Искра души

Размер шрифта: - +

Глава 1. Завеса над прошлым

Солнечный лучик медленно полз по столу, перепрыгнул на кровать и уже совсем близко подкрался к девушке… Она не спала, а наблюдала за этим пронырой. Буравила его взглядом и тихо просила его остановиться и замереть. И в то же время неистово хотелось, чтобы он быстрее до нее добрался и согрел, наконец озябшие руки, погладил по лицу и растопил лед страха. В небольшой комнатушке было по-своему уютно: у окна стоял массивный деревянный стол, на котором лежали стопочкой книжки, перья с белым опереньем стояли на подставке склонив макушки, чернила темным пятном напоминали озёрные омуты и листы бумаги, исписанные аккуратным почерком.  В самом углу стоял большой шкаф, скрывая в своих недрах историю жизни ни одной девицы, проживающих когда-то в этой комнатушке. А с противоположной стороны уместилась небольшая кровать и стул, на котором висело простенькое серое платье и чепец. Возле стула стояли старые, потертые туфельки. Их бы давно уже сменить, да кто ж выдаст обновки девушке, с которой все решено… И лишь небольшой букетик маленьких беленьких цветочков в небольшой вазочке напоминал о том, что здесь действительно живет именно девушка, а не строгая и чопорная матрона.

Глаза было очень страшно открывать, но сколько не прятать голову под подушку, а все-таки нужно именно сегодня изменить свою жизнь. Через два дня будет поздно: ритуал храмовники проведут и мне, как и всем до меня придется существовать… Нет, это просто невыносимо! Наверно было бы проще жить и принять свою судьбу не знай я правду.

Меня всегда удивляло – Почему в целом замке одна подопечная? И всего две женщины: одна из которых добрая дородная кухарка, а вторая строгая и везде сующая свой нос надзирательница. И я, их подопечная. Все остальные - это храмовники, да послушники, но с послушниками мне запрещено общаться с тринадцати лет. До этого я бегала практически по всему замку, устраивая небольшие проказы, но как только стала проявляться магия все сразу изменилось… Мне запрещалось выходить за двор замка, да я вообще нигде не была, только мечтала, как выйду за стены этой тюрьмы. Вот в свои тринадцать лет и узнала, что я пленница.

Было такое же светлое утро. Я бежала на кухню словно на крыльях. Лишь один человек в этом замке каждый год рано утром делал мне подарок. Пока храмовники и послушники были в общем зале на молитве, я мчалась на кухню к Марте, к моей светлой женщине. Когда я почти добежала, то резко остановилась. Из кухни доносился разговор Марты и госпожи Анхелики, моей «надзирательницы». Голос Марты был так тих, что мне еле удавалось расслышать её слова, а госпожа Анхелика еле сдерживалась отрывисто выплевывая целыми выражениями.

- Марта, да как ты не понимаешь, что еще каких-то четыре года и от нее остается лишь воспоминание и боль. Зачем ты упорствуешь? Я не могу все время покрывать вас.

- Анхелика, ты же знаешь, я обязана жизнью сына её матери. Она мне как дочь.

- Да если святой отец Антоний узнает, что ты общаешься с Эвридикой, он не только выкинет тебя на улицу, но и сотрет память. Тогда кому ты будешь нужна?

- Все я понимаю, а клятва мне покоя не даст, ты же знаешь…

Я слушала и не могла понять… Что от меня скрывают? И что будет через четыре года? Я будто приросла к этому месту, а горло свело судорогой. Воздух как будто испарился из легких. Внутри стал расти горячий ком, медленно обостряя все чувства….

- Да и Эва имеет право знать, что её ждет. Ведь она здесь в клетке, пусть и пока она этого не осознаёт в полной мере.

- Марта, ну а дальше что? Думаешь Эвридика справится со всем ЭТИМ.

-Ани, дорогая, поверь эта девочка такая же сильная, как и её мать. Она сможет выскользнуть из этой клетки. Мы можем лишь ей в этом помочь, как и обещали Силесии.

-Ну хорошо… Тогда роли остаются прежними… остается лишь вручить подарок имениннице.

- Я думаю, она скоро прибежит ко мне… ты будешь сегодня с нами?

- Не думаю, что Эвридика будет рада меня видеть! – с грустью сказала госпожа Анхелика.

- Она всё поймёт, Ани. Всё это необходимо именно для неё.

… Жар достиг самых кончиков пальцев. Как будто сотни искорок пытались вырваться наружу. Терпеть стало не выносимо. Я отчаянно затрясла руками пытаясь «сбросить» этот жар с пальцев. А волны жара все набирали свою мощь с каждым мгновением все сильнее и сильнее. Как в тумане почувствовала резкую боль в руке и раздался звон бьющегося стекла… В глазах немного прояснилось и я увидела как ко мне склоняется запыхавшаяся Марта.

-Ани, беги за святым отцом. Сейчас мы не можем ничего изменить. Я побуду с Эвой.- крикнула Марта госпоже Анхелике и с затаённым внутри страхом посмотрела на меня. Как только стихли шаги «надзирательницы» Марта погладила меня по волосам и стала шептать четко проговаривая слова:

- Эва, доченька, ни так я хотела тебе это сказать, но у нас совсем мало времени. Сейчас тебя уведут в зал, в котором будет большой кристалл. Делай всё, что тебе скажут, но когда ты будешь «растворяться» в кристалле ты должна думать о своём имени. О своём настоящем имени. Ты меня слышишь? – я ничего не могла ответить лишь моргнула глазами в знак согласия - Имени, которое тебе дала твоя мать Силесия. Твоё имя Алерия. Повтори пожалуйста.

- Аа-ле-ри-яя – губы практически не двигались, но я упорно пыталась проговорить имя.

- Правильно, милая. Алерия- прошептала Марта, из глаз которой капали жгучие слёзы - Никому больше не говори его. Это очень важно!- Марта продолжала гладить по волосам, утешая и говоря, как она меня любит.

Я пыталась сосредоточить взгляд и рассмотреть её, но ничего не получалось. Вскоре послышался топот ног. И Марта резко отстранилась от меня, надев на лицо маску равнодушия и безучастия. Она встала, медленно подошла к настоятелю, поклонилась и поцеловав руку четко проговорила: «Девушка в сознании. Она пришла за завтраком, поскольку никого не нашла в обеденной зале. Ей резко стало дурно. Мы подумали, что вам нужно об этом знать».



Елизавета Даер

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: