – от­сме­яв­шись, про­из­несла Ака­на. - Они зас­лу­жили на­каза­ния! Они хо­тели ук­расть мои ве­щи!
- Ус­по­кой­ся! – сев­шим го­лосом про­из­нес Дмит­рий. – Это го­ворит де­мон, не ты.
- Я не по­нимаю, что про­ис­хо­дит... Мне страш­но, - вне­зап­но де­вуш­ка пе­реме­нилась в ли­це и рас­те­рян­но ог­ля­делась по сто­ронам, но она слов­но не ви­дела уби­тых.
- От­ку­да кровь?
- Ус­по­кой­ся. Смот­ри на ме­ня! – Ди­ма пы­тал­ся зас­та­вить свой го­лос зву­чать ре­шитель­нее, но он пре­датель­ски дрог­нул. Муж­чи­на не­уве­рен­но шаг­нул впе­ред, слов­но приб­ли­жал­ся к хищ­но­му зве­рю. – Спо­кой­но, Ака­на. Смот­ри на ме­ня!
Де­вуш­ка не смот­ре­ла. Она в рас­те­рян­ности ози­ралась по сто­ронам, слов­но не по­нима­ла, где на­ходит­ся.
- Это не пе­щера... – про­бор­мо­тала она. – Кто ты та­кой?
- Ака­на, пос­мотри мне в гла­за!
Он зас­та­вил се­бя приб­ли­зить­ся к ней, но ед­ва кос­нулся ее под­бо­род­ка, как ос­трые ког­ти впи­лись ему в ру­ку.
- Прос­чи­тал­ся, нич­тожный! – про­шипе­ла сквозь зу­бы де­вуш­ка. Дмит­рий вскрик­нул, ког­да де­мон рас­по­лосо­вал ему грудь. Го­рячая кровь хлы­нула из от­кры­тых ран, но вот тем­но-си­ние плас­ти­ны че­шуи по­яви­лись на его ко­же. Он чу­дом ус­пел пе­рех­ва­тить ее ру­ку во вто­рой раз и, схва­тив за шею, с си­лой при­жал де­вуш­ку к сте­не.
- Нет! – в ярос­ти зак­ри­чала Ака­на, и сно­ва по­лос­ну­ла Дмит­рия уже вто­рой ру­кой. – Нет! Нет! Нет!
По­нимая, что не удер­жит ее, Лес­ков поп­ро­бовал вну­шить ей страх, и это спас­ло ему жизнь. Де­вуш­ка в ужа­се пос­мотре­ла на не­го, а за­тем ста­ла са­мой со­бой. Вна­чале она не мог­ла вы­мол­вить ни сло­ва. Ее взгляд сколь­зил по ок­ро­вав­ленно­му те­лу Дмит­рия, за­тем пе­ремес­тился на ее собс­твен­ные ру­ки, ис­пачкан­ные в чем-то алом ед­ва ли не до лок­тей. За­тем де­вуш­ка уви­дела сво­их ра­бынь.
- Бо­ги... – выр­ва­лось у нее. Она на­чала бес­по­мощ­но осе­дать на пол, чувс­твуя, что но­ги боль­ше не дер­жат ее. То, что Ака­на по­теря­ла соз­на­ние, бы­ло да­же хо­рошо. Дмит­рий был не го­тов сей­час го­ворить. Блед­ный, как смерть, он опус­тился ря­дом на пол и нес­коль­ко ми­нут ту­по смот­рел в од­ну точ­ку. Уви­ден­ное по­вер­гло его в та­кой ужас, что он не мог спра­вить­ся с со­бой. Да­же ра­ны на гру­ди на эти нес­коль­ко ми­нут по­каза­лись не та­кими бо­лез­ненны­ми.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться