Искупление Тьмой Убийство 1

Размер шрифта: - +

Глава Ⅰ ПЕРВАЯ СМЕРТЬ (1)

 

Сильны любовь и слава смертных дней, и красота сильна

Но смерть сильнее

Д. Китс

 

Мои ботинки ступили на каменистую дорогу прямо в лужу. Я остановилась и опустила взгляд. В серой жиже отразилось сентябрьское небо и кусок черного дерева. Скрюченные ветви, похожие на конечности скелета, норовили забраться в ту вселенную, которая скрывается под землей.

Я вскинула голову и осмотрела людей на вокзале. Все куда-то спешили, толкались, опаздывали на поезда, встречали знакомых, друзей, семью, и только я стояла не двигаясь. Потому что мне некуда двигаться. И никто меня не встречал. Хотя я даже и не удивилась, лишь равнодушно посмотрела на дорогу напротив, где в стройный рядок выстроились такси. Я решительно направилась к ним, крепче сжав пальцы на лямке сумки.

Я уверена в себе. Уверена, что двигаюсь, что работают мышцы, что я думаю и собираюсь забраться в машину и назвать нужный мне адрес, но все равно чувство такое, будто все не взаправду. Словно я под землей. В вымышленном мире. Там, где костлявые ветви схватили меня за горло и душат.

Все происходящее – вымысел, но я все равно забралась в автомобиль и сказала водителю адрес. Откинулась на спинку сидения, когда машина двинулась в путь, и прикрыла веки.

Почему мама так поступила? Почему ничего не объяснив отправила сюда, словно надоевшую вещь? Я не расстроена, лишь сбита с толку. Пытаюсь понять, где совершила ошибку. Почему она не сказала в чем дело? Силюсь понять, но никак не нахожу логического объяснения. Я просто вернулась однажды домой, и на пороге обнаружила свои вещи. И все.

Я открыла глаза, почувствовав слишком настойчивый взгляд в зеркало заднего вида. Почему этот человек так смотрит? Словно тоже думает, что я неправильная и нереальная. Меня так и подмывало спросить, кого он видит, когда на меня смотрит.

Я бросила взгляд на часы на запястье.

Еще считанные часы назад я была дома. Если быть точнее – восемь часов и тринадцать минут. Прошло так мало времени, а воспоминания уже сумбурные и нескладные, словно мозг пытается оттолкнуть их подальше, запечатать болезненные мысли.

Темные глаза водителя такси в зеркале заднего вида продолжали меня буравить, поэтому я сдалась и ответила таким же взглядом. Он воспринял это как поощрение и задал вопрос:

- Мисс, а кем вы приходитесь Харрингтонам?

Зачем ему это знать? Я и сама не знаю. Они, говорила мама, ее младшие сводные братья. Не представляю, с какой такой стати они решили принять меня, я никогда их не видела и услышала о них лишь несколько часов назад.

- Никем, - в итоге выдала я и прислонилась лбом к запотевшему стеклу. Ощущая кожей стужу, несвойственную сентябрю, я пристально всмотрелась в город.

Я совсем не так представляла себе Эттон-Крик. Почему-то в мозгу вспыхивало нечто среднее между английской деревенькой с милыми пастушками и нашим городком, в котором я родилась и выросла.

Эттон-Крик был другим: вязким, тягучим, неприятным и хмурым. Сквозь стекло автомобиля я видела все в коричневатом свете: небольшие дома, площадь, через которую мы как раз проехали, людей; они все были бесцветными, безликими, как серый липкий туман, окутавший город. Почему-то вспомнилась сладкая вата. Тоже липкая и неприятная. Эттон-Крик такой же – не располагает к себе.

Таксист что-то произнес, но я продолжила смотреть в окно. Вид не менялся: люди в дождевиках с черными зонтами, крепости университета, в который мне предстоит отправиться завтра как бы не хотелось, небольшие магазинчики и кафе, заманивающие продрогших прохожих в свою теплую и уютную обстановку.

Время затянулось, я загляделась на Эттон-Крик из параллельного мира, на его коричневый свет, на его серость и слякоть, на его непохожесть, поэтому не заметила, когда машина остановилась.

Особняк Харрингтонов был вдвое старше и вдвое больше моего дома. Он угрожающе нависал надо мной, давил к земле, пытался насквозь проткнуть росшими во дворе елями. Сквозь высокие кованые ворота я видела гравийную дорожку, поросшую травой и кустарником. Дорожка вела к мраморной лестнице, полукругом поднимающейся к высоким дубовым дверям. Я почти вижу, как там копошатся жуки.

Я расплатилась с водителем такси и, схватив сумку, нехотя выбралась из уютного салона. Второй раз за день ступила в грязь, на волосы опустилась влажная пленка тумана, в нос ударил запах хвои и дождя. Я обернулась к такси, готовая запрыгнуть на заднее сидение и приказать, чтобы водитель увез меня за сотни миль от этого места, но машины и след простыл. Да я бы и не сбежала. Это не в моем духе. Вместо этого я закинула сумку на плечо и направилась к ржавой калитке. Когда вошла во двор, ноги сами приросли к земле. Дом будто смотрел на меня своими узкими башенками и огромным чердаком. Говорил: тебе не уйти, - и у меня действительно возникло ощущение, что назад пути нет.

Я прогнала дурные мысли и решительно направилась к входной двери. Под подошвами ботинок скрипел гравий, отчего по рукам и спине бегали мурашки. Каждый шаг отдавался болью в висках. Это продолжалось до тех пор, пока я не поднялась по лестнице и не ступила под изящный полукруглый навес с фонарем. Тогда входная дверь резко распахнулась, и на пороге появился высокий молодой человек.

Я стряхнула со лба дождевые капли, норовившие затечь в глаза и рот.

- П-привет! – Молодой человек вытаращился. В его живых глазах отразились испуг, понимание, а затем чувство вины. Через мгновение, даже до того, как я успела открыть рот и поздороваться, он схватил меня за локоть и затащил в дом.



В.Филдс

Отредактировано: 05.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: