Искаженное время

Размер шрифта: - +

XX

Двойное проклятье

Пос­ле ухо­да Эри­ка, Рей­вен вновь ока­зал­ся в оди­ночес­тве. Впер­вые эта прос­торная ком­на­та по­каза­лась ему нас­толь­ко тес­ной, что ста­ло тя­жело ды­шать. С каж­дым днем по­ложе­ние ста­нови­лось всё ху­же, а на­деж­да на спа­сение всё приз­рачнее. В та­ких слож­ных об­сто­ятель­ствах Рей­вен еще ни ра­зу не бы­вал. Ана­лизи­руя то, что про­ис­хо­дит с его спут­ни­ками, Харт уже чувс­тво­вал, что не он – са­мый нес­час­тный оби­татель это­го го­рода. Ли­лит по­теря­ла си­лы и вдо­бавок по­пала в ру­ки са­мого жес­то­кого во­ина. Ин­ге­мар умуд­рился свя­зать­ся с жен­щи­ной, из-за ко­торой его шан­сы по­гиб­нуть воз­росли до пу­га­ющей ве­личи­ны. В свою оче­редь, Эрик очень до­рого зап­ла­тил за свою вре­мен­ную сво­боду, при­няв на се­бя ка­кое-то не­из­вес­тное прок­лятье. Еще ни ра­зу Рей­вен не ви­дел его в та­ком сос­то­янии. Дмит­рий Лес­ков, ко­торый, ка­залось, всег­да дер­жал всё под кон­тро­лем, ока­зал­ся все­го лишь пеш­кой в иг­ре меж­ду ора­кулом и Ин-теп. Да­же Иль­нес, чья си­ту­ация выг­ля­дела бо­лее-ме­нее ста­биль­но, зав­тра вмес­те с ос­таль­ны­ми вый­дет на аре­ну. Про зав­траш­ний день Харт бо­ял­ся да­же ду­мать. Сла­бость от кол­довс­тва Эрис­те­ля по-преж­не­му свин­цом рас­те­калась по те­лу, хо­тя, в от­ли­чие от Ко­сэя, Рей­вен всё же вос­ста­нав­ли­вал­ся зна­читель­но быс­трее. В гла­зах боль­ше не дво­илось, ис­чез оз­ноб, про­пала го­лов­ная боль – пос­леднее про­изош­ло бла­года­ря таб­летке Эри­ка, ко­торой на­ем­ник по-брат­ски по­делил­ся.
Сей­час по­лицей­ский ме­рил ша­гами ком­на­ту, и его мыс­ли пе­рек­лю­чились на то, что рас­ска­зал ему Фос­тер. В мо­за­ике это­го го­рода по-преж­не­му от­сутс­тво­вала боль­шая часть фраг­ментов, но что-то уже на­чина­ло вы­рисо­вывать­ся. Во вся­ком слу­чае, по­яви­лась рам­ка, яс­но ука­зыва­ющая на то, что за её пре­дела­ми ни­чего нет. Прок­лятье, на­ложен­ное на го­род жен­щи­ной по име­ни Ан­кха­нар, ста­ло сво­его ро­да крыш­кой это­го гро­ба, ко­торую мог под­нять толь­ко умер­ший. Ви­димо, са­ма Ан­кха­нар. И из все­го это­го крас­ным шриф­том вы­деля­лось глав­ное: имен­но прок­лятье ка­ким-то об­ра­зом бло­киру­ет пор­тал, от­ве­ча­ющий за пе­реме­щение. Дол­жен быть ка­кой-то спо­соб вер­нуть Ан­кха­нар из царс­тва мер­твых и зас­та­вить её снять прок­лятье. Был ещё ва­ри­ант – вос­поль­зо­вать­ся ус­лу­гами су­щес­тва, зах­ва­тив­ше­го те­ло Ака­ны, вот толь­ко Дмит­рий ка­тего­ричес­ки от­ка­зывал­ся при­зывать его. По­чему-то Лес­ков па­ничес­ки бо­ял­ся это­го ду­ха, хо­тя ни Рей­ве­ну, ни Эри­ку тол­ком не ска­зал, по­чему. Ли­лит го­вори­ла, в ка­ком сос­то­янии ви­дела Дмит­рия в до­ме Ака­ны, и, на­вер­ня­ка, эти ра­ны на­нес ему Ин-теп. Но, быть мо­жет, гра­финя ди Ле­вильо име­ет боль­ше шан­сов под­чи­нить это тем­ную сущ­ность, не­жели Дмит­рий. Лес­ков вли­ял не на де­мона, а на Ака­ну, а вот Ли­лит... Но она так не вов­ре­мя ут­ра­тила свои си­лы!
Хо­рошо, к чёр­ту Ин-теп! Ес­ли поп­ро­бовать доб­рать­ся до Ан­кха­нар? Доз­во­нить­ся до мер­тво­го мо­жет толь­ко Эрис­тель, и Фос­тер край­не удач­но умуд­рился с ним по­об­щать­ся на эту те­му. И, ес­ли до­гад­ки вер­ны, то нек­ро­мант уже дол­жен был снять прок­лятье. Од­на­ко он мед­лил, и это чер­тов­ски нас­то­ражи­вало. По­чему он тя­нет вре­мя? Ли­лит – его про­вод­ник, по­это­му чем доль­ше они здесь на­ходят­ся, тем боль­ше рис­ка, что гра­финя по­гиб­нет. Нес­мотря на их пос­леднюю «ссо­ру», нек­ро­мант по-преж­не­му бу­дет по­могать Ли­лит, так как яс­но дал Эри­ку по­нять, что не ви­дит Еги­пет сво­им пос­ледним прис­та­нищем. Так по­чему же он мед­лит? Раз­ве что Эрис­тель до сих пор вос­ста­нав­ли­ва­ет си­лы пос­ле ло­вуш­ки Ли­лит.
«Черт по­дери! Ка­кие еще мо­гут быть ва­ри­ан­ты свя­зать­ся с умер­ши­ми?»
Рей­вен в ко­торый раз про­шел­ся по ком­на­те и за­тем за­дум­чи­во кос­нулся ру­кой фи­гур­ки ка­мен­ной кош­ки. Ста­ту­эт­ка пя­лилась на не­го сво­ими глу­пыми гла­зами, но впер­вые она не по­каза­лась Хар­ту та­кой не­навис­тной. Она зас­та­вила его мыс­ли пе­рек­лю­чить­ся на еги­пет­ских бо­гов. Здеш­ний пра­витель царс­тва мер­твых был не­кий Ану­бис. Не­фер­та­ри го­вори­ла, что с бо­гами мо­гут раз­го­вари­вать толь­ко во­ины аре­ны, жре­цы и ора­кулы. Во­ины аре­ны по­луча­ют пра­во об­ра­тить­ся к ним за пок­ро­витель­ством пос­ле треть­его боя. Но что зна­чит «об­ра­тить­ся»? Жа­лоб­но ве­щать что-то гли­няно­му жу­ку-на­воз­ни­ку или иметь пол­но­цен­ный ди­алог с кем-то из этих су­ществ со зве­рины­ми го­лова­ми? От­ве­ча­ют ли бо­ги обыч­ным смер­тным?
Рей­вен чувс­тво­вал, что с каж­дым его пред­по­ложе­ни­ем си­ту­ация на­чина­ет мрач­неть ещё боль­ше. Да­же три боя на аре­не – это не­воз­можно мно­го. Ду­раку по­нят­но, что, про­тив та­ких во­инов, как Ало­ли, Ари­зен и Сфинкс, в чес­тном сра­жении не выс­то­ять. У эль­фа есть ско­рость и точ­ность, но что он мо­жет сде­лать, ес­ли встре­тит­ся с вра­гом, по­веле­ва­ющим сти­хи­ей? У Ли­лит на дан­ный мо­мент ос­та­лась толь­ко кра­сота, ко­торая в пер­вые в жиз­ни ей ни хре­на не при­годит­ся. У Ин­ге­мара – си­ла и его те­леки­нети­чес­кие спо­соб­ности, но, ес­ли про­тив не­го ока­жет­ся кто-то по­хожий на Жре­ца? Эрик Фос­тер... Этот трус ни­ког­да не под­ста­вит­ся лиш­ний раз и да­же умуд­рился за­рабо­тать се­бе прок­лятье, лишь бы не вы­ходить на аре­ну. А ведь у не­го как раз-та­ки боль­ше всех шан­сов про­дер­жать­ся. Его уме­ние де­лать­ся не­замет­ным го­раз­до луч­ше дей­ству­ет на про­тив­ни­ка, не­жели не­види­мость Кай­та­ны. Ес­ли во вто­ром слу­чае враг пом­нит о сво­ем про­тив­ни­ке, то в пер­вом бу­дет рас­те­рян­но ози­рать­ся по сто­ронам, га­дая, что он тут за­был. Толь­ко чувс­тву­ющий энер­ге­тику ос­та­нет­ся Фос­те­ру про­тив­ни­ком. Эрик – прос­то иде­аль­ный на­ём­ник и нас­толь­ко же от­вра­титель­ный то­варищ. Был ещё Лес­ков с его уме­ни­ем вну­шать про­тив­ни­ку па­ничес­кий страх. Но ник­то не со­бирал­ся выс­тавлять его на аре­ну. Он был тем, кто дол­жен был сдер­жи­вать Ин-теп, и рис­ко­вать им ни­ког­да не ста­нут. За­бав­но, те, кто мог­ли хоть что-то по­казать на аре­не, ока­зались не удел, за­то ос­ла­бев­шие Ли­лит, Ин­ге­мар и Рей­вен бу­дут глав­ным пу­шеч­ным мя­сом. Ес­ли толь­ко... Рей­вен вспом­нил об еще од­ном пре­иму­щес­тве Лес­ко­ва над ним и Эри­ком. У рус­ско­го был эпи­неф­рин. Две­над­цать ам­пул. Рей­ве­ну хва­тало че­тырех, что­бы об­ра­тить­ся в дра­кона, а это зна­чит, что он смо­жет про­дер­жать­ся эти три боя, ес­ли Лес­ков по­делить­ся сво­им единс­твен­ным ору­жи­ем. Вот толь­ко как его зас­та­вить? Эй, рус­ский, от­дай-ка мне эпи­неф­рин! А то, что у те­бя за стен­кой де­мон ме­чет­ся, ты не об­ра­щай вни­мания. У нас в Аме­рике во­об­ще по но­чам тран­свес­ти­ты под ок­на­ми ру­га­ют­ся!
В лю­бом слу­чае, нуж­но поп­ро­бовать за­полу­чить у Дмит­рия прок­ля­тые ам­пу­лы, в край­нем слу­чае – под­го­ворить Фос­те­ра, что­бы ук­рал. Эрик мо­жет пой­ти на это в том слу­чае, ес­ли при­жать его с прок­лять­ем. По­нимать бы ещё ус­ло­вия сом­ни­тель­ной друж­бы меж­ду рус­ским и его на­ём­ни­ком? В ка­ком слу­чае Эрик спо­собен пре­дать его, и бу­дет ли это рас­смат­ри­вать­ся, как пре­датель­ство?
Вне­зап­но по­лицей­ский ус­лы­шал звук приб­ли­жа­ющих­ся ша­гов. По­ход­ка бы­ла лёг­кой, оп­ре­делен­но, жен­ской. Харт бро­сил взгляд на кро­вать, при­киды­вая, как ему пос­ту­пить. Прит­во­рить­ся уми­ра­ющим ле­бедем? Ес­ли Не­фер­та­ри уви­дит, что её во­ин по-преж­не­му на­поми­на­ет му­ху, уго­див­шую в ло­бовое стек­ло мчав­ше­гося на всей ско­рос­ти гру­зови­ка, быть мо­жет, од­на из пес­чи­нок в ее бес­чувс­твен­ном сер­дце всё-та­ки по­шеве­лит­ся, и она пе­реду­ма­ет ки­дать нес­час­тно­го ра­ба на аре­ну? Или, нап­ро­тив, де­лать вид, что он прек­расно се­бя чувс­тву­ет и го­тов к сра­жению, глав­ное, ус­петь до зав­тра до­быть эпи­неф­рин.
В ком­на­ту вош­ла Ало­ли и сме­рила по­лицей­ско­го вы­соко­мер­ным взгля­дом.
- Выг­ля­дишь от­вра­титель­но! – нас­мешли­вым то­ном про­из­несла она. – Гос­по­жа ве­лела при­вес­ти те­бя в по­рядок, а то ско­ро, гля­дя на те­бя, ок­ру­жа­ющие бу­дут ей со­чувс­тво­вать, а не за­видо­вать. По­том те­бе ве­лено явить­ся к ней.
- И ка­ким об­ра­зом ты со­бира­ешь­ся при­водить ме­ня в по­рядок? - го­лос Хар­та проз­ву­чал столь же нед­ру­желюб­но. Он смот­рел на де­вуш­ку нас­то­рожен­но, слов­но за её спи­ной на­ходил­ся кин­жал.
- Сядь бли­же к све­ту, - су­хо ска­зала егип­тянка. Рей­вен под­чи­нил­ся и мол­ча опус­тился на стул. То, что Ало­ли заш­ла ему за спи­ну, не слиш­ком пон­ра­вилось по­лицей­ско­му. В тот же миг она схва­тила его за во­лосы и рыв­ком зас­та­вила зап­ро­кинуть го­лову.
- Не дер­гай­ся, ес­ли не хо­чешь, что­бы я слу­чай­но пе­рере­зала те­бе гор­ло, - про­из­несла она, и Рей­вен по­чувс­тво­вал, как паль­цы де­вуш­ки, ка­сав­ши­еся его шеи, вне­зап­но об­ра­тились в ос­трые лез­вия.
- Вер­нусь в свой век, рас­це­лую брит­ву, - нер­вно ус­мехнул­ся он.
- Ты го­воришь, как Сфинкс. На­вер­ня­ка, за те­бя то­же по­ручат­ся все бо­ги. Обид­но. Они всег­да под­держи­ва­ют толь­ко ду­раков.
Вспом­нив про Сфин­кса, Рей­вен сра­зу по­нял, за­чем его ре­шили «при­водить в по­рядок». Ра­бы дол­жны выг­ля­деть иде­аль­но во вре­мя сра­жения. Они дол­жны быть сви­репы­ми, бесс­траш­ны­ми и же­латель­но прив­ле­катель­ны­ми. Харт не от­но­сил се­бя к кра­сав­цам, но Не­фер­та­ри яв­но хо­тела выз­вать за­висть у тех, кто не об­ла­да­ет бе­локо­жими ра­бами.
Без ще­тины бы­ло неп­ри­выч­но, но впер­вые Хар­та не обес­по­ко­ило то, что те­перь он выг­ля­дит в ра­зы мо­ложе. Об этом сто­ило вол­но­вать­ся там, в по­лицей­ском от­де­лении, что­бы ка­зать­ся со­лид­нее, доп­ра­шивая бы­валых прес­тупни­ков, здесь же воз­раст пу­шеч­но­го мя­са ни­кого не ин­те­ресо­вал. Од­на­ко Ало­ли Рейв всё же поб­ла­года­рил, чем выз­вал оче­ред­ной през­ри­тель­ный сме­шок.
- Идём, чу­жак, - бро­сила де­вуш­ка. И за­тем, слов­но про­читав его мыс­ли, до­бави­ла, - ра­дуй­ся, что те­бе не при­дет­ся сра­жать­ся про­тив ме­ня. Я бы не по­жале­ла те­бя из-за тво­ей бе­лой ко­жи. Вче­ра я мо­лилась бо­гам, что­бы сой­тись в по­един­ке с тво­им бе­лово­лосым друж­ком. Или со вто­рым, ко­торый наз­на­чил се­бя за­щит­ни­ком хи­лой дев­ки. Ты, на­вер­ное, еще не зна­ешь, что он вы­иг­рал её у Ко­сэя.
- Вы­иг­рал? – Рей­вен с удив­ле­ни­ем пос­мотрел на Ало­ли.
- Да. Выз­вал Ко­сэя на по­еди­нок, а тот из-за гор­ды­ни не смог от­ка­зать­ся. По­зор­ное бы­ло зре­лище. Да­же Ще­нок ска­зал, что смот­реть бы­ло не на что...
- Зна­чит, Ли­лит те­перь при­над­ле­жит Ин­ге­мару? По­луча­ет­ся, зав­тра она не вый­дет на аре­ну?
- Нет, не вый­дет, - от­ве­тила Ало­ли, и Рей­вен по­чувс­тво­вал об­легче­ние. Впер­вые он по­думал о том, нас­коль­ко же им по­вез­ло, что в их пе­ред­ря­ге ока­зал­ся Ин­ге­мар. Харт да­же мыс­ленно об­ру­гал се­бя, что сам не до­думал­ся выз­вать на по­еди­нок Ко­сэя, ког­да тот нас­толь­ко ос­лаблен. Раз­ве что в тот мо­мент по­лицей­ский сам чувс­тво­вал се­бя не луч­ше.
«Черт возь­ми, Лар­сен. Ты об­ста­вил нас всех вмес­те взя­тых. Пред­став­ляю, как Ли­лит сей­час на те­бя фыр­ка­ет, мол, опять её спас­ли, нес­час­тную!» - с иро­ни­ей ду­мал Харт.
- Че­му ты улы­ба­ешь­ся? – с раз­дра­жени­ем по­ин­те­ресо­валась Ало­ли. – Тут пла­кать нуж­но! Жал­кая трус­ли­вая вещь не хо­чет вы­ходить на аре­ну, об­ла­дая та­кой си­лой. В го­роде нет ни од­но­го, кто мо­жет де­лать­ся не­уяз­ви­мым про­тив ог­ня, во­ды и вет­ра. И уж тем бо­лее ни од­на стре­ла, ни один кли­нок не мо­жет нав­ре­дить ей. Она бы­ла бы са­мым мо­гущес­твен­ным во­ином пос­ле Жре­ца. Но Жре­ца уби­ли. И эта де­вуш­ка, об­ра­тив­шись в ка­мень, с лег­костью ста­ла бы по­беди­телем, не по­тер­пев ни од­но­го по­раже­ния. Ко­сэй всег­да зна­ет, что де­ла­ет! А она... Ду­ра!
- Пос­той! – Рей­вен не­мед­ленно пе­реме­нил­ся в ли­це. – Ты име­ла вви­ду ту, дру­гую де­вуш­ку, егип­тянку? Не Ли­лит?
- Я не пом­ню, как зо­вут ту трус­ли­вую вещь и да­же пом­нить не хо­чу, - Ало­ли през­ри­тель­но от­махну­лась. Од­на­ко вы­раже­ние ли­ца Рей­ве­на зас­та­вила её рас­сме­ять­ся.
- Что ты та­кой... стран­ный?
Стран­ный... Это са­мое мяг­кое сло­во, ко­торое мож­но бы­ло упот­ре­бить в том слу­чае, как чувс­тво­вал се­бя сей­час Рей­вен. В го­лову лез­ла толь­ко брань. По­чему Ин­ге­мар вы­иг­рал ту де­вуш­ку, а не Ли­лит? Да, мо­жет, гра­финя в прош­лый раз пе­рег­ну­ла пал­ку, ру­га­ясь с ним, но это же Ли­лит. Она веч­но всем не­доволь­на. Кто-то со­бира­ет ред­кие ра­куш­ки, кто-то вя­жет крюч­ком, а гра­финя кри­чит на тех, кто ей по­мога­ет. Но это же не зна­чит, что на­до вос­при­нимать это всерь­ез...
Рей­вен не­воль­но схва­тил­ся за го­лову. Как, имея та­кую воз­можность, Ин­ге­мар вы­иг­рал со­вер­шенно не ту де­вуш­ку? Быть мо­жет, Ко­сэй уже вос­ста­новил­ся и вто­рого та­кого шан­са уже не пред­ви­дит­ся.
Смех Ало­ли выр­вал его из за­дум­чи­вос­ти.
- Ты та­кой же не­нор­маль­ный, как и Сфинкс, - вос­клик­ну­ла егип­тянка. – Идем уже! Гос­по­жа заж­да­лась!
Пог­ру­жен­ный в свои мрач­ные мыс­ли, Рей­вен нап­ра­вил­ся сле­дом за де­вуш­кой. Они по­кину­ли дом и от­пра­вились в сад, где от­ды­хала Не­фер­та­ри. Гос­по­жа си­дела у ис­кусс­твен­но­го во­до­ёма, нас­лажда­ясь прох­ла­дой в те­ни де­ревь­ев. Ус­тро­ив­шись на де­ревян­ном нас­ти­ле, де­вуш­ка пог­ру­зила но­ги до ко­лен в во­ду, не об­ра­щая вни­мания на то, что ткань юб­ки то­же уго­дила в озе­ро.
Ког­да она пос­мотре­ла на Рей­ве­на, то до­воль­но улыб­ну­лась, от­ме­чая, нас­коль­ко же он по­хоро­шел, из­ба­вив­шись от ще­тины. Те­перь он выг­ля­дел на нес­коль­ко лет мо­ложе.
Од­на­ко взгляд Хар­та был та­ким по­терян­ным, что Не­фер­та­ри не­воль­но нас­то­рожи­лась. Она вни­матель­но пос­мотре­ла на Ало­ли, при­киды­вая, не­уже­ли её но­вый раб нас­толь­ко слаб, что не мо­жет вы­тер­петь обыч­ные нас­мешки этой де­вуш­ки. Ало­ли, нап­ро­тив, выг­ля­дела та­кой ве­селой, что Не­фер­та­ри не вы­дер­жа­ла.
- Что у вас про­изош­ло? – гнев­но про­из­несла она, сме­рив обо­их убий­ствен­ным взгля­дом. Рас­слаб­ленность как ру­кой сня­ло. Ало­ли бро­сила встре­вожен­ный взгляд на Рей­ве­на, а в гла­зах по­лицей­ско­го про­мель­кну­ло удив­ле­ние.
- Ни­чего, - от­ве­тил он.
- Тог­да по­чему ты сме­ешь яв­лять­ся ко мне с та­ким уны­лым ли­цом? Для те­бя дол­жно быть честью, ког­да те­бя вы­зыва­ет гос­по­жа. Те­бя сде­лали кра­сивым! Ты дол­жен бла­года­рить ме­ня. Или ты сме­ешь вы­ражать свое не­доволь­ство?
- Нет, - Харт мыс­ленно вы­ругал­ся. – Я... Я за свою сес­тру бес­по­ко­юсь. Зав­тра ведь нач­нутся сра­жения.
Ус­лы­шав та­кой от­вет, Не­фер­та­ри ми­гом сме­нила гнев на ми­лость.
- Об этом я как раз хо­тела с то­бой по­гово­рить, - уже мяг­че про­из­несла она. Кив­нув Ало­ли, что­бы де­вуш­ка уда­лилась, она про­дол­жи­ла, - а ты при­сядь ря­дом. Хо­чу об­су­дить то, что ты сде­лал прош­лой ночью.
- Я ни­чего не сде­лал, - от­ве­тил Рей­вен, од­на­ко, чувс­твуя на се­бе прис­таль­ный взгляд егип­тянки, всё же опус­тился ря­дом и вы­жида­юще пос­мотрел на неё. Чуть по­мол­чав, Не­фер­та­ри про­из­несла:
- Я знаю, что при­нуди­ла те­бя от­дать свою жиз­ненную си­лу. И хо­чу, что­бы ты знал, что это не в мо­их пра­вилах. Я жес­то­ка, по­тому что не хо­чу, что­бы мои во­ины по­гиб­ли в пер­вом же бою. Вы дол­жны не бо­ять­ся бо­ли и вра­га, ко­торый мо­жет пре­вос­хо­дить вас в си­ле. Но то, что про­изош­ло вче­ра, не дол­жно бы­ло слу­чить­ся. Я не хо­тела, что­бы ты рис­ко­вал, спа­сая этот глу­боко не­навис­тный мне го­род. Я при­нуди­ла те­бя по­мочь Ко­сэю, хо­тя знаю, что он неп­ри­ятен те­бе, и ты бо­ишь­ся за свою сес­тру. Но ты по­мог мо­ему дру­гу, и по­это­му я по­могу те­бе. Ес­ли ты не хо­чешь вы­ходить на бои, я не пос­тавлю те­бя на аре­ну. Толь­ко в слу­чае по­раже­ния Ало­ли и Ари­зена, но они дос­та­точ­но силь­ны, по­это­му ты ни­чем не рис­ку­ешь. Так­же я сде­лаю всё, что­бы от­го­ворить Ко­сэя выс­тавлять на бои твою сес­тру.
Нес­коль­ко се­кунд оба мол­ча­ли. Рей­вен бо­рол­ся с не­дове­ри­ем, но еще силь­нее бо­рол­ся с роб­кой на­деж­дой, ко­торая не­умо­лимо зак­ра­дыва­лась в ду­шу. Ес­ли их не от­пра­вят на аре­ну сра­зу, то у них по­явит­ся до­пол­ни­тель­ное вре­мя, что­бы най­ти спо­соб выб­рать­ся от­сю­да. Сло­ва Не­фер­та­ри нес­коль­ко уди­вили по­лицей­ско­го. Он пред­став­лял её жес­то­кой, кро­вожад­ной стер­вой и ис­крен­не не­до­уме­вал, по­чему Ари­зен пос­то­ян­но на­зыва­ет её спра­вед­ли­вой. Рей­вен пред­по­ложил бы, что Ще­нок поп­росту влю­бил­ся в свою гос­по­жу, ес­ли бы не знал, как он смот­рит на Ало­ли.
- Ты сде­ла­ешь это? – еле слыш­но про­из­нес он, гля­дя на без­мя­теж­ную во­дяную гладь.
- Ес­ли я что-то обе­щаю, то всег­да дер­жу сло­во, - от­ве­тила де­вуш­ка. – Сам то­го не же­лая, ты по­мог мне, и я це­ню это ку­да боль­ше чем раб­ские ло­быза­ния рук. За­меть, я то­же бы­ла ра­быней.
За­тем Не­фер­та­ри улыб­ну­лась и кос­ну­лась ла­донью его ще­ки.
- На­конец-то те­бя при­вели в по­рядок. Ака­на то­же со­бира­лась за­нять­ся сво­им бе­локо­жим ра­бом, по­это­му я ре­шила не от­ста­вать от неё.
- Я ду­мал, это де­ла­ет­ся для аре­ны.
- А я, зна­чит, дол­жна тер­петь те­бя урод­ли­вым? – хо­хот­ну­ла де­вуш­ка. – Я по­купа­ла те­бя в пер­вую оче­редь для се­бя. Люб­лю, ког­да мне за­виду­ют. Бо­гатые гос­по­да до сих пор счи­та­ют, что по­беди­тели аре­ны зас­лу­жива­ют толь­ко худ­ше­го, а те­перь они ку­са­ют лок­ти от то­го, что мне при­над­ле­жит бе­локо­жий раб. Я в сос­то­янии зап­ла­тить боль­ше, чем мо­гут поз­во­лить они. Вот так-то!
При­вык­ший за пос­леднее вре­мя к че­му угод­но, толь­ко не к лас­ко­вому об­ра­щению, Рей­вен чувс­тво­вал се­бя, уго­див­шим в па­ути­ну, где ог­ромный та­ран­тул что-то ве­ща­ет ему о доб­ро­соседс­тве. Ес­ли бы он еще по­нимал, как нуж­но раз­го­вари­вать с та­кой жен­щи­ной, как Не­фер­та­ри, то пос­ле­довал бы со­вету Ли­лит и по­пытал­ся рас­по­ложить её к се­бе.
- Хо­чешь ис­ку­пать­ся? – вдруг пред­ло­жила егип­тянка, же­лая прер­вать за­тянув­шу­юся па­узу. - Этот во­до­ем счи­та­ет­ся свя­щен­ным, и толь­ко гос­по­да мо­гут оку­нать в не­го свое те­ло. Но ты и Ко­сэй вче­ра сде­лали для это­го го­рода ку­да боль­ше, чем все гос­по­да вмес­те взя­тые.
Впол­не воз­можно, ку­пание в этом во­до­еме, еще мог­ло вый­ти Рей­ве­ну бо­ком, но, взгля­нув на Не­фер­та­ри, он не за­метил под­во­ха в её гла­зах.
- Вы ку­па­етесь в одеж­де? – Харт всё-та­ки ре­шил уточ­нить, за­метив, что юб­ка Не­фер­та­ри уго­дила в во­ду. – Или на­до сни­мать?
Егип­тянка мол­ча­ла. Её взгляд за­дум­чи­во сколь­знул по гру­ди Рей­ве­на, и гу­бы де­вуш­ки тро­нула лу­кавая улыб­ка.
- Не­фер­та­ри? – Харт по­нял, что за­дал неп­ра­виль­ный воп­рос, и нес­коль­ко сму­тил­ся.
- Я ду­маю, - отоз­ва­лась де­вуш­ка. По­ложе­ние по­луча­лось всё бо­лее не­лов­ким, и от это­го обо­им по­чему-то ста­ло смеш­но. – Лад­но. Бу­дем ку­пать­ся оде­тыми. По­весе­лим мо­их ра­бов.
В прох­ладной во­де Харт по­чувс­тво­вал се­бя зна­читель­но луч­ше. Мок­рая ткань лип­ла к те­лу, но, учи­тывая па­лящий зной Егип­та, это ощу­щение бы­ло да­же при­ят­ным. Впер­вые тре­вога на вре­мя ос­та­вила по­лицей­ско­го, и сей­час он оку­нал­ся не столь­ко в во­ду, сколь­ко в ощу­щение приз­рачно­го по­коя. Нес­коль­ко ми­нут Не­фер­та­ри наб­лю­дала за сво­им ра­бом, пос­ле че­го са­ма вош­ла в во­ду. В са­мом глу­боком мес­те во­до­ем дос­ти­гал двух мет­ров, по­это­му егип­тянка пред­по­чита­ла дер­жать­ся края, что­бы не мо­чить во­лосы. На миг её да­же рас­серди­ло, что её раб зап­лыл так да­леко, ос­та­вив её од­ну. Но за­тем она вспом­ни­ла, как са­ма впер­вые рез­ви­лась так же. А Ко­сэй и вов­се со­бирал пе­сок со дна и бро­сал­ся им в неё, слов­но ре­бёнок. По­чему-то Не­фер­та­ри опять не­воль­но срав­ни­вала сво­его но­вого ра­ба со сво­им быв­шим лю­бов­ни­ком. То, что Харт не ос­тался под­ле неё, в оче­ред­ной раз яс­но да­вало по­нять, что он не ви­дит в ней гос­по­жу. И, быть мо­жет, имен­но по­это­му ка­жет­ся ей та­ким прив­ле­катель­ным.
На­конец Рей­вен вы­ныр­нул на по­вер­хность и приб­ли­зил­ся к бе­регу.
- Нра­вит­ся? – улыб­ну­лась егип­тянка, гля­дя на не­го.
- Ещё бы! – вос­клик­нул он. – Будь моя во­ля, я бы тут ос­тался до за­хода сол­нца.
За­метив хо­рошее нас­тро­ение Не­фер­та­ри, по­лицей­ский ре­шил поп­ро­бовать пе­ревес­ти те­му в ин­те­ресу­ющее его рус­ло, на­роч­но за­дав глу­пый, но при этом про­вока­ци­он­ный воп­рос:
- Этот во­до­ем счи­та­ет­ся свя­щен­ным, по­тому что вы тут раз­го­вари­ва­ете с бо­гами?
- Нет! – Не­фер­та­ри рас­хо­хота­лась в го­лос. – С бо­гами мы раз­го­вари­ва­ем в Глав­ном Хра­ме. Ли­бо пос­редс­твом ора­кулов, ли­бо жре­цов. Но жре­цам они от­ве­ча­ют ред­ко. А вот во­инам аре­ны пос­ле по­беды в треть­ем бою мож­но за­давать лю­бые воп­ро­сы, и они от­клик­нутся. Глав­ное, пон­ра­вить­ся бо­гам, что­бы они да­ли те­бе свое пок­ро­витель­ство.
- И как это сде­лать? – нев­зна­чай по­ин­те­ресо­вал­ся Харт.
- Спро­си у Сфин­кса. Ес­ли пой­мешь его от­вет, ста­нешь ве­личай­шим муд­ре­цом Егип­та. Сфинкс – единс­твен­ный, кто по­лучил пок­ро­витель­ство всех шес­те­рых бо­гов.
- И ник­то до сих пор не вы­яс­нил, по­чему?
Не­фер­та­ри по­жала пле­чами:
- Ко­сэй счи­та­ет, что Сфинкс пон­ра­вил­ся бо­гам лишь по­тому, что в на­шем го­роде к не­му от­но­сят­ся, как к ду­рач­ку. Его выс­та­вили на аре­ну, что­бы пос­ме­ять­ся над тем, как его убь­ют. Са­мо со­бой, ник­то его не тре­ниро­вал. Да­же не да­ли ору­жия. Все ду­мали, что Сфинкс бу­дет хны­кать и мо­лить о по­щаде на сво­ем не­понят­ном язы­ке, и это бу­дет очень смеш­но. Ты бы ви­дел ли­ца гос­под и во­инов, ког­да Сфинкс за од­но мгно­вение ли­шил про­тив­ни­ка кин­жа­ла и вон­зил его ему в глаз по са­мую ру­ко­ять! Ни еди­ной ца­рапи­ны не бы­ло на его ко­же! С тех боль­ше ник­то на аре­не не сме­ял­ся над ним.
Удив­ле­ние на ли­це Рей­ве­на пос­лу­жило для Не­фер­та­ри по­ощ­ре­ни­ем, и она про­дол­жи­ла, всё боль­ше рас­па­ля­ясь.
- Я бы мно­гое от­да­ла, что­бы еще раз уви­деть этот мо­мент. Даль­ше про­тив­ни­ки Сфин­кса на­чали вес­ти се­бя ку­да бо­лее ос­то­рож­но. Но ре­зуль­тат был та­ким же. Этот раб ока­зал­ся при­рож­денным во­ином, хлад­нокров­ным и без­жа­лос­тным. В его гла­зах да­же не бы­ло гне­ва, ско­рее ин­те­рес. Чем боль­ше я и Ко­сэй наб­лю­дали за ним, тем боль­ше уз­на­вали в его дви­жени­ях нас са­мих. Он заб­рал луч­шее от каж­до­го во­ина и объ­еди­нил это в се­бе.
- Наб­лю­дал за ва­ми и обу­чал­ся са­мос­то­ятель­но? – пред­по­ложил Рей­вен.
- Да. Вот толь­ко ник­то ни ра­зу не ви­дел его за тре­ниров­ка­ми. Да и в Зал Во­инов он ни­как не мог по­пасть, что­бы сле­дить за на­ми. Мне ка­жет­ся, что ему дос­та­точ­но бы­ло один раз уви­деть во­инов аре­ны, что­бы по­нять, как сра­жать­ся. Ко­сэй по­бедил его лишь по­тому, что пес­ку вре­дит пла­мя. А в ру­копаш­ном бою он про­иг­ры­ва­ет Сфин­ксу до сих пор.
- Но по­чему тог­да Сфинкс до сих пор не стал по­беди­телем? – по­ин­те­ресо­вал­ся Рей­вен. Пос­ле все­го ус­лы­шан­но­го на­личие это­го во­ина сре­ди ра­бов Ко­сэя ка­залось ему стран­ным.
- Он всег­да про­иг­ры­ва­ет в пред­послед­нем бою. Точ­нее уби­ва­ет про­тив­ни­ка, но при этом по­луча­ет столь­ко ран, что Ко­сэй сни­ма­ет его с аре­ны. И так пос­то­ян­но. Мне ка­жет­ся, что ему нра­вит­ся в до­ме Ко­сэя. Для не­го его хо­зя­ин – единс­твен­ный друг. Хо­тя с тво­им по­яв­ле­ни­ем он, мо­жет быть, все-та­ки вы­иг­ра­ет се­бе сво­боду.
- А при­чем здесь мое по­яв­ле­ние? – уди­вил­ся Рей­вен.
- Ко­сэй ска­зал, что Сфинкс на­шел се­бе вто­рого дру­га. Не труд­но до­гадать­ся, о ком идет речь.
- Сом­не­ва­юсь. Имен­но Сфинкс дер­жал ме­ня, ког­да я по­мыш­лял уб­рать­ся по­даль­ше от Эрис­те­ля.
Не­фер­та­ри по­жала пле­чами:
- Ему нуж­но бы­ло выб­рать, ка­кой друг для не­го важ­нее. И ког­да он по­нял, что ни­кому из дру­зей не при­дет­ся уми­рать, са­мо со­бой, он те­бя по­тащил. Ты не име­ешь пра­ва на не­го злить­ся. Он учит те­бя. И за­щища­ет.
- Да я и не...
- А ты ког­да-ни­будь раз­го­вари­вал с бо­гами? – те­перь уже нас­та­ла оче­редь Не­фета­ри за­давать воп­ро­сы.
- Толь­ко ког­да нар­ко­диле­ры заг­на­ли ме­ня за му­сор­ный кон­тей­нер и па­лили со всех сто­рон. Тог­да я не раз­го­вари­вал раз­ве что с до­мовым...
Рей­вен за­метил удив­ле­ние на ли­це Не­фер­та­ри и пос­пе­шил рас­шифро­вать то, что на­гово­рил мгно­вени­ем на­зад.
- Я пря­тал­ся от злых лю­дей...
- От ра­ботор­говцев?
- Ну... Ну да, вро­де то­го. И пря­тал­ся от них за ящи­ком, ку­да бро­са­ют от­хо­ды. А они обс­тре­лива­ли ме­ня из ору­жия вро­де мо­его.
- Бо­ги то­же по­дари­ли им ору­жие?
- Нет, они ку­пили его на чер­ном рын­ке. То есть тай­ком. Наш фа­ра­он, ко­торый жи­вет в бе­лой пи­рами­де зап­ре­тил по­купать ору­жие тай­но. Толь­ко с раз­ре­шени­ем, под­пи­сан­ным его жре­цами.
- Вам что, нуж­но иметь при се­бе па­пирус, что­бы но­сить лук и стре­лы?
Рей­вен ус­мехнул­ся, но кив­нул.
- Ваш фа­ра­он ве­лик? Ка­кой он?
- Он – пер­вый чер­но­кожий фа­ра­он в ис­то­рии мо­ей стра­ны, - Рей­ве­на по­заба­вило то, что ему при­ходит­ся опи­сывать Оба­му.
- А по­чему он жи­вет в пи­рами­де? Его дол­жны бы­ли там за­хоро­нить.
- Нет, он еще не умер. У нас фа­ра­оны не пра­вят до са­мой смер­ти. Че­рез оп­ре­делен­ный про­межу­ток вре­мени мы са­ми вы­бира­ем се­бе фа­ра­она... Нет, ча­ще все­го вы­бора осо­бого у нас нет, так как пред­ла­га­ют­ся все­го нес­коль­ко фа­ра­онов... Бо­же, я боль­ше не мо­гу нес­ти эту чушь.
То, что Не­фер­та­ри рас­хо­хота­лась, выз­ва­ло у Рей­ве­на улыб­ку.
- Ты го­воришь еще ху­же, чем Сфинкс, - по­дыто­жила де­вуш­ка. - И ни­чего не по­нима­ешь в фа­ра­онах, пи­рами­дах и бо­гах. Та­кое ощу­щение, что всю жизнь жил в под­зе­мелье и ни­ког­да не под­ни­мал­ся на­верх. Мо­жет, ты и впрямь жи­вешь в под­зе­мель­ях?
С эти­ми сло­вами Не­фер­та­ри приб­ли­зилась к Рей­ве­ну и, по­тянув за ко­жаный шну­рок на его шее, из­влек­ла на свет ме­даль­он с изоб­ра­жени­ем дра­кона.
- Сэтх спо­собен об­ра­щать­ся в та­кого зве­ря, но у не­го нет крыль­ев. А у те­бя есть... Об­ра­тись в свою ис­тинную фор­му.
- От­ку­да ты зна­ешь про дру­гое моё об­личье? – Рей­вен нах­му­рил­ся.
- Ора­кулы ска­зали, - слу­кави­ла егип­тянка, ре­шив не вы­давать Ли­лит. – Ора­кулы мно­гое ви­дят. И я ку­пила те­бя по­тому, что за­ранее зна­ла, что у те­бя есть осо­бен­ная си­ла.
- Да нет у ме­ня осо­бен­ной си­лы. Я об­ра­щал­ся все­го раз и то лишь по­тому, что вко­лол эпи­неф... вы­пил зелье. При мне его нет.
- Пусть Все­видя­щий сва­рит те­бе это зелье. Сколь­ко оно сто­ило? Ут­ки хва­тит?
Рей­вен смот­рел на Не­фер­та­ри, как на ре­бен­ка, ко­торый пы­тал­ся пос­тичь сис­те­му двой­ных оп­ци­онов и фь­ючер­сов.
- Это зелье мо­гут сва­рить толь­ко в мо­ем ми­ре. Го­ворю же, я не мо­гу об­ра­тить­ся. За­будь об этом.
- А ес­ли бы ты мог, то убил бы ме­ня? – про­дол­жа­ла Не­фер­та­ри. Толь­ко сей­час Рей­вен за­метил, как близ­ко она на­ходит­ся. Од­ной ру­кой она по-преж­не­му дер­жа­ла ме­даль­он, вто­рой ка­салась его бед­ра.
- Сом­не­ва­юсь, что по­беди­теля аре­ны так прос­то убить, - ти­хо от­ве­тил он, же­лая обой­ти опас­ную те­му. Де­вуш­ка улыб­ну­лась, до­воль­ная от­ве­том. Ей нра­вилось то, что он не счи­та­ет её сла­бой и не ска­зал что-то вро­де «Лег­ко!», как бы то ляп­нул Ко­сэй.
Нес­коль­ко се­кунд они смот­ре­ли друг дру­гу в гла­за, пос­ле че­го Рей­вен по­чувс­тво­вал, как паль­цы Не­фер­та­ри силь­нее стис­ки­ва­ют шну­рок ме­даль­она. Она по­тяну­ла его на се­бя, же­лая, что­бы Рей­вен скло­нил­ся к ней и по­цело­вал её гу­бы. И в этот миг Хар­ту дей­стви­тель­но за­хоте­лось это сде­лать. Эта жен­щи­на бы­ла слиш­ком соб­лазни­тель­на, слиш­ком кра­сива и слиш­ком опас­на, что­бы не под­дать­ся ей. Их гу­бы поч­ти соп­ри­кос­ну­лись, но в этот миг по­лицей­ский всё же не­хотя от­вернул­ся и спро­сил:
- Ка­ким был твой пос­ледний про­тив­ник на аре­не?
Не­фер­та­ри чуть нах­му­рилась и мед­ленно вы­пус­ти­ла шну­рок из сво­их паль­цев.
- Это был муж­чи­на, - ти­хо от­ве­тила она, пы­та­ясь скрыть ра­зоча­рова­ние. - Вы­ше те­бя, креп­че. Но он не был меч­ни­ком. Уби­вал сло­вами, как Жрец. Я за­сыпа­лась ему в рот и ра­зор­ва­ла из­нутри. Бой был очень ко­рот­ким, но зре­лищ­ным.
С эти­ми сло­вами егип­тянка отс­тра­нилась. Харт не мог не за­метить её до­сады, хо­тя она и пы­талась это скрыть.
- Уга­дай, ка­кой из бо­гов стал мо­им пок­ро­вите­лем? – про­из­несла она с на­иг­ранной ве­селостью.
- Бог с го­ловой кош­ки? У те­бя ведь дом в кош­ках. На­вер­ное, у те­бя к не­му осо­бая сим­па­тия.
- Бас­тет – жен­щи­на! - Не­фер­та­ри чуть улыб­ну­лась, уже бо­лее ис­крен­не. – И за всю ис­то­рию на­шего го­рода Бас­тет пок­ро­витель­ство­вала толь­ко Сфин­ксу. Имен­но по­это­му он об­ра­ща­ет­ся в ль­ва. Мне же по­мога­ет Сэтх...

Бе­рег ре­ки выг­ля­дел так, слов­но по не­му про­шел­ся шторм. Кру­гом бы­ли раз­бро­саны ве­щи, ле­жаки опус­те­ли, и толь­ко нес­коль­ко ора­кулов сей­час на­ходи­лось у во­ды. Че­тыре ста­рика, об­ла­чен­ные в бе­лые тка­ни, мед­ленно про­хажи­вались вдоль ре­ки, же­лая по­чувс­тво­вать при­сутс­твие не­види­мого чу­дови­ща. Их сле­пые бе­лые гла­за ша­рили по по­вер­хнос­ти во­ды, слов­но се­ти, од­на­ко ник­то из них ни­чего не мог по­чувс­тво­вать. В во­де дей­стви­тель­но бы­ло что-то пу­га­ющее, но сей­час оно ис­чезло, ос­та­вив пос­ле се­бя лишь кро­вавые раз­во­ды на пес­ке. Те­ла уби­тых де­вушек бы­ло ре­шено ос­та­вить в глав­ном хра­ме, что­бы поп­ро­бовать вос­создать про­изо­шед­шее. Кто-то из при­сутс­тву­ющих го­ворил о во­дяных зме­ях, кто-то о ядо­витых тра­вах, кто-то и вов­се рас­ска­зывал око­леси­цу об ожив­ших по­лосах те­ней. Тем вре­менем ора­кулы всё боль­ше скло­нялись к то­му, что это бы­ло де­ло рук то­го же кол­ду­на, ко­торый нас­лал на го­род бо­лезнь и убил Жре­ца.
Эрик тем вре­менем то­же на­ходил­ся у ре­ки. Но он вер­нулся на тот бе­рег, где бы­ло доз­во­лено ку­пать­ся ра­бам. Нес­коль­ко де­тей ве­село рез­ви­лось в во­де, не об­ра­щая вни­мания на зап­рет ро­дите­лей. Их не пу­гало то, что в во­де на­ходит­ся неч­то опас­ное. Им бы­ло ве­село брыз­гать­ся, бро­сать­ся друг в дру­га илом и изоб­ра­жать из се­бя во­инов аре­ны. Один кри­чал, что по­веле­ва­ет пес­ком, вто­рой - вет­ром, тре­тий – во­дой.
Фос­тер си­дел на бе­регу, не за­мечая лю­бопыт­ных дет­ских глаз. Здеш­няя ре­бят­ня ни­ког­да рань­ше не ви­дела бе­локо­жих лю­дей, по­это­му они вос­при­нима­ли Эри­ка, как неч­то ди­ковин­ное. Этот стран­ный че­ловек си­дел на сол­нце­пеке, со­вер­шенно не об­ра­щая вни­мания на па­лящие лу­чи. Он от­ре­шен­но смот­рел на во­ду и из­редка пог­ля­дывал на свою тень, по­кор­но ле­жащую на пес­ке ря­дом с ним.
«Че­го ты хо­чешь от ме­ня?» - в от­ча­янии ду­мал Фос­тер.
Он не знал, к ко­му сей­час об­ра­ща­ет­ся, но был уве­рен, что неч­то, ус­тро­ив­шее охо­ту в ре­ке, бы­ло как-то свя­зано в ним. Да­же сей­час он чувс­тво­вал при­сутс­твие это­го не­види­мого су­щес­тва. Те­перь оно бы­ло ед­ва ли не ося­за­емым.
Рань­ше всё мож­но бы­ло спи­сать на сон, на стран­ный го­род или на за­меча­тель­ное сло­во «по­мере­щилось». Но два изу­родо­ван­ных те­ла на бе­регу ре­ки не мог­ли по­мере­щить­ся. Как не ме­рещи­лись и те­ни в во­де.
Муж­чи­на за­дум­чи­во вы­тянул ру­ку впе­ред, наб­лю­дая за тем, как ло­жит­ся тень. Те­перь она под­чи­нялась за­конам фи­зики, но Эрик чувс­тво­вал, что его сно­ва об­ма­ныва­ют. Не­кая сущ­ность по-преж­не­му на­ходит­ся ря­дом с ним, и Рей­вен на­вер­ня­ка бы смог уви­деть её, ес­ли бы не ут­ра­тил си­лы.
Опус­тив ру­ку на пе­сок, Фос­тер кос­нулся сво­ей те­ни и не­воль­но уди­вил­ся то­му, что пе­сок под его ру­кой со­вер­шенно не был го­рячим. На­обо­рот, он был теп­лым и шел­ко­вис­тым, слов­но че­лове­чес­кая ко­жа. В тот же миг Эрик ед­ва не вскрик­нул. Неч­то тем­ное, по­хожее на уз­кую жен­скую ла­донь по­яви­лось у не­го под ла­донью, и их паль­цы пе­реп­ле­лись. Муж­чи­на в стра­хе ра­зор­вал при­кос­но­вение и, вско­чив на но­ги, по­пятил­ся на­зад, гля­дя на свою тень, слов­но бе­зумец. В это мгно­вение Эри­ку дей­стви­тель­но по­каза­лось, что он схо­дит с ума. Он от­сту­пал до тех пор, по­ка не на­тол­кнул­ся спи­ной на ствол де­рева и не осоз­нал, что его тень ис­чезла под пыш­ной кро­ной. Тя­жело ды­ша, Фос­тер пы­тал­ся зас­та­вить се­бя ус­по­ко­ить­ся. Он зак­рыл гла­за, в от­ча­янии ра­зыс­ки­вая в сво­ем соз­на­нии хо­тя бы ка­кое-то сло­во, ко­торое мог­ло за­верить его, что он не со­шел с ума.
- Нор­маль­но всё, нор­маль­но, - без­звуч­но шеп­тал он са­мому се­бе. Но ни­чего нор­маль­но­го не бы­ло. Са­мо на­хож­де­ние в этом го­роде уже бы­ло не­нор­маль­ным! Неч­то не­види­мое сей­час охо­тилось на не­го или пос­редс­твом его те­ни. То, что имен­но это чу­дови­ще уби­ло лю­бов­ниц Иман­де­са, Эрик уже не сом­не­вал­ся. Эрис­те­лю не бы­ло в этом ни­како­го ре­зона. Су­щес­тво приш­ло сле­дом за Фос­те­ром из хра­ма. Что-то про­буди­ло его, и Эрик всё боль­ше скло­нял­ся к то­му, что всё де­ло в ме­даль­оне, ко­торый он ук­рал для Иман­де­са. У не­го по­яви­лась мысль по­гово­рить об этом с ора­кулом, но Фос­тер бо­ял­ся, как бы этот уб­лю­док не убил его, опа­са­ясь че­го-то, о чем ни­ког­да не рас­ска­жет.
Стоя в те­ни де­рева, Эрик по­чувс­тво­вал се­бя в от­но­ситель­ной бе­зопас­ности. Хо­телось ос­тать­ся здесь до тем­но­ты, что­бы кро­вожад­ная сущ­ность сно­ва не мог­ла ма­тери­али­зовать­ся. Она ис­поль­зо­вала тень Эри­ка, как свое те­ло, и по­это­му не за­думы­валась о за­конах фи­зики. По­ка что она бы­ла при­вяза­на к не­му, но что, ес­ли она ок­репнет и поп­ро­бу­ет зах­ва­тить нас­то­ящее те­ло. Как то су­щес­тво, что сей­час по­сели­лось в гос­по­же Дмит­рия. В этот миг Фос­те­ру боль­ше все­го на све­те за­хоте­лось ока­зать­ся под­ле Лес­ко­ва, и что­бы тот вну­шил ему что угод­но, лишь бы за­быть о про­ис­хо­дящем. Вто­рой мыслью бы­ло на­пить­ся. На­пить­ся так силь­но, что­бы всё по­каза­лось бре­дом, соз­данным под­жа­рен­ным на сол­нце во­об­ра­жени­ем...



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться