Искра в бушующем море

Размер шрифта: - +

Глава двадцать седьмая - 2

Вошел другой сводный брат Эллы, Дол. Он был не старше ее, но габаритами уже ничем не уступал Туру. Элла усмехнулась и мысленно позлорадствовала: скоро наследник Отала взвоет от такого младшего: отличная фигура, грациозные ловкие движения, смазливая внешность, чем не конкурент за девичьи сердца? Разве что заикается, когда волнуется, но так и Тур теперь не идеален, шрам его отнюдь не украшает. Ох, и настрадается старший, с его-то самолюбием.

Элла вымучила улыбку. Из всех сводных братьев Дол был самым приятным: не злой, отзывчивый и спокойный. Да и ладили они всегда преотлично. Он, как и Элла, очень любил рисовать. Дол поставил перед ней поднос с тарелкой мясной похлебки, яблоком и кувшином воды. Скорчил рожу и подмигнул:

– Отец велел передать тебе, что ты нужна ему живой до осеннего равноденствия, так что можешь есть спокойно, там нет яда.

Элла втянула носом пар от похлебки и пожала плечами. Дол махнул рукой.

– Сейчас я развяжу тебя и посижу тут, пока ты ешь, – покачал головой, напуская на себя грозный вид. – Только без глупостей. Марна пообещала мне всевозможные кары, если ты сбежишь, поэтому пощады не будет.

Он ловко развязал веревку и вручил Элле большую неудобную ложку. Она засунула ее ручкой в рот и растерла онемевшие запястья. Потом взяла тарелку в руки и принялась есть.

– Скажи, – проглотив очередную порцию, ринулась она в словесную атаку. – А Марна, что, любовница Отала?

– Если бы… – театрально вздохнул Дол и перешел на шепот: – Жена, – воровато оглянулся и продолжил. – Мы с братьями думаем, без магии тут не обошлось. Отец голову потерял и во всем ей потакает. Нет, он всегда был любителем, ты знаешь, но обычно отделял мух от котлет. А сейчас и с Видием сцепился только из-за Марны.

Элла отвлеклась от похлебки и внимательно посмотрела на брата.

– Давно они женаты?

– Как познакомились, так, считай, сразу и поженились. Под зиму дело было. Видий отцу голову подарил разбойника этого, – Дол наморщился, пытаясь вспомнить имя.

– Кадди? – подсказала Элла.

– Да, Кадди, – улыбнулся брат. – Марна пришла просить голову, чтобы она могла похоронить тело целиком, сказала, что Кадди был ей мужем и она хочет все сделать по-людски. А у отца тогда как раз жена в родах умерла, та, что нас с тобой рисованию учила, помнишь?

Элла кивнула, а Дол продолжил.

– Отец возьми да предложи заменить Кадди на время, – вздохнул и махнул рукой. – Вот уже почти два года как заменяет. И хитрая шельма детей рожать не спешит, а наших малявок всех услала в какую-то глухую деревню. Вот пойми ее… Одно слово – ведьма.

– Моих братьев тоже? – Элла доела похлебку и принялась за яблоко, изо всех сил делая вид, что судьба единоутробных братьев ей не интересна.

Дол помрачнел.

– Элла, они оба того, – опустил голову и тяжело сглотнул. – Оспа. Как раз после свадьбы отца и померли. Один за одним. И еще дочь от третьей жены. Ей пять было. Марна, кстати, ничем не помогла, сказала, не может противостоять законам мирозданья.

У Эллы кусок застрял в горле. Братьев она почти любила. По крайней мере, пока мальчишки были маленькие, они не успели приобрести свойственных всем Оталовским отпрыскам черт. Но чародейка была уверена, что Отал позаботится о них. В конце концов, им он отец, а никого из своих детей он не обижал.

Потом Эллу посетила еще одна страшная догадка. Мысль, от которой все похолодело внутри. Мучения трех юных душ – самая подходящая жертва для договора со Стражем теней. Получалось, все-таки Марна призвала его в этот мир. Но зачем? Отомстить Видию за Кадди, разорвав договор с Латасаром? Марна выросла в Тмаре и отлично знала, чем все закончится. Но как бы она ни любила этого мужчину, разве оно того стоит? Столько людей за одного разбойника? Что-то не верится. Проще было просто убить Видия, и дело с концом. А Страж теней опасен и плохо управляем. К тому же чтобы убрать монстра обратно, нужно принести в жертву демона или духа. А его еще где-то взять надо… И поймать почти невозможно. Даже она, Элла, плоть от плоти этой братии, не всегда справляется с теми сородичами, что стоят на пути.

Ошпаренные кони! Элле перестало хватать воздуха. Не надо Марне никого ловить, она свое уже поймала. Элла, дочь духа стихий и демона Мира мертвых, вполне сойдет и за духа, и за демона. А статуэтка и сокровища Адлары, так, предлог, не более того.

Элла потерла руками плечи, пытаясь разогнать холод, что пробирал изнутри. Сейчас Марна с Оталом разделаются с Видием, и настанет ее, Эллы, очередь внести свой вклад в дело мести за Кадди. Она снова призвала на помощь все известные ей силы, но, как и раньше, те не ответили ей. Лишь штука на спине сильнее впилась в кожу.

Элла еще не успела взяться за кувшин, когда Дол начал вязать ей руки.

– Ты чего? – возмутилась она. – Я еще не закончила.

– Вид у тебя больно хитрый, Элла, – неловко улыбнулся он. – А я не хочу ругаться с отцом из-за тебя.

Он затянул веревку и дал сестре напиться. Собрал посуду на поднос и направился к выходу.

– Приходи чаще, – вкрадчиво сказала Элла и улыбнулась. – Ты не такой, как они.

Дол на мгновенье помедлил у двери.

– Я такой же, Элла, – покачал головой, – по крайней мере, очень пытаюсь стать.

И вышел. Элла осталась раздумывать над своей участью. Отал сказал, что Совет земель соберется через пару недель, значит, две недели на побег у нее есть. Вот только как избавиться от штуки на спине? Ошпаренные кони! Как же нужна хоть какая-нибудь помощь!



Анна Пожарская

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться