Искра в бушующем море

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая - 2

Элла появилась в доме Видия за три дня до солнцестояния. Любовник отправил ее туда разбить вместилище воспоминаний. Драк вроде бы и был во всем прав: между ними еще не исчезла новизна ощущений, еще любое неосторожное касание и нескромный взгляд заставляли трепетать, но уже появилось столь важное для любой пары доверие – они оба не боялись быть самими собой. В то же время они не успели прикипеть друг к другу, еще не успели проникнуть в жизни друг друга набором милых ритуалов и усилий над собой во имя великого «мы». У каждого пока был выбор. Драк говорил, сейчас самое время, чтобы понять, действительно ли прошлое так важно, или за всеми страданиями стоит лишь страх перед переменами. Он считал момент идеальным, но Элла отчего-то не решалась потревожить изумрудную бутыль. Хотелось еще немного насладиться беспечностью и легкостью отношений с этим мужчиной. Отчего-то казалось, разбей она вместилище сейчас, ей неизбежно придется делать выбор, а принимать решения она оказалась не готова.

Она еще раздумывала над бутылью, когда в комнату буквально ворвался Ладр. Разгоряченный, с мокрой от пота шевелюрой, он снисходительно чмокнул ее в щеку и по-свойски потрепал волосы. Сообщил, что договорился с Драком и составит им компанию в походе за глазом красного змея. Осведомился, останется ли она на ужин. Поделился, что Тума большая молодец, сослался на дела и убежал, оставив Эллу в полном недоумении. Все эти дни, за исключением моментов, когда любовник давал ей выспаться, они с Драком почти не разлучались, когда Ладр успел договориться с ним, для Эллы оставалось загадкой.

В конце концов, Элла плюнула на вместилище – ничего не случится, если она разобьет его после визита к многоглазу – и принялась готовиться к походу. Все нужные зелья и вещицы давно были у Драка, Элле оставалось лишь прихватить приносящие удачу зеленые статуэтки да оберег, что подарил отец во время последней встречи. Она уселась на кровати и достала свои сокровища – маленькие малахитовые фигурки. По одной, разговаривая с каждой, Элла извлекала их из полотняного мешочка и перекладывала в надежный кожаный кармашек на поясе.

– Госпожа саламандра, – говорила Элла заискивающим голосом и аккуратно протирала статуэтку краем рукава, – не сопроводите ли вы дочь демона Тэона в опасное путешествие? Ей немного страшно и не помешала бы поддержка.

Ящерица благосклонно блестела в проникающих с улицы лучах солнца.

– Великий осьминог, – взывала чародейка к следующей фигурке, будто служитель в храме грозного бога, – не оставь своим покровительством магов, радеющих о счастье для всех. Там, в воде, без помощи им не обойтись.

Осьминог, как и полагается настоящему небожителю, даже виду не подавал, что слышал ее слова. Элла лишь смиренно поклонилась, прежде чем припрятала его в карман. Посмотрела на обезьяну и, погладив ее по голове, почти проблеяла:

– Милая обезьяна, пусть наш поход окажется урожайным, помоги нам осуществить задуманное!

Статуэтка будто кивнула в ответ, и Элла отправила ее к остальным. Закрыла глаза и представила перед собой Повелителя неба – огромного двухвостого дракона. Опустила голову в почтительном приветствии:

– Великая пчела, пусть наши труды не останутся напрасными, – перешла на шепот, – помоги нам пронести взятую на плечи ношу.

– Веселишься? – раздался из-за спины знакомый голос, но Элла вздрогнула и подскочила с кровати. С того дня, как сводный брат надругался над ней в ее комнате, прошло больше трех лет, но до сих пор присутствие крупных мужчин у нее в спальне внушало только страх. Обладатель голоса, кажется, уловил ее настроение и попытался оправдаться: – У тебя не заперто и слышится разговор, вот я и решил, что можно без стука. Хочешь, я дверь открою?

Гость приоткрыл дверь так, чтобы комната Эллы проглядывалась из коридора. Элла потерла ладонями лицо, посмотрела на визитера. Все те же лукавые глаза и добродушная улыбка. Только что не в военной форме. Бояться нечего.

– Прошу тебя, Корак, никогда больше так не делай. Хорошо?

– Уговорила, – подмигнул офицер. – Я ненадолго и по делу. Только приехал, и сразу к тебе, – вздохнул и продолжил. – Отец при смерти. У нас земли немного, но чтобы ей управлять, нужна твердая рука. Моя. В Тмар я больше не вернусь. Хотел узнать, поедешь со мной? Я не просто так предлагаю, – он порылся в кармане куртки и извлек оттуда колечко. – Вот! – протянул его Элле. – Я жениться хочу. На тебе.

Элла сглотнула и покачала головой.

– Нет. Прости, но нет. Ты славный парень, но быть твоей я не хочу.

Корак нахмурился.

– Это как это – не хочешь? Значит, целоваться по подворотням хочешь, а замуж нет? Элла, если ты про Драка думаешь, то он на тебе не женится, он еще в юности поклялся, что жены-мага у него не будет. А я предлагаю все как надо. Плевать, что первым не буду, у нас говорят, так даже лучше. Жена точно знать будет, что от мужа хочет. Детишек родим, землей управлять будем, и тебе занятие найдем: подлечить кого или с урожаем помочь. По-моему, неплохо.

– Спасибо, мне очень лестно, – Элла отступила к окну, – но я не хочу замуж.

– Да ладно ерепениться-то, – ухмыльнулся Корак и приблизился на пару шагов, – я уже и отчиму твоему написал, думаю, он одобрит.

– Глупец! – покачала головой Элла. – У Отала на меня свои планы, будет только хуже.

Громко хмыкнула. Сорд и тот не проболтался, а тут послали боги идиота! Корак приблизился еще на пару шагов. Элла закрыла глаза, припоминая какое-нибудь относительно безопасное заклинание. Попробовала еще раз внести ясность:

– Я не пойду за тебя, Корак, даже если Отал захочет отдать меня тебе.

Офицер смерил ее злым взглядом.



Анна Пожарская

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться