Искра в аметисте

Размер шрифта: - +

9.5

Вокруг пестрел народ. Зал украшали великолепные огни, подаренные эльфами. От того в помещении не становилось душно при большом скоплении народа. Девушки-избранницы трепетали в ожидании чуда.

Я тоже трепетала, только не в ожидании чудес. Меня переполняли чувства иного толка. Мама ‒ много лет назад вот так вот тоже шествовала по огромной зале среди гостей. Здесь она встретила моего отца, познала радость первой любви, а возможно и разочарование от оной.

А ведь все это должно было быть по-другому.

Сердце должно было трепетать от радости и предвкушения, как в сказке. Обиженная сиротка получила красивое платье и попала на бал, где встретила своего принца. Только это не моя история и героиня в этой сказке не я. У той истории другое начало. Просто сказка случайно вплелась в вереницу, произошедших со мной, событий.

 

У сиротки была королева-мачеха, которая её и в будние дни не особо любила, а на празднике, узнав, что падчерица превратилась в красавицу, ещё больше ту возненавидела. Тогда мачеха задумала зло, но зло и оказалось началом добра в той истории.

Говорят, у той королевы, было нечто невероятное, что наполняло её пустую жизнь смыслом и делало счастливой. Волшебная вещь, доставшаяся от предков, которые получили его в дар от древнего народа, исчезнувшего с человеческих земель многие годы тому назад.

Мачеха обожала свое сокровище, берегла от чужих глаз, лишь сама наслаждалась его возможностями и могуществом.

Зеркало, что могло дать ответ на любой вопрос, верно служившее своей королеве, однажды предало её. Но разве от зеркала стоило ждать иного? Да и лгало ли оно о том, что королева, измученная ненавистью и завистью, утратила свою красоту, а падчерица, не отравленная злыми помыслами, с каждым днём становилась прекраснее.

И тогда решила королева извести сиротку, приказав своему слуге, убить девушку. Но тот, тронутый добротой своей жертвы, пощадил девушку и отпустил её. Зеркало и тут предало, разыграв свою партию, оно решило посмотреть, кто из двух женщин одержит в ней победу.

В это время, принц, влюбленный в сиротку, отправился на поиски исчезнувшей возлюбленной. А она всё это время пряталась в лесу от кары мачехи, и ждала любимого в надежде, что тот все же разыщет и спасет её. Принцу помогала луна, а мачехе ‒ волшебное зеркало. Она и добралась до падчерицы раньше всех, прикинувшись старухой…

 

‒ Гинтаре! ‒ и снова я задумалась на столько, что не обратила внимание на начало торжества. А ведь планировала заманить короля на танец. Тёмные глаза канцлера, когда я случайно поймала на себе его взгляд, прожгли меня насквозь. А рядом со мной, будто из неоткуда, выросла статная мужская фигура.

‒ Добрый вечер, Лаугас! ‒ улыбнулась я молодому человеку, едва оторвавшись от созерцания лорда Вардаса во всей красе.

‒ Вы меня не позабыли! ‒ обрадовался молодой человек. ‒ А то, я уж было подумал, что и не вспомните, столько всего произошло с первой нашей встречи.

‒ Нет, что вы, Лаугас! Я очень рада видеть вас сегодня на торжестве.

‒ Я тоже счастлив! Можно вас попросить кое, о чем?

‒ Конечно, надеюсь вы не пожелаете, сразиться со мной на заднем дворе?

Молодой человек рассмеялся, припомнив прошлую историю с дагендолльской принцессой, которой пришло в голову вызвать меня на поединок.

‒ Мне бы хотелось пригласить вас на танец, Гинтаре, ‒ Лаугас пристально смотрел мне в глаза, разыскивая там ответ на какой-то, ведомый только ему, вопрос.

‒ Конечно, Лаугас, ‒ вежливо ответила я. ‒ С удовольствием приму ваше приглашение, как только ноты наконец вспорхнут с виол придворных музыкантов.

‒ Первый танец принадлежит его величеству.

‒ Я это знаю, но неужели вы думаете, что он пригласит меня? ‒ даже стало смешно от этой мысли. Поди величество сильно боится моего праведного гнева, поэтому будет обходить десятой дорогой.

‒ Кто знает? ‒ парень странно на меня посмотрел. ‒ Но я благодарен за ваше согласие!

На том Лаугас откланялся. Любопытство заставило меня посмотреть туда, где до недавнего времени стоял лорд Вардас, но там уже никого не было. На всякий случай, я встала ближе к тёткам.

‒ Приготовься, Гинтаре, ‒ тётушка Катрис как всегда, в своей незабываемой надменной манере, смерила меня строгим взглядом. ‒ Тебе придется встать у трона его величества.

‒ С чего бы это?

Матушка Легарта только закатила глаза.

‒ На первый танец приглашает король, моя дорогая, и тебе придется встать там рядом со всеми девушками.

Ну да, глупо было бы таскаться Витгерду по залу в поисках той, которой суждено будет открыть начало бала.

И тут затрубили в горн, объявляя это самое начало. А так хотелось, чтобы это был уже конец.



Оксана Глинина

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться