Искра в аметисте

Размер шрифта: - +

8.2

Меня безумно мутило, как, впрочем, и всегда от длительной езды. В этот раз меня трясло знатно уже добрую пару часов. Я молчала, вайдела Беата, которой езда тоже не доставляла никакого удовольствия, только понимающе смотрела на меня. При въезде в столицу, нас одолели ещё и уличные запахи, коих тут было немыслимое количество и в самых невероятных сочетаниях. В повозке было довольно прохладно, поэтому мы отчаянно кутались, и не высовывали покрасневших носов из тёплых меховых накидок, предусмотрительно выданных нам еще в доме батюшки.

‒ Девочка моя, ты мрачнее грозовой тучи, ‒ не выдержав, прервала молчание старая наставница, ‒ может это было слишком опрометчивое решение ‒ покинуть твоего батюшку.

‒ Опрометчивым было покинуть Обитель! ‒ возразила я, поборов сильный спазм в желудке. ‒ Но тогда решала не я, а вайдил ‒ доверился королю, моему кузену и лорду Вардасу.

‒ Мы все хотели для тебя лучшей доли, ‒ грустно улыбнулась вайдела Беата, ‒ могли ли мы в страшном сне представить… такое?

‒ О, нет-нет! ‒ стала я успокаивать расстроенную женщину, желая откусить себе язык за опрометчивые слова. ‒ Я ни в коем случае не виню ни вас, ни вайдила! Просто… просто быть игрушкой в руках близких людей ‒ это то ещё испытание, скажу я вам!

‒ Увы, сильные всегда подавляют слабых. Твой отец очень тебя недооценил.

‒ Уже нет никакой разницы, и, похоже, что обратного пути для меня нет! ‒ в сердцах воскликнула я.

‒ Милая, ты хорошо подумала?

‒ Конечно! ‒ у меня даже сомнений не было. ‒ Нам, главное, найти в столице того, кто порталом переправит нас обратно в Обитель.

Воспользоваться отцовскими возможностями я отказалась. От помощи Легарта тоже, но он все равно отправился сопровождать нас с вайделой до столицы. Зная о моих проблемах и не стремясь наблюдать мои мучения воочию, он предусмотрительно ехал верхом. А, может, боялся, что я буду задавать неуместные вопросы. По правде говоря, и я его видеть не желала.

Но, увы, мне надо было потерпеть ещё немного. Правила приличия требовали, чтобы я остановилась в его доме и попрощалась с тётушками. Им, поди, не до меня, но так было даже удобнее для окончательного осуществления планов.

Хитросплетения и перипетии столичной жизни должны были закончиться для меня. Раз и навсегда. Желательно ‒ сейчас. Эту страницу своей несуразной юности я желала закрыть, как можно быстрее. Конечно же, у меня оставалось очень важное дело, которое, на самом деле, не требовало отлагательств. Наставница поймет и простит. Легарт ‒ не поймет, а простит или нет, мне было не важно.

Теперь его присутствие в моей жизни было не обязательно. Ничего, не в первый раз мне приходилось сталкиваться с трудностями в одиночестве.

Как оказалось, еще раньше ‒ от матери мне достались кое-какие деньги, которые я свободно могла получить в любом казённом банке столицы. И это был единственный положительный момент. Сумма скопилась достаточная, чтобы я позволила себе отправиться самостоятельно на поиски Люди.

Может это глупо и опрометчиво с моей стороны, но другого выхода я не видела. Совсем.

Отец обещал мне, что в Сауросе мы сможем многое выяснить, а что именно мы там выяснили я так и не поняла. Хотя, кто знает, возможно проблемой являлось мое девичье скудоумие, и я вообще не знаю, как добывать сведения из истязаний собственного тела. Что ж, будем это делать более стандартными методами.

‒ Ты уверена, что не совершаешь глупость? ‒ глаза наставницы наполнились тревогой, когда она поняла, что я собираюсь совершить.

‒ Да, вайдела! ‒ голос мой был тверд, как никогда.

‒ Я сразу поняла, что ты задумала неладное! Да, только не могла понять, что именно, а ты бежать решила!

‒ Тише, умоляю вас! Здесь в городе мне это будет сделать проще, ‒ я прильнула к старой женщине, которая последние годы моей жизни была мне почти матерью. ‒ Что бы не случилось, вайдела, умоляю, не думайте обо мне плохо. Но я не позволю играть своей жизнью так, как играли жизнью моей матери. Её сломали люди, которых она отчаянно любила, можете меня считать эгоисткой, но я не хочу такой доли для себя…

Голос дрогнул, а из глаз покатились предательские слезы. Сейчас мы въедем на замковую площадь, где проходит ярмарка, Легарт обещал меня туда отвести по приезде в город, чтобы прикупить подарков детям и тётушкам. В толпе будет легче смешаться, сделаться невидимой, растворившись среди человеческих фигур, таких же безликих, какой предстояло стать мне. Кое чему у отца я все же научилась, пусть это был и не полновластный контроль над пламенем.

‒ Вы столько всего для меня сделали, вайдела Беата! А плачу вам чёрной неблагодарностью, но умоляю, поймите и примите мой выбор ‒ я хочу спасти Людю. Потому что вина за её исчезновение лежит на мне, и я точно знаю, что она жива, жива и ждет спасения, однако, с каждым днём эта нить связи становится тоньше. Мне страшно, что она оборвется совсем.

‒ Девочка, как же ты мучилась все это время?

‒ Невыносимо…

 

Я не хотела долго блуждать по городу, чтобы не привлекать к себе внимания. Всё же Дейделис огромен и запутан, словно расплетённый клубок ниток. По сравнению с тем местом, где я жила раньше ‒ пересечения улочек и площадей были мне слабо известны. Все же знала я столицу плохо.



Оксана Глинина

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться