Искра

Искра

 Красная буря тянула с собой дождевые облака. Значит, скоро начнется влажный сезон и можно будет наконец снять этот чертов респиратор. А пока намордник на месте, наушники под шапкой работают исправно, и значит, пора идти дальше.

  Можно бродить по дальним рубежам всю жизнь и не найти ничего стоящего. можно выйти разок за ограду прирубежного поселка и разбогатеть на всю жизнь на этой рыжей планете. Или на десяток лет на голубой. Но искатели, или рубежники, как они себя называют, идут не только за этим. "Искра", неизвестное легендарное нечто, способное исполнить пару самых сокровенных желаний. Никто из рубежников не признается в степенном разговоре о главной цели своего похода за границу рубежей, но стоит увидеть их повадки в диких прериях, как становится неясно ощутима их тяга к какой-то точке. С непонятной даже им самим тоской вглядываются они закатными зорями в запад, все восемь сотен официальных старателей и тысячи неофициальных, сиречь нелегальных путников. Вглядываются, чтобы утром вновь подняться на борьбу с песками, редким зверьем и нередкими джентльменами удачи. Найти странной формы камень ещё полдела, донести его своими руками - вот искусство рубежников.

  "Закат сегодня особенно тусклый. Уже ли друг человека дождь придет на бренную землю в ближайшие дни?". Да, Алекс, рубежник со стажем, миллионер на большой земле и не последний лингвист в списке этих самых лингвистов, мог сказать такое случайному соседу по пещере. И вероятно, произвел бы впечатление романтичного дурака, пришедшего за рубеж в поисках тайн древних цивилизаций и неведомых в виртуальности приключений. Но... Как раз одно это "но" решило бы судьбу путника, решись он произнести свои соображения вслух. Алекс Романов не терпел людей. Даже в жареном виде - пустыни хранят молчание и о больших грехах человека.

  Пещера казалась довольно надежной: вход под нужным углом, запас дров и грязная лужа чего-то, содержащего воду - тысячи не имели и этого. Хватило бы переждать пару бурь, но, слава Всевышнему, не требовалось. Ужин десантника и Шопенгауэр на сон грядущий - чего искать боле нашедшей себя душе? Догорал Фобос, смеркалось... Сон накатывал легкими волнами, но все же никак не хотел накрывать с головой. Шелест песка, доносящийся из-за входа, тек в уши и постепенно складывался в слоги и почти оформился в слова. Но попытки понять смысл нескончаемого повествования только будили от тяжкой дрёмы. Алексу стало это надоедать. Страшно захотелось курить, и желание было исполнено. Он выбрался из пещеры, прислушался: поднимался ветер, песчинки стрекотали от ударов друг о друга, где-то далеко тявкала одинокая лиса. Сигарета тянулась неохотно, кислорода явно было меньше, чем на Земле, где табак и выращивался. Дым, обедненный и без того недостаточным окислителем, тек в легкие, заставляя голову кружиться, а кровь в ушах стучать всё громче.

  "Привычка, пагубная одними ядовитыми эффектами, на этой враждебной планетке стала смертельно опасной - и всё равно стойко укоренилась. Традиция ли... Неосознанная компенсация перемен в основах жизни общества? Глупость, простая человеческая глупость..."

  Тирады пустыне Романов мог отпускать часами, приходя порой к самым парадоксальным умозаключениям. Но сейчас слушатель был выбран только один, он стоял за гребнем очередного бархана и явно вел внутреннюю борьбу, суть которой была ясна даже песчаным мышам. Выйти к многословному собеседнику или попытаться сохранить инкогнито. Ни то, ни другое решение не было единственно правильным, всегда существовал риск. Дикий запад и золотая лихорадка вновь вернулись к людям в новых декорациях, и честность стала неходовым товаром среди старателей.

  Дело не двигалось с мертвой точки, Алекс замерз первым и решился на второй ход.

- Выходи, сопелка, тебя за сотню метров услышать можно. Зря экономишь на респираторных фильтрах.

  Послышался шорох осыпающегося песка. На гребне дюны появилась тень, закрывающая звезды. Припозднившийся человек пошел на огонек Алекса.

- Стоять!- рявкнул Романов. Ствол "осы" вместе с лучом фонарика хищно повернулся в сторону "сопелки". "Мда. Доходяга какой-то, куртка с дырой, рюкзак болтается, очков нет, а на боку пятно".

- Ранен, что ли? Чего молчишь, старатель, воды в рот набрал?- незнакомец тихо осел на землю. "Не к добру, выхаживать ещё придется, а мне к руинам пилить...".

  Темные мысли типа пристрелить бедолагу и забрать его добро отклика в душе почему-то не нашли. Вопреки обыкновению, Алекс закинул "постраданца" на плечо и потащил к костру.

  

- Алекс, куда дальше? Тут только щебень и песок.

- Ты не торопись, осмотри всё хорошенько, - голос из-за угла доносился глухо, словно издалека. "Ещё не хватало нарваться на прорыв газа, я уж поостерегусь". А остерегаться было чего. Газовые карманы в этой части пустоши имели обыкновение вскрываться по расписанию, но оно было столь запутанным, что старатели обходили это ущелье стороной. Артур, как представился попаданец, снова подал голос из грота:

- Алекс, тут совсем ничего нет!

- Ищи, щенок, ты мне за свою жизнь должен никак не меньше вещицы класса "Алеф"!

- Но тут ничего нет, и я не виноват, что нам опять не повезло, - в голосе парня прорезалась досада.



stotter

Отредактировано: 26.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться