Искушенная Тьмой

Font size: - +

глава седьмая

Глава 7.

POV Том

Вам знакомо это приятное чувство, когда просыпаешься промозглым ноябрьским утром, смотришь в окно, за которым творится настоящее безумие – не то дождь, не то снег, а быть может и град – и сердце наполняется радостью от этой картины. Смотришь на деревья, которые порывы вера чуть ли не выдирают с корнем – и чувствуешь себя счастливым от того, что живешь. Не знакомо? Вот и мне нет.

А между тем именно этот пейзаж открылся мне, как только я проснулся. Черт, опять забыл задернуть шторы на ночь. Этот противный утренний свет как всегда поднял меня раньше будильника, вынуждая отрывать голову от подушки и идти готовить завтрак.

Да, с момента возвращения Сони прошел месяц. Не скажу, то это были прямо-таки насыщенные событиями недели. Мы учились, занимались спортом, смотрели телек и зависали в социальных сетях…ну, и, пожалуй, всё. Признаюсь – с исчезновением из нашей жизни охоты существование наше стало донельзя однообразным и рутинным. И справиться с этим – и с подступающей осенней депрессией нам помогла, как ни странно, Ханна.

Да-да, юная ведьма и ковена стала нашим якорем. Просто в один из дней Соня прямо-таки упросила Кляйн заниматься с ней ворожбой. Вместе девушки осваивали несложные чары, изучали старинные фолианты, засушивали травы и зачаровывали камни. И, побродив с недельку вокруг них, я всё же решил присоединиться к этому празднику жизни.

Ну, были у этого и иные мотивы. Таким образом я стремился лучше узнать Ханну и постепенно расположить её к себе. И чем дальше – тем больше я очаровывался. Милая, юная, невинная – эта девушка разжигала во мне такой спектр чувств и эмоций, о существовании которых я раньше даже не подозревал. А она, кажется, вообще этого не замечала, продолжа лишь мило улыбаться и по десятому кругу гонять меня по повторению заученных заклинаний.

Соня…ну, она справлялась. Настолько, насколько это вообще было возможно. Я видел, насколько её трясет от одного только упоминания Билла, и старался свести её стресс к минимуму. Неплохо с этим помогал и сам Шварц – он в последние дни ходил сильно загруженный, нередко пропускал учебу и еще реже посещал наш дом. Не скажу, что меня это сильно расстраивало – всё же кисейной барышней я не был, поэтому не лил слезы из-за редких встреч с другом. Но определенный дискомфорт присутствовал – как ни крути, привык лицезреть рядом эту морду.

- Доброе утро, - лохматая сестренка, зевая и потягиваясь, буквально вплыла на кухню и упала на высокий стул.

- Я вижу, какое оно доброе, - усмехнулся я, тут же ставя перед Соней тарелку с омлетом.

- Мерси, - улыбнулась она, хватаясь за вилку, - Мне кажется, заставлять нас учиться в такую погоду – это просто извращение, помноженное на садизм.

- Я тебе всегда говорил, что преподы – самые настоящие демоны. А ты не верила.

- Сейчас я согласна поверить во что угодно, лишь бы вернуться в постель, - буркнула Соня, отчаянно сдерживая зевок.

Хмыкнув, я присоединился к сестре за столом. Пару минут мы молчали, сосредоточенные на еде. Но когда тарелки опустели, я решил всё же задать давно интересующий меня вопрос.

- Сонь, как думаешь… - начал было я, но смутился и замолк.

- Что такое? – чуть нахмурилась близняшка.

- Да так, - махнул я рукой и, поднявшись, составил посуду в раковину.

Но Соня так просто никогда не отставала. Поднявшись за мной следом, она подошла и мягко, за плечо, развернула меня к себе.

- Томми, что тебя так беспокоит? – с нескрываемой заботой спросила она, - Ты ведь знаешь, что можешь говорить со мной обо всем.

Помявшись, я всё же решился. Не глядя на сестру, я спросил:

- Как думаешь, Если я приглашу куда-нибудь Ханну – она согласится?

Соня молчала, поэтому, не выдержав, я повернулся к ней. Близняшка рассматривала меня с довольной улыбкой, а ее глаза при этом хитро блестели.

- Ну наконец-то, - протянула она, - Я уже начала думать, что ты никогда не решишься.

- Ой, да ну тебя! – махнул я рукой и пошел собираться.

Вслед мне несся почти злорадный смех, я же только мог краснеть и проклинать себя за свою же глупость. Нашел, с кем разговаривать об отношениях! Сейчас она в первую очередь не моя сестра, а подруга той, кто мне нравится. А я – молодец, взял и раскис при ней.

Спустя полчаса я, хмурый и мрачный, сидел в машине и ждал сестру. Которая присоединилась ко мне, сверкая, как начищенный медный пятак.

- Поехали в это гнездо тоски и печали, - скомандовала она, закидывая ноги в черных высоких кедах на приборную панель.

Ехали мы медленно – поднимался буран, и видимость была практически нулевой. Всю дорогу никто из нас не проронил ни слова – я был сосредоточен на дороге, Сонька же размышляла о чем-то своем. Когда, наконец, я припарковался, она повернулась ко мне.

- В общем, скажу всего один раз. Ханна – очень хорошая девушка, нежная и хрупкая. И совершенно нее испорченная. Меньше всего ей нужно, чтобы такой ловелас, как ты, крутился рядом, - Помолчав пару секунд, близняшка продолжила, - Но я вижу, как ты изменился за эти дни. Кажется, она тебе правда нравится. И я думаю – да, если пригласишь Ханну куда-нибудь, она ответит положительно.

Честно – мне показалось, будто с моих плеч свалился тяжкий груз. Я и не подозревал, что мнение Сони настолько для меня важно. Видимо, свою роль играло то, что моя сестра была до безобразия честным человеком. На самым добрым – это факт, но в искренности её слов я никогда не сомневался. И если сейчас она  говорила именно это – что же, значит, стоит рискнуть.

Поэтому, улыбнувшись уголком губ, я подмигнул близняшке, прежде чем ответить:

- Спасибо



Анастасия Малышева

Edited: 22.05.2017

Add to Library


Complain