Исключение

Размер шрифта: - +

Глава 12

  Родственники из Питера приехали в пятницу вечером на новом скоростном поезде. Лида едва успела припарковаться, как они уже вышли из здания вокзала. За несколько лет они сильно изменились, и по их лицам Лида понимала, что то же самое они сейчас думают о ней. Некогда высокая Тетя Нина ссутулилась, кожа, изрытая морщинами, посерела. Тетя Оля немного располнела, подстригла длинные волосы и покрасилась в каштановый цвет. Темнее, чем помнила ее Лида. Андрюша вымахал ростом с деда. Теперь он носил модные очки в черной оправе и не менее модную небритость. Андрея она не видела дольше всего: лет десять, пожалуй. Странно было видеть взрослым человека, которого Лида знала ребенком. Казалось, что это тот же подросток, только в чужом бородатом теле.

По дороге домой тетя Оля рассказывала про жизнь их семьи, про свою сестру Татьяну и ее детей, про ремонт на даче. Лида сосредоточенно кивала и слушала.

 – Ну как он? – наконец спросила тетя Нина, когда ее дочь ненадолго замолчала.

 – Лучше, – ответила Лида. – Он ждет вас.

После этого говорить почему-то расхотелось даже тете Оле, и они в полном молчании доехали до подъезда. Пока Андрей заносил в квартиру сумки, Лида кинулась включить духовку и разогреть ужин. Она запекла в горшочках мясо: так удалось меньше вдыхать кулинарные запахи, мучаясь от тошноты.

 – Вот, проходите, – она распахнула дверь в комнату деда.

 – Нина! – негромко воскликнул Александр Борисович.

Тетя Нина присела рядом и обняла брата. Лида заметила на щеке деда слезу, хотя его лицо не отражало эмоций.

 – Шура, ну, здравствуй, – тетя Нина положила руку на его предплечье и потерла, словно стараясь согреть.

 – Видишь, я немного приболел.

 – Ничего, ничего, – тетя Нина шмыгнула носом, и Лида поняла, что та плачет.

 От этого у нее тоже защипало в глазах, и она ушла на кухню под предлогом готовки.

Встреча дедушки с родственниками выглядела как прощание. На Лиду вдруг с новой силой накатил страх от мысли, что она может его потерять. Глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

За ужином она свободно болтала с гостями, хотя есть почти не могла. После еды застелила постели, а себе поставила раскладушку около деда. И долго еще лежала без сна, разглядывая тени на стене. В детстве она видела в рисунках на обоях причудливые картины: лица, животных, фигуры людей. Теперь обои были однотонными. По потолку ползли длинные полосы света от фар машин. Когда даже во дворе стихло движение, Лида провалилась в сон. Ей снился дед. Он был старым, как сейчас, но на нем была красная баскетбольная форма. Он двигался легко, каждый шаг словно отрывал его от земли. Играл за свою команду, но в ней было много незнакомых Лиде лиц. Дед вел мяч, подпрыгнул – и, повиснув на корзине, забил. Во сне она подскочила с радостным воплем и вдруг увидела, что зал пуст. Исчезли игроки и болельщики, и только чья-то фигура продвигалась к выходу. Лида попыталась разглядеть лицо, все было каким-то мутным, и у нее никак не получалось сфокусировать взгляд. Наконец человек обернулся и улыбнулся ей. И под красной бейсболкой Лида узнала бабушку.

Резко проснулась, пытаясь понять, где находится. Ей было жарко, одеяло сбилось в пододеяльнике комом. К горлу подкатила тошнота, и Лида бросилась в ванную. Умывшись холодной водой, она вернулась в комнату и увидела за окном тонкую розоватую полосу рассвета. Низ живота сжало спазмом. Лида попыталась успокоиться, ее нервы могли повредить ребенку. Достала из аптечки две таблетки но-шпы и прилегла на раскладушку.

 Светало. Лида посмотрела на спящего деда. Он казался стареньким и очень хрупким. На морщинистых щеках серебрилась щетина. Жилистая рука, покрытая пигментными пятнами, лежала поверх одеяла, и Лида вспомнила, как эта рука гладила ее по голове, как сжимала плечо. Она понимала, что люди не вечны, но не могла, не хотела его потерять. Только не сейчас.

Тошнота снова дала о себе знать, и Лида пошла на кухню за сушками. Из коридора раздалось шлепанье босых ног.

 – Не спится? – спросил Андрей.

После сна его темные жесткие волосы торчали в разные стороны, и он снова был тем самым мальчишкой, которого она помнила.

 – Проголодалась, – улыбнулась Лида. – А ты чего вскочил в такую рань?

 – У меня на новом месте всегда так, – он надел очки и поморгал, привыкая к четкости. – Ты плакала? У тебя глаза красные.

 – Да так… Накатило с утра. Волнуюсь из-за дедушки.

 – Он вроде держится.

 – Я знаю. Просто иногда становится страшно.

 – Все будет хорошо, – Андрей потрепал ее по руке и сел за стол. – А кофе у тебя есть?

 – Конечно. Сейчас сварю.

Лида положила в рот сушку, чтобы немного унять дурноту.

 – Неважно выглядишь. Бледная совсем. Ты бы съела что-нибудь посущественнее. Ты и за ужином вчера только вилкой ковырялась.

 – Да как-то… Аппетита нет.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться