Искупление Тьмой Убийство 1

Размер шрифта: - +

Глава Ⅶ ВИДЕНИЯ (2)

***

Декабрь, 2012

Я откашливала кровь на солому, а Джорджи обнимала меня за плечи и ревела, будто маленькая сирена.

- Кая! Кая! Что с тобой?! Что с тобой?!

Я хотела сказать, что все нормально, но мысли разом перепутались. Полная каша. Во всем этом хаосе осталась лишь ослепляющая, невыносимая боль, из-за которой отнялся язык. Я даже не могла попросить Джорджи перестать плакать.

Она должна перестать.

Должна перестать.

Пусть она окажется в темном зале кинотеатра; пусть представит, что я сижу рядом. Пусть Джорджи думает, что я смотрю мультфильм вместе с ней, ведь когда она оборачивается и что-то шепчет мне на ухо восторженным голоском, я киваю, но даже не открываю глаз.

Пусть Джорджи будет там, а не здесь.

...

Я упала лицом в солому. Почти ничего не чувствую. Боль приелась, как надоедает одна и та же мелодия по радио, которая играет изо дня в день. Раздражает. Боль сосредоточилась в каждой ранке: в груди, в правой руке. Где-то еще. Взрывается фейерверками, играет на нервах, не дает уйти. Поэтому я хрипло дышу и едва соображаю, что должна сделать. Я уже сказала Джорджи: когда Стивен придет, она должна будет бежать, когда я скажу. Мне плевать на то, что он со мной сделает. Он все равно не отпустит меня.

Я вытащу Джорджи.

Эта мысль успокоила, стоило представить, как сестра оказывается дома рядом с мамой и папой. Но без меня.

Пока я размышляла над этим со скоростью улитки, Джорджи, прикалывая усилия, перевернула меня на спину. Я благодарно сжала ее пальчики левой рукой. Такие крохотные и холодные, что мне страшно.

Сквозь тело прошла дрожь, когда Джорджи наклонилась и поцеловала меня в лоб, будто это она моя старшая сестра.

На несколько минут я провалилась в небытие. Когда с трудом открыла глаза, Джорджи все еще сидела рядом, подтянув колени к груди, и смотрела на меня. Она никак не отреагировала на мое пробуждение – просто смотрела спокойным взглядом.

Она тоже устала. Устала сидеть в темноте и бороться со страхом и неведением. И кажется она уже знает, что должно случиться. Умненькая младшая сестра.

Я с трудом села и положила руку на ребро. Кровь пропитала повязку, которую любезно предоставил Стивен. Правая рука лежала на полу неподвижно. Шевелить ею было страшно. Пока боль спит, я могу обдумать последовательность действий.

Но времени не было – к клетке, будто почувствовав, что я проснулась, подошел Стивен. Он больше не осторожничает, потому что знает, насколько я слаба. Но он не знает, что мне хватит сил чтобы его отвлечь. Тогда Джорджи уйдет.

Она подняла голову, будто прочитав мои мысли. В уголках глаз собрались крупные слезинки, а затем скатились по щекам. Я хотела броситься к ней и обнять. Утешить. Заплакать. Я бы сделала это, если бы не чувствовала, что почти умерла.

Стивен возился у двери с подносом с едой. Кормежка всегда проходила у него по расписанию, - явно привык к тюремным распорядкам. Пока он гремел алюминием, я облизала пересохшие губы с засохшей кровью, и шепнула Джорджи:

- Маме и папе ни слова. – Ее глаза расширились, словно она собралась возражать. Я не позволила: – Они никогда не узнают, что здесь случилось, ясно?

Когда губы Джорджи начали дрожать, потому что она все поняла, я положила левую руку ей на шею, зарылась пальцами в грязные всклоченные волосы, и строгим шепотом сказала:

- Ни слова, Джорджи. Они не должны знать, что здесь случилось, иначе...

Поднос опрокинулся. Джорджи вздрогнула и прижалась ко мне, словно крохотный птенчик. Я обернулась, наполняясь страхом до самых краев сознания.

Клетка начала сжиматься, шаги Стивена забрались в голову и стучали уже там, эхом отдаваясь от стенок черепа.

Стивен вскинул голову, насмешливо взглянув на лампочку над клеткой, затем опустил взгляд на меня:

- У тебя действительно такой белый цвет лица или проблема в освещении?

Я сделала вдох, продолжая игнорировать давящие стены клетки.

Стивен продолжил:

- Ты выглядишь словно ходячий мертвец, - он неодобрительно покачал головой, цокая языком. – Так дело не пойдет.

Я хотела сказать, что еще пара экспериментов, и я истеку кровью, но не сказала. Он мне отвратителен. Если бы здесь не было Джорджи, я бы его убила. Если бы здесь не было Джорджи, я бы сопротивлялась. Но если я что-нибудь сделаю, Стивен переключится на мою маленькую сестру. А она этого не вынесет.

Я посмотрела на Джорджи:

- Родителям ни слова.

Она кивнула, на лице – полный ужас. В огромных, красивых глазах страх и понимание. Она понимает: я предупредила ее только потому, что когда она выйдет из этой клетки меня не будет рядом. Меня уже не будет.

Стивен, как и следовало ожидать, вышел из себя:

- Будешь игнорировать? – До моего слуха донесся звон ключей. – Знаешь, а ведь я мог быть и нежнее. Но нет, от тебя не дождешься вежливости, мисс Айрленд! Так что имей в виду: во всем происходящем виновата только ты и никто больше. Это ты виновата в том, что я сделал с тобой и твоей сестрой. Да, Джорджи?

Она дернула головой на звук своего имени, но я ухватила сестру за подбородок. Она уставилась на меня не моргая, и я уставилась на нее в ответ.

Она должна бежать. Как только откроется клетка, я наброшусь на Стивена, а Джорджи сбежит.

На секунду я увидела, как это происходит, а потом реальность наполнилась скрипом железной двери и мерзким голосом Стивена:

- И Лили умерла из-за тебя. Я слишком разозлился, что она отправила тебе сообщение, потому случилось то, что случилось.

Я застыла.

О чем говорит это ничтожество?



В.Филдс

Отредактировано: 11.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться