Искупление

Глава XV

  Едва за графом закрылась дверь, Анна вновь опустилась на стул, события этого вечера измотали ее, совершенно лишив сил. Ей очень хотелось, чтобы все произошедшее оказалось дурным сном, только это было правдой, и данное Черниховскому обещание висело над ней дамокловым мечом.

   Отказавшись от ужина, Анна прошла в свою комнату, надо было отдохнуть после напряженного дня, но несмотря на усталость, заснуть не могла. Ворочаясь в постели, княгиня раз за разом вспоминала разговор с Его Сиятельством, пытаясь понять, какое решение будет для нее самым верным. Женщина осознавала: произойди сегодняшний инцидент на глазах у барона – дуэль была бы неизбежна, и наказание за нее тоже. Наверное, ее присутствие здесь осложняет Корфу жизнь, и ему правда станет легче, если Анна будет находиться под защитой мужа. Зная характер Черниховского, вряд ли кто-то решится оскорбить его супругу, и она будет в полной безопасности.

  И хотя ей не верилось в бескорыстную помощь Вацлава, но по здравому рассуждению никакого подвоха в его предложении не было. Графу было просто незачем обманывать ее: приданого ни гроша, а что до нее самой, то зачем пресыщенному сердцееду измученная неудавшейся жизнью вдова, если его внимания добиваются самые выгодные невесты и роскошные светские дамы? Выходит – граф действительно пытается отплатить добром за добро, предлагая защиту и покровительство.

  Одолеваемая сомнениями женщина уснула почти под утро, так и не решив, как ей поступить.
На другой день у Анны все валилось из рук, и Василий Назарович, обеспокоенный ее состоянием, поинтересовался самочувствием помощницы. Не желая огорчать доктора, княгиня не стала рассказывать о случившимся с ней накануне, заверив Неверова, что с ней все в порядке.
- Заработались Вы, голубушка, ох заработались, - покачал головой врач. – Вам бы отдохнуть.
- Именно здесь я отдыхаю, - отозвалась Анна, - другого отдыха мне не нужно.
Василий Назарович еще раз покачал головой, и больше ничего не говорил.

  После этого разговора Анна все внимание сосредоточила на делах в лазарете, но мысленно не раз возвращалась к разговору с Черниховским. Надо было принимать решение, которое могло изменить всю ее жизнь. Граф дал ей время на раздумье, только долго он ждать не намерен, и вскоре потребует окончательного ответа. Анна никак не могла определиться, чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону, а время неумолимо бежало вперед, приближая разговор с Вацлавом. И когда два дня спустя Черниховский подошел к ней, женщина все еще не знала, что ответить Его Сиятельству.
- Согласны ли Вы принять мое предложение, сударыня? - сразу после приветствия спросил Вацлав.
Немного поколебавшись, Анна набрала полную грудь воздуха, как перед прыжком в ледяную воду, и сказала:
- Я принимаю Ваше предложение, только если Вы обещаете соблюдать условия нашего договора.
- Обещаю, - граф прикрыл глаза, скрывая светившееся во взгляде торжество.
Но княгиня не заметила этого, поглощенная своими переживаниями. Все внутри нее буквально кричало о том, что она совершила ошибку, дав согласие на брак, однако поменять уже ничего было невозможно. Анна стояла, бездумно глядя в одну точку, и не сразу поняла – Черниховский о чем-то говорит, обращаясь к ней. Лишь произнесенное графом:
- Madame, Вы слышите меня? – заставило женщину очнуться, и Анна виновато улыбнувшись, спросила:
- Вы что-то сказали, Ваше Сиятельство? Простите, я на минутку задумалась.
- Я говорю о нашем венчании, - повторил Вацлав. – Мне придется обратиться к господину Мансыреву с рапортом о разрешении на брак, и сразу после его получения мы немедля обвенчаемся.
- Как Вам будет угодно, - Анна чувствовала себя мухой, попавшей в липкую паутину, из которой не было возможности выбраться.
- Не стоит так переживать, - граф ободряюще улыбнулся нареченной. – Как только  разрешение будет получено, я сообщу Вам об этом. 
С этими словами Черниховский поцеловал протянутую руку и ушел, а княгиня продолжала стоять, глядя ему вслед. Анна не могла представить себя рядом с этим мужчиной, он оставался для нее чужим человеком, случайно появившимся в ее жизни. Их почти ничего не связывало и вряд ли свяжет в будущем.
- Что с Вами, барыня?! – забеспокоилась Дуняша, увидев вернувшуюся из лазарета хозяйку. – Неужто немочь какая приключилась?!
- Здорова я, - вздохнула Анна, - устала только и… замуж скоро выйду.
Услышав последнюю фразу, горничная застыла с открытым ртом, а после робко поинтересовалась:
- За кого, Ваше Сиятельство? Владимир Иванович вернулись?
- Не вернулся барон, – грустно улыбнулась женщина. – Мне граф Черниховский предложение сделал.
- Это тот барин, который третьего дни с Вами приходил, - догадалась девушка.
- Он самый, - утвердительно кивнула Анна.
- Ох, барыня, - сокрушенно покачала головой горничная. – Как же так, ни с того ни с сего – под венец. Вам бы Владимира Ивановича подождать и с ним посоветоваться.
- Боюсь тогда все станет еще сложнее, - Анна устало закрыла глаза.
- Чего - сложнее-то?! – не унималась Дуняша. – Барон, чай, не посторонний человек. Лучше бы Вам за него выйти. А этот граф, хоть и красавец каких поискать, все одно чужой да холодный. Как с таким жить?
- Как-нибудь, - махнула рукой женщина, про себя добавив: «слава Богу, недолго». –  И Владимиру будет меньше проблем, если я выйду замуж.

   Дуняша больше ничего не говорила, но по ее лицу было видно – решение хозяйки она не одобряет.
У самой Анны тоже было неспокойно на сердце. Вроде бы поступила верно, только смутная тревога не отпускала, заставляя сомневаться в правильности принятого решения.

  В это же время, словно чувствуя переживания Анны, Владимир тоже не находил себе места, одолеваемый беспокойством за любимую. Барону казалось, он упускает драгоценное время, еще чуть-чуть - и случится непоправимое, изменить которое будет уже невозможно. В конце концов, измученный дурными предчувствиями, Корф решил оставить конвой и отправиться в N-скую в одиночку, что строжайше запрещалось правилами. Пусть до крепости оставалось всего около тридцати верст, одинокий офицер мог легко подвергнуться нападению горцев.



Нонна Звездич

Отредактировано: 07.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться