Искра в бушующем море

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая - 2

Эскал мерил шагами просторный светлый холл собственного замка в ожидании, когда освободится супруга. Заседающий у Силаты председатель торговой гильдии всегда был многословен, но сегодня он превзошел себя. Эскал специально пришел попозже, и то успел выпить пару чашек кофе, подробно изучить карту княжества, что висела напротив окна, и немного разозлиться. По-хорошему, надо было оставить ожидать слугу, а самому отправиться по делам, но ему не терпелось поведать жене свои новости. Вламываться в кабинет Силаты, когда у той посетители, было не принято. Приходилось ждать.

Новости у мага были противоречивые. Вчера утром обнаружили трех заболевших. Картина оказалась обычной: они обратились в низшую ипостась и, сбившись в стаю, вознамерились унестись за завесу. Разум в глазах погас, шкура пошла едва заметными желтыми пятнами, речь потерялась, осталось лишь животное желание убивать. Эскал решил не сеять панику, ограничился изоляцией больных от соплеменников и после долгих раздумий угостил их сваренным Эллой лекарством. Оно успело вызреть: приобрело красный, цвета человеческой крови, цвет и густую консистенцию. Эскал все еще сомневался: рецепт сложный, не каждому бывалому чародею под силу, ингредиенты редкие, и добыть надо постараться, и перепутать легко, но решил попробовать. В конце концов, те трое уже ничего не теряли, вряд ли Элла сварила что-то опаснее Желтого безумия.

Сегодня утром сообщили еще о дюжине пораженных. Новую стаю отловили практически у врат. Ничего хорошего это не сулило, Эскал знал, что будет дальше. Завтра их будет тридцать, послезавтра сто, а через луну все княжество будет с ужасом ожидать следующего дня и молиться о том, чтобы эпидемия пошла на убыль. Единственное, что мог сделать Эскал, – это молиться вместе со всеми.

Он усилил охрану у врат, ведь любой больной, покинувший родные земли, обречен на гибель. За завесой никто не станет разбираться в причинах агрессии. Людям, живущим там, обычно хватает внешнего вида. Их пугает все: и высокий, в полтора человеческих, рост, и ящероподобный вид, и тело, покрытое редкой шерстью вперемешку с чешуей, и два хвоста, и острые, с ладонь взрослого мужчины, клыки, и бычьи рога, и лапы с длинными когтями. Самое досадное, что больные теряют дар речи и не могут объяснить, что с ними происходит. Они больше напоминают сбесившихся животных, чем разумных существ.

Эскал подозвал слугу и велел принести еще кофе. Громко хлопнула дверь, визитер наконец-то покинул кабинет княгини. Маг раскланялся с ним и поспешил занять его место. Вошел и плотно закрыл за собой дверь. Повернул ключ в замке. Силата отвлеклась от бумаг и с тревогой посмотрела на супруга.

– Сколько?

Эскал вздохнул и облизнул губы длинным узким языком. Оба они знали, княгиня интересуется количеством заболевших.

– Пятнадцать, – выпалил он. – Трое вчера и двенадцать сегодня.

Силата откинула голову на спинку кресла и тяжело вздохнула.

– Плохо. Но вполне ожидаемо. Эпидемии к нам уже года полтора не заглядывали.

– Я распорядился изолировать их, только ты сама понимаешь, это бесполезно, – маг замолчал на мгновение, собираясь с силами, а потом продолжил: – Первым троим я дал приготовленное Эллой лекарство.

Силата испытующе уставилась на мужа.

– И?

– Я только что от них, – Эскал сложил лапы в замок и кивнул. – Они разговаривают, контролируют свои действия и могут менять облик как захотят. Возможно, это приступ прошел так быстро, но мне кажется, ученица сделала правильное зелье.

Княгиня потерла лапами морду.

– У нас будет возможность проверить. Больных всегда много. Сколько у нас снадобья?

– Сколько угодно, – ухмыльнулся Эскал. – Элла сделала его в бездонной чаше.

Силата довольно улыбнулась. Она гордилась супругом, мастером изготовления магических штучек. Бездонные чаши были, может, не самым сложным, но самым полезным его изобретением точно. Просияла и предложила:

– В таком случае, давай угостим каждого нашего подданного не-оборотня. В конце концов, болезнь проявляется не сразу. Честно объявим, что не уверены в свойствах лекарства, но ручаемся за его безопасность. Не думаю, что кто-то откажется. Тебя же ничего не настораживает?

– Ничего, – Эскал покачал головой. – Я думаю о другом. Если это лекарство настоящее, то Элла, как описано в книге, одолела семь стражей, принесла в жертву любовь и пробудила бога от вечного сна. Повелителя неба.

– Это хорошо или плохо? – растерялась Силата.

– Не знаю, – пожал плечами Эскал. – Только, думаю, нам надо быть готовыми к переменам. Повелитель неба никогда не был самодуром, но кто знает, что изменилось, пока он спал.

– Демонова дочь! – с досадой выпалила княгиня. – И тут успела.

– Прекрати, Силата… – примиряюще пробурчал Эскал. – Авар хочет себе эту женщину, нам придется с ней смириться. Это лучше, чем, вмешиваясь, поссориться с сыном.

Супруга махнула рукой.

– Надеюсь, нашего вмешательства не понадобится. Молодая красивая женщина в большом городе вряд ли долго будет одна. Авар в его сегодняшнем виде подходит только тапки подавать да поболтать по душам. Не думаю, что сын признается ей, кто он. А значит, она будет жить в свое удовольствие, – Силата криво улыбнулась. – Авар не из тех, кто сможет спокойно смотреть на измену. Я жду его скорого возвращения. Расстроенного, разбитого, разочарованного, но свободного. Нам главное – не упустить момент и предоставить мальчику выбор. Думаю, на него желающие найдутся. Поверь моему слову, очень скоро нас ждет свадьба и парочка внуков.

– Парочка? – усомнился Эскал. – Учитывая наш опыт, хотя бы одного увидеть живого. Мне иногда кажется, что внуков нам с тобой не дождаться.



Анна Пожарская

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться