Исключение

Размер шрифта: - +

Глава 18

Мистер Экерз был невысоким брюнетом лет за сорок. За время поездки по разным присутственным местам Лида убедилась, что жители Лос-Анджелеса поголовно стремились к идеальной внешности. Мистер Экерз исключением не был: его зубы можно было фотографировать для рекламы дантиста, а под дорогим костюмом угадывалась подтянутая фигура. Конечно, элитная одежда была привычна Лиде по работе в «Богеме», но американцы отличались еще и журнальной улыбкой.

То ли благодаря присутствию адвоката, то ли из-за системы в целом, но все документы Лида получала на руки очень быстро. Окошек, номерков, клерков и посетителей было море, и поначалу ей казалось, что в этих приемных пройдет весь день, но адвокат со знанием дела лавировал по коридорам до победного конца. Лиде было с чем сравнивать: последний месяц она потратила на оформление наследства и виз в России.

На обратном пути Дональд Экерз завез ее в прокат автомобилей, и она выбрала надежный темно-синий седан среднего класса. Несколько дней назад ей перевели задаток за квартиру, и она вполне могла позволить себе прокат, но Экерз был непреклонен: мистер Норберг велел оплатить машину. В любой другой день Лида обязательно стала бы препираться из чувства собственного достоинства, но она еще немного злилась на Андерса за то, что он где-то мотался и избегал ее, поэтому позволила Экерзу внести деньги.

Поначалу ей было непривычно сидеть за рулем нового авто, тем более на незнакомых трассах. Но юрист понимал ситуацию и ехал впереди на небольшой скорости, поэтому Лида быстро освоилась.

По сравнению с европейскими городами Лос-Анджелес был массивен. Совершенно другие масштабы: просторные полосы дорог, большие расстояния между домами и широкий обзор. Конечно, в Европе Лида посещала в основном исторические места, мощеные улочки, где старые дома уютно лепились друг другу. Лос-Анджелес был лишен этого шарма, хотя имел собственное обаяние, сложенное из ухоженных новых зданий, блеска витрин и теплого южного духа.

Дом Норберга располагался в престижном районе Лос Фелис, и по дороге к нему был указатель на Гриффит Парк. После того, как Экерз проводил Лиду до виллы и уехал, она установила в телефоне карту Лос Анджелеса, прочитала про обсерваторию Гриффит и отправилась на прогулку.

Парк был огромен. Лида не спеша слонялась по ухоженным дорожкам и даже встретила на одной из них известную актрису с собачкой. Потом перекусила и пошла к обсерватории, которая своим величием и сферическими крышами походила на восточный сказочный дворец. Оттуда открывался захватывающий вид, на фоне которого активно фотографировались туристы. Когда Лида, наполненная новыми впечатлениями, вышла из обсерватории, только светлая полоска у горизонта напоминала о прошедшем дне. Город мерцал тысячами огней.

Лида почувствовала, что проголодалась, и по пути заехала в мексиканскую закусочную. При походах в магазин она всегда руководствовалась правилом сытого желудка: с пустым накупала кучу лишнего. Так случилось и теперь. Из-за сочетания пряных ароматов и новых названий Лида заказала чересчур много. В итоге она лишь смогла попробовать каждого блюда понемногу, и все они оставили у нее во рту дразнящий жар.

Насытившись, Лида вернулась в автомобиль, но обнаружила, что телефон с картой сел. Попыталась доехать по памяти, но пару раз свернула не туда и оказалась в незнакомом районе. Какое-то время кружила по городу, пока не сообразила найти сначала Гриффит Парк, а уже оттуда было рукой подать до Лос Фелис.

Когда она зашла в дом, почти наступила полночь. Свет не горел. Либо Андерс так и не приходил, либо уже снова исчез на съемках. Она ополоснулась и забралась в свою просторную уютную постель, которая так нежно обволакивала кожу своими прохладными сатиновыми объятиями.

 Разбудили ее яркий свет и голос Андерса.

 – Лидия! Господи!.. – дальше следовали какие-то шведские ругательства.

Андерс стоял у стены-окна и открывал жалюзи.

 – Твою мать, Норберг, отвали, – по-русски сказала Лида и уткнулась лицом в подушку.

 – Что? – переспросил Андерс.

 – Дай поспать, говорю, – она перешла на английский.

 – Где ты вчера была? И прикройся ради всего святого, я не могу с тобой разговаривать, когда ты в таком виде!

 – Что? – в свою очередь переспросила Лида.

А потом вспомнила, что вчера после душа легла спать голой. Ночью было жарко, и одеяло служило ей скорее для обнимания, чем для укрывания. От этой мысли Лида проснулась окончательно и тут же натянула одеяло до подбородка.

 – Извини, я не думала, что ты придешь сюда…

Андерс какое-то время смотрел на нее остекленевшим взглядом, потом несколько раз моргнул и продолжил.

 – Где… – он прочистил горло, – где ты была вчера весь день?

 – Ты же сам попросил мистера Экерза…

  – После вашей встречи! Я звонил тебе весь вечер и даже ночью,  звонил домой, и Дональд сказал, что довез тебя…

 – Телефон… – протянула Лида и поморщилась. – У меня вчера разрядился телефон. Кажется, я забыла включить его в сеть, когда вернулась.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться