Искра у древа жизни

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Шестнадцать лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов

Тел-ар-Керрин осторожно положил спящую девочку в колыбельку и достал из кармана штанов заготовку: кроваво-красный квадратный камень с едва заметными ножками. Маг давно совершил все необходимое, кроме самого главного. Не добавил кровь собственного ребенка. Но медлить больше нельзя! Следующий подходящий момент заманить часть бога Латасара в амулет обмена будет через сотню лет. Мелочь для вечного, и вечность для человека.

Амулет обмена, "Алое пятно" - как его мысленно называл Тель, был последней ступенью перед походом в Мир Мертвых. Маленьким камешком отделяющим великого мага Тел-ар-Керрина от вечной жизни. Пророчества древних гласили: тот, кто сумеет заманить хотя бы часть Латасара в амулет, получит силы победить стража Обители Нитей Тэона в битве и сможет забрать свой клубок от общего полотна. А значит, нить не будет отматываться, и жизнь навсегда останется с ним.

Тель подвинул колыбельку к столу, оставил там заготовку и взял нож. Выдохнул, стараясь успокоиться. Все-таки ранить такую кроху было страшно! Вопреки ожиданиям, за полгода что дочь провела с ним, он успел привязаться. Бессонные ночи и бесконечные укачивания на руках делали свое дело. Сердце сжималось от умиления, когда Шадра протягивала ручки и хватала его за палец. Маг вздохнул. Истора ушла еще на нетвердых ногах почти сразу, как перерезали пуповину, а он не решился поручить ребенка заботам учеников, и вот результат. Он стоит с занесенным ножом рядом с той, которой суждено стать жертвой, и не может завершить начатое много лет назад.

Вздохнул и перехватил оружие. Нужно все-то несколько капель! Осторожно прихватил ножку спящей и полоснул лезвием по пяточке. Схватил амулет и подставил под алую струйку. Прошептал несколько слову убаюкивающего заклинания, а затем запел призыв: слова приглашающие часть бога Латасара явиться в мир смертных.

Казалось, звуки разносятся по кабинету мириадами фонтанных брызг. Тель запрокинул голову, не замечая ничего вокруг, кроме сгущающейся вокруг амулет силы и запаха можжевельника. Упавший нож жалобно звякнул о каменный пол. Голос стал громче, а амулет обжог руки. Маг вскрикнул и выронил вещицу. Открыл глаза.

Пространство вокруг содрогнулось и прямо над чародеем сверкнули всполохи, разноцветные световые переливчатые полоски. Тель бессознательно шагнул вперед, пряча собой колыбельку. Поднял Алую кровь.

- Ты звал меня смертный? - шершавый неприятный голос, казалось, был везде и в то же время удивительно четко слышался в голове. Тель улыбнулся. Пророчества не лгали, к нему явилась часть Латасара. Та самая, что не нашла покоя после гибели старых богов и скиталась, не имея желания ни воссоединяться со своим богом, ни следовать за старыми небожителями.

- Я приготовил тебе дом, - спокойно ответил маг, из последних сил подавляя неясно откуда выросший страх. - Добро пожаловать!

- Ты знаешь, что будет, если мне не понравится твоя обитель? Еще никому из смертных не удалось унять мою тоску, - полосы света побагровели, а затем стали мерзко-морковными. Цвет оказался настолько ядовит, что хотелось закрыть глаза.

- Да, - подтвердил Тель решительно и глубоко вдохнул, пытаясь унять ухающее сердце. Если он что-то сделал неправильно, часть Латасара просто убьет его. - Но я настаиваю.

Протянул руку с выложенном на ладони амулетом. Полоски истончились, позеленели и, будто водоросли в беспокойном течении, длинными лапами захватили Алое пятно в плен. Руку жгло неимоверно, но Тель закрыл глаза, заставляя себя терпеть. Если дело выгорит, до вечной жизни останется полшага. А если нет, то в Мире мертвых ему будет плевать на исход.

Боль превратилась в пытку, вспыхнул ярко-красный свет и запахло кровью. Тель прикусил губу, чтобы не закричать. Показалось, огненный монстр жадно грызет его руки. Вокруг хищно завыл голодный ветер.

А потом все стихло. Маг испуганно уставился на похолодевший амулет, на нетронутые ладони и нервно рассмеялся. Теперь ему, могучему Тел-ар-Керрину, служит даже часть бога!

Заплакала малышка. Тель надел амулет на шею и подошел покачать колыбельку. Сейчас он наведет своей красавице молока, но сначала надо немного успокоиться: и девочке, и ему.

***

Четыреста девяносто лет после Явления небожителей в Окрестности Горла богов

Элла проснулась от шума внизу. Будто разом нагрянули гости и, торопливо раздеваясь, переругивались между собой. За окном занимался рассвет. Она облачилась, собрала волосы в тугой пучок и вышла из комнаты. Подошла к перилам площадки на втором этаже, посмотрела вниз в гостиную. Прятаться не было смысла, спорившие внизу все равно не обратили бы на нее внимания.

- Я не позволю вам забрать ее, пока не получу ответы на свои вопросы, - голос Дарсира звучал твердо и уверенно. Он стоял, скрестив руки на груди, и сверлил взглядом собеседников. По всему было видно, одевался наспех: не заправленная в штаны рубаха и не затянутая шнуровка демонстрировали грудь мага, украшенную знаками побежденных сущностей и три тяжелых амулета, висящих на шее. Элла посмотрела на ноги бывшего любовника и улыбнулась: хорошо, хоть обуться успел.

Напротив стояли пятеро: три чародея, их Элла безошибочно признала по знакам на руках, Соту и его родитель, градоначальник Хлома, видный солидный мужчина.

- Отец, почему ты слушаешь его? - недовольно пробурчал Соту. - Не хватало нам еще неприятностей с кмырами из-за пришлой демоницы.

- Наверное, потому что я один стою всех молодчиков в городском гарнизоне, - отрезал Дарсир.

Градоначальник, его, кажется, звали, Тран, нахмурился. Внимательно посмотрел на сына.

- Соту, думаю, сейчас тебе лучше быть на городских стенах. Мало ли что...

Мужчина недовольно хмыкнул, но направился к выходу. Дарсир разворошил челку и поймал взгляд гостя.



Анна Пожарская

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться