Искра в бушующем море

Размер шрифта: - +

Глава четвертая - 1

В тесной повозке Нерфа оказалось ожидаемо сыро, зато неожиданно светло и тепло. Пахло красками. В углу, будто куклы, висели странные яркие кулоны из камней и перьев, больше походившие на части нелепого карнавального костюма, чем на повседневные украшения. Тент изнутри напоминал стены сказочного шатра, в свете свечей гладкая ткань переливалась серебристыми полосками. Вот-вот и театр теней начнет свое представление. Спаситель разлил по кружкам невесть откуда взявшийся горячий, отдающий яблоками глинтвейн и усадил Эллу на единственный стул. Сам устроился на кровать напротив. Чародейка сделала пару глотков и улыбнулась мужчине:

– Спасибо. Мне пришлось туго.

Хозяин пригубил напитка и скривился в ухмылке:

– С Духом холода любому пришлось бы худо. Я давно воюю с поглотителями, но существо такой силы вижу впервые.

Элла нахмурилась, сделала еще глоток. Вздохнула. Потерла лицо ладонями:

– Ты здесь из-за него?

– Из-за них, – Нерф скорчил рожу. – В Тмаре поглотителей очень много. Все считают, что они пришли туда, где есть много магов. Много магов, много силы, много еды – все очевидно, – собеседник залпом опустошил свою кружку и снова наполнил ее из кувшина, что стоял на тумбе около кровати. – А мне кажется, кто-то специально призвал их сюда, а теперь не знает, как избавиться. Кстати, до тебя Дух холода не являлся, людские маги – слишком мелкая добыча для него, удивительно, что ты вообще осталась жива.

Чародейка посмотрела в глаза собеседнику.

– Ты ведь знаешь про Искорку, значит, осведомлен, кто я.

Нерф напряженно хихикнул:

– Ерунда… Время от времени мне сами по себе приходят какие-то слова, но я не знаю ничего конкретного. Так что если есть, что рассказать, не таись.

– Я не человеческий маг. Моего отца зовут Тэон, он демон-хранитель Обители нитей судьбы, а мать зовут Адлара, – протянула Элла.

– Она – дух стихий, прогневавший богов, – договорил Нерф за собеседницу.

– Именно так, – кивнула она. – Поэтому за моей силой пришел Дух холода.

Элла помолчала немного, а потом поинтересовалась:

– А кто ты? Я вижу, что ты не маг. Но ты играючи одолел духа.

Мужчина махнул рукой.

– Как бы знать наверняка, – вздохнул и поморщился. – Я не помню своего прошлого, мне казалось, я всегда жил здесь, на площади. Но Драк говорит, что когда он был мальчишкой, это место пустовало. Я уверен только в одном – меня создали для борьбы с поглотителями. Могу победить почти любого, вот только ничего другого не умею.

Помолчал и задумчиво продолжил:

– Знаешь, иногда мне кажется, что, если я одолею кого-то грозного, похожего на Духа холода, боги в благодарность вернут мне прошлое.

Элла кивнула и залпом допила глинтвейн. Нерф резво налил ей еще.

***

Утром она еле отрыла глаза. Голова раскалывалась, глинтвейн не пошел на пользу. Элла нехотя привела себя в порядок и спустилась к завтраку. Драк, восседавший во главе стола, ехидно улыбнулся, понимающе подмигнул ученице, но вслух ничего про ее состояние не сказал. Молчал, терпеливо ожидая рассказа о вчерашних злоключениях.

Ученица уселась за стол и подперла голову руками. Предстоял серьезный разговор, а боль стихать не собиралась. Наконец, чародейка не выдержала, произнесла несколько слов, и му́ка отпустила. Тормак принес яичницу с беконом, кувшин ягодного киселя и, вежливо улыбнувшись, исчез. Элла кинула на наставника строгий взгляд и поинтересовалась:

– Ты хотел моей смерти?

– Я предупредил Нерфа, – Драк покачал головой. – Он бы не дал тебя в обиду. Я хотел убедиться, что с тобой можно иметь дело, – ухмыльнулся. – Двое до тебя умотали на следующее утро после ночной прогулки по городу. А ты сидишь, завтракаешь, – наставник улыбнулся. – Кто к тебе пришел?

– Дух холода, – Элла пырнула вилкой яичницу. – Его Нерф прогнал.

Маг присвистнул и погладил подбородок. Ученица отправила в рот кусок теплого хрустящего бекона и продолжила:

– Кто он? Я спросила, но не получила толкового ответа.

– Я тоже хотел бы это знать, – Драк покачал головой и показал небу ладонь правой руки. – Но у меня есть предположение. Думаю, он часть бога. Иначе его магию не объяснишь.

Элла нахмурила брови, а маг сделал несколько глотков киселя из своей кружки и продолжил:

– Недавно я нашел странные легенды. Они говорят, что Повелитель неба никогда не ладил с новыми богами, а после опустошения окрестностей Горла богов он и вовсе стал считать их поглотителями. Новые боги устроили заговор, убить его они не смогли, но заточили в какую-то вечную тюрьму в землях его детей. Так вот, когда Повелитель неба почуял неладное, то отделил от себя часть, чтобы защищать мир от поглотителей. Я думаю, что Нерф и есть эта часть.

– Может быть, – Элла кивнула, а потом снова нахмурилась. А Драк, не дожидаясь ее ответа, продолжил:

– Все человеческие маги используют силу новых богов. Мы управляем нитями, сгустками, полотнами и сетями. Суть нашего воздействия – настоящее изменение пространства вокруг. Дрожащий воздух. Нерф применяет внутренние силы души. Внешне воздух не меняется, не дрожит, но жизнь в нем угасает или расцветает по воле этого мага.

– Ошпаренные кони, Драк! – Элла восхищенно уставилась на учителя, до него еще никому не удавалось так просто объяснить ей различия между силами. – А что насчет демонов?

Маг пожал плечами:

– Ничего, кроме того, что демонические силы плохо подчиняются силам новых богов.

– Они непослушные сами по себе, – задумчиво заметила Элла. Сощурилась, будто догадалась о чем-то и внимательно посмотрела на собеседника: – Скажи, а сколько сейчас магов в Тмаре? Сотня, полторы?



Анна Пожарская

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться