Искра в аметисте

Размер шрифта: - +

2.4

Маги с темными способностями не выбирали, с каким даром им рождаться, а в итоге несли за него непомерную ответственность и неминуемую кару. И тогда-то обделённые некроманты и объединились в последователей богини смерти Гильтине.

Со времени унии некромантов под знаком покровительницы о них ничего не было слышно. Первое время. А потом… пришли эльфы.

Не в искусном оружии иноземцев была их сила. Нет. Просто портал, который они, видимо, создали для прорыва через тонкие сферы где-то на просторах этого мира, но так и не найденный до сих пор ‒ вытянул всю магию из мира Энике.

Оказалось, что магия была основным ресурсом людей, как в обычной жизни, так и в борьбе с потусторонними силами. Перед эльфами люди предстали жалкими и беззащитными. Новая одаренная раса почувствовала себя полноправной хозяйкой на просторах человеческих земель и проявила сдержанность в кровопролитии.

Но, тем не менее, эльфы стали спокойно заселять территории, расширяя свои границы все дальше и дальше, и, кто знает, может быть совсем вытеснили бы людей в непролазные топи севера и горные кряжи юга.

В то время мелкие княжества на континенте стали объединяться в более крупные королевства, люди еще надеялись дать отпор чужакам. Так возник Красный трон Латгелии, Северный Дейделис, Ивелесское объединенное королевство и многие другие.

Правители под своими знаменами собирали полки и вели к блистательным стенам, вознесшихся к небесам, непреступных эльфийских цитаделей.

Бесполезно. Оказалось, что эльфы знакомы с такими боевыми технологиями, что людей могли истребить в считанные месяцы, возможно ‒ годы, но, в любом случае, человечество было обречено, без дара богов, и совсем потеряло бы силу на своих землях.

Если бы однажды некроманты не вышли из тени, явив миру полное владение своей темной магией смерти. Именно они и их способности остались устойчивыми перед истощающим оружием эльфов.

О, некроманты!

Они пришли на помощь и стали спасителями мира от заселения чужеземцами. Их восславляли и благословляли. Им дали возможности и свободу действий. За столь длительное время маги смерти превратились из изгоев в героев. Только никто не знал, какая цена будет у великого спасения.

Итак, начался именно тот виток истории, тёмные стороны которого были тщательно засекречен в королевских библиотеках Латгелии и Ивелесса. Радостный от того, что в мир все же вернулась столь желанная магия, пусть не такая, как прежде, но все же.

Эльфы перестали претендовать на захват и покорение мира. Правда, время от времени, совершая попытки пододвинуть свои границы чуть дальше на запад, но нельзя сказать, что они достигли в этом особого успеха.

‒ Поэтому я и хотел бы попросить открыть доступ в королевский секретный архив Ивелесса, ‒ закончил Майло.

‒ Вскрыв печати на старых фолиантах, ‒ Ричард встал из-за массивного стола из красного дерева и подошел к окну, ‒ вы полагаете, что сможете разгадать ту часть головоломки, к которой ведет их нынешняя деятельность?

‒ Несомненно, ‒ Вардас едва удержался, чтобы не съязвить в манере Гинтаре, но смолчал. Из чего следовало две вещи: Майло так и не забыл рыжеволосую девицу с янтарным цветом глаз и не полюбил новоиспеченного магистра. Что только сестра нашла в этом напыщенном павлине?

‒ После диверсии в Дагендолле месяц тому назад, ‒ продолжал Майло, ‒ исчезла молодая девушка. Следы её похитителей затерялись где-то у границ с эльфийской империей. Это то, что удалось выяснить мне в последние недели. Так же становится понятным, что кто-то из верхушки знатных семей причастен к этому. И, если вы считаете, что этого недостаточно, то мне придется просить его величество Тристана.

Лотрок отвернулся от окна и в упор посмотрел на Майло.

‒ Не стоит беспокоить его величество по таким… пустякам, ‒ Ричард даже побледнел. Поговаривали, отношения между сводными братьями были весьма натянуты. Ведь Лотрок был первым претендентом на королевский престол, но отказался от наследования и короны. Немыслимый поступок для старшего сына короля!

‒ Это не пустяки, ‒ сквозь зубы промолвил бывший канцлер, ‒ все возможно, что девушки в Дейделисе находятся в серьезной опасности. Да и не думаю, что от действий братства темной богини смерти кому-то стало легче жить.

‒ Вы проверяли семьи, подобранных вами для смотрин девушек? ‒ тут же увел в сторону беседу Лотрок.

Вардас даже поморщился, когда магистр заговорил об организованном самим Майло отборе невест для Витгерда ‒ короля Латгелии. Это ведь не кивок в сторону его недальновидности или, статься, недобрых намерений?

‒ Несомненно.

‒ А исчезнувшая, как-то связана с Высшими Домами?

‒ Напрямую Людвика Огбите не связана с отбором, но она служила помощницей одной из потенциальных невест.

‒ И вы считаете, что она достойна того, чтобы оставить ради неё пост и бросаться на поиски? ‒ бровь назначенного магистра изогнулась ленивым котом.

‒ Девушка достойна этого, хотя бы потому, что она послушница культа Пречистой! ‒ руки непроизвольно стиснули деревянные подлокотники кресла так, что те жалобно заскрипели.

‒ Неужели наш непробиваемый канцлер и брат познал острую необходимость одарить кого-то своим благословением? ‒ в словах Ричарда послышалась издевка.



Оксана Глинина

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться