Исключение

Размер шрифта: - +

Глава 19

Через пару дней Андерс появился дома весь в крови. Она запеклась на волосах, лице и шее, но футболка была абсолютно чистой. И Лида с облегчением поняла, что это грим. Она как раз завтракала, но теперь кусок тоста намертво застрял в горле, и аппетит испарился. Андерс заметил ее состояние и развел руками.

 – На съемочной площадке какие-то неполадки с бойлером. Я решил не ждать и помыться дома.

 – Снимали страшную сцену?

 – Как обычно, – он потрогал засохшую краску на щеке и поморщился. – Мне пришлось вырвать сердце одному бедолаге. Тебе повезло, что я успел вымыть руки, чтобы не испачкать машину.

Он принял душ и снова предстал перед Лидой загорелым и свежим. Достал себе из холодильника продукты и начал сооружать сэндвич. Она смотрела, как с его влажных волос по шее стекают капли, как играют на под одеждой мускулы, как длинные крепкие пальцы рвут листья салата… Прерывисто вздохнула и отвернулась. Беременные гормоны ее доконали.

 – Почему ты вздыхаешь? – удивился Андерс. – Что-то не так?

 – Я… Я просто подумала… – она лихорадочно подыскивала оправдание. – Знаешь, ваши съемки… Я ведь ни разу не видела, как снимают кино.

 – А тебе это интересно? – он изогнул бровь.

 – Шутишь?! Я помню, как-то в Москве видела, как улицу перегородили для какого-то фильма. Кругом фургоны, прожекторы, провода… – она мечтательно прикрыла глаза. –  О, как же мне хотелось попасть туда и посмотреть! А здесь, в Лос-Анджелесе, в настоящих съемочных павильонах… Вампиры, «Мертвая кровь»… Да это же просто мечта!

 – Правда? А почему ты раньше не сказала?

 – Не хотела выглядеть глупо. А потом я думала, вам нельзя приводить посторонних. И если честно… Я не хотела, чтобы ты решил, что я одна из фанаток.

 – А ты моя фанатка? – он довольно заулыбался.

 – Вот! – она ткнула в него пальцем. – Именно поэтому!

Андерс рассмеялся.

 – Если хочешь, я возьму тебя с собой сегодня вечером. Но предупреждаю: это будет долго и нудно. Мы поедем на моей машине, поэтому тебе придется дожидаться, пока я не освобожусь.

 – Правда? Андерс, я попаду на съемки?! О, Боже! – она подскочила к нему и крепко обняла. – Я буду вести себя очень тихо! Если хочешь, можешь меня там забыть. Я уже не хочу уходить оттуда.

Он похлопал ее по спине и отстранил от себя.

 – Лидия, пожалуйста. Я не хочу снова замерзнуть под холодным душем.

Она подняла голову и встретилась с ним взглядом. Он вдруг стал очень серьезным.

 – Ладно, не буду тебя смущать, – севшим голосом сказал он. – Пойду, поработаю.

 – Хорошая идея. Будь готова к восьми.

Она кивнула и пошла за ноутбуком. Лида не знала, что радует ее сильнее: предстоящие съемки «Мертвой крови» или то, что Андерс так реагирует на нее. Вечером, без четверти восемь, облачившись в черные джинсы и просторную рубашку, чтобы скрыть живот, она нетерпеливо ждала его в гостиной.

Увидев ее, Андерс улыбнулся и закатил глаза. Лида понимала, что похожа на собачонку, которую целый день не выводили на улицу, но ничего не могла с собой поделать. Поэтому просто молча последовала за ним в гараж и поскорее уселась на пассажирское сиденье.

Ей вдруг пришло в голову, что она впервые села в его серебристый порш. Будучи истинным шведом, Андерс проявлял завидное равнодушие к материальному миру. Он спокойно относился к одежде, дорогим часам, окружающей обстановке. Даже, пожалуй, презирал излишнюю вычурность и роскошь. Но машина была его слабым местом.

Лида слышала, что мужчины часто относятся к своим автомобилям с особым трепетом. И не понимала, почему. Да, у нее тоже была машина. Обычная рабочая лошадка. Иногда она ругалась с ней, когда та ворчала или барахлила. Но никакого восторга. Обеих все устраивало, и Лида не жаждала пересесть в мощного многолошадного монстра. Андерс же свой табун под капотом нежно любил. Во-первых, в гараже у него был целый стеллаж со всякими автомобильными притирками. Не у каждой женщины есть столько средств для ухода за собой. Во-вторых, порш всегда выглядел идеально. Словно только-только из салона. Лида садилась за руль не каждый день, но ее прокатная машина уже изрядно запылилась. Как Норберг умудрялся сохранять свою машину в таком девственном виде, если он постоянно на ней разъезжал, оставалось для Лиды загадкой.

И теперь она заметила, как он мимолетным движением погладил руль, прежде чем включить зажигание. Потом раздалось низкое урчание мотора, и он удовлетворенно откинулся на мягкое кожаное сиденье. Мужчина и его «порш». Лида поняла, что никогда не сможет встать между ними. Для Норберга это был не вопрос щегольства, это была какая-то глубокая внутренняя потребность, мечта родом из детства. Союз, гармония. Симбиоз.

 – Андерс, пожалуйста, пообещай, что не будешь сильно гонять, – сказала Лида, увидев цифры на спидометре.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 08.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться