Искра в аметисте

Размер шрифта: - +

1.2

Натянув рукава подлиннее, скрывая предплечья, парень вскрыл одну из половиц возле небольшой кровати матушки, достал оттуда резной ларец, оплетённый бронзовыми змеями, и отправился обратно в подвальные помещения.

‒ Чего так долго? ‒ проворчала пожилая женщина, которой, к этому времени, визг сумасшедшей изрядно вывел из себя.

‒ Не сразу вспомнил, что эту дрянь надобно развести в вине, ‒ флегматично отмахнулся юноша. Как же надоело изображать полного кретина перед этой самодовольной дурой.

‒ Болван! ‒ матушка косо посмотрела Кристофа. ‒ Иди, давай, и влей в эту стерву зелье, да поскорее!

‒ Почему я? ‒ парень не на шутку обеспокоился. ‒ Она умалишенная, а если накинется и покалечит меня? Один не пойду, пусть надрывается хоть до рассвета.

‒ Да чтоб тебя! ‒ матушка Кутук зло посмотрела на юношу, но даже не шелохнулся, затем перевела взгляд на помощников. ‒ Не стойте столбами, олухи! Помогите ему!

‒ А чего сразу мы? ‒ один из смотрителей, недовольно стал морщить толстое лицо из-за чего заплывшие глазки ещё больше стали похожи на поросячьи.

‒ Вы здоровее его раза в три, подержите девицу, пока он вольет в неё пойло. К тому же это ваша работа! Хотите лишиться пайки?

Последний аргумент оказался самым убедительным, и все трое ‒ мальчишка и два старших смотрителя направились в, тонущую в вое, камору.

«Надо будет из её родственничков вытрясти побольше золотых монет, ‒ думала про себя матушка Кутук, ‒ уж больно девка проблемная! Так и извести весь порошок недолго, а он нынче не дешево стоит».

С этими мыслями женщина отправилась в свои покои ‒ стоило проверить после мальчишки все тайники, а то слишком она доверилась этому сопляку в последнее время, с него станется.

 

А Кристоф отчётливо понял, что всё гораздо сложнее, чем он ожидал. Девка оказалась не просто буйной ‒ в неё будто тысяча ёдасов вселилось с их необузданностью и силой.

Не успели они втроем войти в келью, как толстяку прилетело стулом в голову, а на здоровяка она накинулась с таким неистовством, пустив в ход зубы и ногти, что тот еле отбился, с разодранным лицом он со всех ног кинулся бежать вон.

‒ Да ладно… ‒ в ужасе только и смог выдавил из себя парень. Он прислонился спиной к стене, а кувшин с разбавленным вином в трясущихся руках Кристофа стал выплескивать содержимое. ‒ Будь всё проклято…

‒ Я никому не позволю себя унижааать… ‒ шипела дикая рахана, надвигаясь на юношу.

‒ Н-нет, ‒ тот неистово замотал головою, ‒ я-я принес попить!

‒ Корона моя! ‒ неожиданно выдала сумасшедшая, махнув рукой, будто выхватывая из воздуха, что-то только ей одной видимое. ‒ Слышишь, моя! Я… буду королевой…я!

‒ Д-да! Д-да, будете! ‒ со страху ноги перестали держать Кристофа, тело медленно сползло по стене на грязный пол.

Что такое? Не мог он никак понять, почему силы так стремительно его покидают, пока не увидел шевелящиеся тёмные ремни, то тающие сажевыми облачками в воздухе, то изгибающиеся по полу в неведомой агонии, но точно выползающих, как из гадючьей норы, из-под ног убогой.

Было ли это мороком или глаза обманывали его в темноте кельи, но, запуганный Кристоф, мог это списать на разыгравшееся от страха воображение. Однако, странные дымчатые змеи поднимались все выше и выше, облизывая полотняную робу девицы, от чего та начинала тлеть и осыпаться.

‒ Вот йодас тебя задери! ‒ в ужасе простонал несчастный, когда понял, что перед ним такое.

В матушкиной, пусть и не самой богатой, библиотеке находилась-таки, время от времени, будоражащие разум манускрипты по черному колдовству и запретным ритуалам.

Из них, по всему выходило ‒ это если верить ‒ что в тех письменах написано было, будто в девках одержимых иногда открывался нечестивый дар, дающий страшное могущество.

Перед Кристофом сейчас стояла самая настоящая некромантака с даром смерти, и готовилась, наверное, его убить, как одного из своих обидчиков.

‒ Я… ‒ Кистоф упал на колени перед надвигающейся на него сумасшедшей, охваченной черными языками пламени, и заорал, что было сил:

‒ Помилуй… м-моя королева! ‒ с этими словами юноша припал лбом к полу. В этот момент ему отчаянно хотелось жить, а не быть съеденным заживо черным пламенем.

Кажется, это возымело действо, и она остановилась.

‒ Где… моя корона?

‒ Н-не знаю, ‒ простонал парень, понимая, что живым он выберется только в случае чуда. Черный дым поднимался все выше и выше, разъедая, сжигая робу.

‒ Хочу свою корону…

В этот момент пламя объяло девушку полностью.

‒ Я… королева!

‒ Да-да, моя государыня…

Глаза сумасшедшей осветились рубиновыми искрами, и в один миг всё вокруг накрыло чёрным огнем.

 

Матушка Катук так и не поняла, что произошло, но её опять вытащили из постели, едва она улеглась. Этот высоченный болван что-то болтал про девку и Кристофа, но ей изрядно это поднадоело ‒ три мужика не могут справится с какой-то девицей.



Оксана Глинина

Отредактировано: 13.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться