Искра в бушующем море

Размер шрифта: - +

Глава шестая - 1

Элла и Драк остановились напротив святилища бога Латасара, покровителя Тмара. Чародейка откинула капюшон и подставила лицо теплому солнцу. Пусть нос осыплет веснушками! За неделю, что она сидела в четырех стенах, многое изменилось: ветер с моря перестал обжигать холодом, деревья укрылись нежно-зеленым флером, кое-где даже выросли маленькие желтые цветы. На шейном ремешке Эллы появились четыре кристалла, и она дала себе обещание слушаться Драка и не рисковать понапрасну.

Святилище впечатляло. Высокие колонны из кроваво-красного гранита, скользкие ступени без перил, строго взирающие на посетителей статуи. Они не обещали радости, скорее, наоборот, напоминали: Латасар – бог грозный, мелочный и мстительный. Элла ухмыльнулась: если верить книгам, старые боги были куда милосерднее новых. Впрочем, может, именно поэтому единственным живым из них остался Повелитель неба, да и тот, согласно легенде, заточен в пещере, которую охраняют семь могучих стражей.

Старых богов было четверо: Повелитель неба, Властительница огня, Водный правитель, Хозяйка урожая. Вопреки общепринятому убеждению о том, что власть была разделена между ними, каждый из богов творил любые сущности и каждый отвечал за все происходящее. Когда они поняли, что подопечных стало слишком много, они создали себе шестерых помощников, почти не уступающих им в силе. Сделали первый шаг навстречу смерти.

Вскоре помощники возжелали власти не меньшей, чем у создателей, и восстали. Бунт дорого обошелся старым богам. Стараясь сохранить жизни подопечным, боги сильно пострадали сами, а когда поняли, что война не сулит для мира ничего хорошего, они решились на неслыханное. Трое отдали все свои силы четвертому, он должен был поставить выскочек на место. А чтобы сохранить свою уникальную сущность, они создали Адлару, дитя стихий, мать Эллы. Именно Адлара должна была помочь богам возродиться, когда для этого наступит подходящее время.

Увы! Все пошло наперекосяк. Помощники обманом заманили Повелителя неба в тюрьму, а необходимые для возрождения богов предметы, маленькие, с человеческий мизинец, малахитовые статуэтки, уничтожили. Лишенной божественной вечности Адларе повезло, ее посчитали слишком ничтожной и оставили жизнь. Ненадолго.

От воспоминаний о прочитанном отвлек Драк, на лестнице он осторожно придержал ученицу под локоток. Очень вовремя! Еще чуть-чуть, и Элла поскользнулась бы на одной из ступеней. Чародейка благодарно улыбнулась наставнику, мужчина, казалось, не обратил на нее никакого внимания. Судя по выражению его лица, мыслями он блуждал где-то далеко: то ли ожидал заклинания-подвоха, то ли готовился к атаке очередного духа.

Маги закончили подъем, миновали кровавые колонны и сквозь портал, отделанный золотыми виноградными листьями, вошли в просторный, полутемный зал. Элла натянула капюшон: пусть здесь не было ветра, но уши замерли сразу. Посмотрела вокруг. Высокий потолок украшал витраж с известным сюжетом – боги возвращаются домой после победы над Тел-ар-Керрином. Довольные светлые лица, яркие одежды, и не скажешь, что отняли жизнь у всех жителей окрестностей Горла богов.

Элла недовольно фыркнула и отвернулась. Пробежалась равнодушным взглядом вокруг. По периметру зала стояли статуи, изображающие сцены из жизни Латасара: слева бог бился с Тел-ар-Керрином, справа приручал синего морского змея, прямо перед глазами разворачивалось сражение с Демоном ночи. Вокруг статуй горели свечи, но света не хватало для зала таких размеров. Временами пламя подрагивало и трещало, но чародейка жизнь свою могла поставить, что кроме них с Драком тут никого не было. Сегодня святилище было открыто только для магов.

Драк подошел к статуе синего змея и нежно потрепал его за рог.

– Здравствуй, приятель, – произнес маг добродушно. Стена за морским гадом дрогнула и отодвинулась, открыв узкий темный коридор. Брюнет обогнул статую и нырнул в туннель, Элла направилась следом. Она успела сделать несколько шагов, когда услышала скрип и шуршание – стена вернулась на место, отрезав путь обратно. Драк зажег три ярких желтых огня, похожих на пламя от гигантских свечей, он терпеть не мог темноту. В туннеле было холодно и душно, слегка пахло плесенью.

– Хорошо бы хранилище захотело пустить нас, – сообщил наставник будничным тоном, но в окружающей тишине голос его прозвучал зловеще.

– А если нет? – осторожно поинтересовалась Элла, почуяв недоброе. Стены туннеля напирали, казалось, еще немного, и они сомкнутся и раздавят непрошенных гостей.

Наставник хмыкнул:

– Я рассказывал, как стал домашним магом градоначальника Тмара? – Драк чихнул и снова хмыкнул. Огоньки дрогнули, но сразу разгорелись с новой силой. – Хоть и был лучшим, об этой должности даже не мечтал, Кезария, магический помощник нашего господина, не давала повода усомниться в долгих летах своего процветания, – маг глубоко вдохнул. – А потом она пошла за договором и не вернулась. Несколько дней спустя ее уже остывшее тело нашли около статуи демона ночи. Поговаривали, Дух хранилища не одобрил ее присутствия. Свою должность я получил на следующий день.

Элла поежилась. Как же надоели все эти истории! Вот и гадай теперь, дух ли виноват в смерти Кезарии, или сам Драк приложил руку. Чародейка зажала посох под мышкой и потерла лицо руками. Приходилось признать: в ребусах она новичок-неумеха.

Запахло серой и полынью, защипало глаза, где-то впереди послышалось фырканье. Элла сощурилась и посмотрела из-за плеча наставника вперед. Черный посох звонко стукнулся о каменную стену туннеля. Чародейка подхватила его дрожащими руками и сделала глубокий вдох, чтобы прийти в себя. «Ошпаренные кони!» – пронеслось у нее в голове. Прямо за Драком стоял он, грозный страж мира мертвых, ужасный монстр, гроза нарушителей спокойствия Обители Нитей, Тел-ар-Керрин.

– Что бы ни случилось, все – лишь морок, – невозмутимо предупредил наставник.



Анна Пожарская

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться