Искусственные души

Размер шрифта: - +

Глава 2. Часть 4

Дарина Меркулова

- Ну что, Дара, готова? - стоя у меня за спиной, спросил магистр Д`Харн и после моего уверенного кивка он сжал пальцами мои виски. - Расслабься, найди внутри себя островок спокойствия и с максимальным удобством устройся в нем. Не думай ни о чем, выбрось из головы все, что тревожит и доставляет дискомфорт, - голос мужчины звучал тихо, но уверенно, вводя меня в подобие транса. - Молодец, теперь поставь блок на сознание. Для этого нужно установить ключевое воспоминание, которое известно только тебе и мысленным посылом отправить его в глубь подсознания, в самый дальний его уголок. Тут нет ничего сложного, доверься мне и расслабься, наконец! - чувствуя мое напряжение, попросил мужчина.

Ну конечно, все просто! Для него!

-Дара, сейчас я посылаю импульс блока, это нить, которую следует мысленно ухватить и напитать силой.

Всё было бы просто, если бы не было так сложно! Я сосредоточилась на монотонном голосе мужчины и...

- Тут этих нитей, как одуванчиков в поле! - со смесью радости и отчаяния в голосе прошептала я.

Это было удивительно! Тоненькие жилки, всех цветов радуги активно пульсировали перед мысленным взором. Они окутывали меня с ног до головы, подпитывая и наполняя энергией. Я попыталась ухватить зеленую нить, но тут же почувствовала хлопок по ладони.

- Не отвлекайся! Ты должна ухватить голубую нить, не зеленую - голубую!

Я послушно потянулась к голубой жилке, но снова получила легкий шлепок по руке.

- Ухватить нужно мысленно! Ты маг, Дара! Тебе достаточно лишь представить, не нужно тратить силы на лишние движения!

Как только я начала думать о том, что мне надо сделать, голубая нить сама потянулась ко мне и обвила ладонь. Я не видела этого. Глазами не видела, но чувствовала так ясно, словно находилась в осознанном сне.

- Это называется внутреннее или истинное зрение, - в голосе мужчины слышался смешок. - Умница, теперь представь, как от кончиков пальцев магическая энергия перетекает в нить.

Я следовала указаниям магистра, практически не осознавая, что именно я делаю. Голубая жилка засветилась ярче и усилила пульсацию, впитывая отданную мной энергию.

- Теперь выпусти ключевое воспоминание на волю. Подумай о нем четко и ясно!

"Мне шесть лет. Я лежу на клетчатом покрывале среди огромного луга, усыпанного ромашками. Папа лежит рядом, закинув руки за голову и чуть хрипловатым голосом рассказывает сказку про девушку из далекого волшебного мира. Он говорит, что я на нее похожа и, посмотрев мне в глаза - улыбается. Улыбается печально, словно ему больно об этом говорить. Я ложусь ближе к отцу и утыкаюсь носом в его грудь. Под монотонные стуки сердца я проваливаюсь в сон, сквозь полудрёму слыша голос отца:

- Прости Миа, я сделал все, что мог".

Полыхнув ярким светом, нить исчезла, а следом за ней и все остальные. Вместе с ними начало пропадать чувство наполненности, а на смену пришла дикая слабость. И лишь сильные руки магистра не дали мне свалиться на пол. Аккуратно уложив меня на диван, мужчина принялся массировать мне виски.

Слабость, накатившую на меня после ритуала, постепенно сменяло обычное спокойствие.

- Ну вот и все, теперь к тебе в голову даже я не влезу. На втором курсе вы будете углубленно изучать различные блоки, тогда сможешь сама поставить любой.

Я открыла глаза чувствуя, что силы уже восстановились и уставилась на магистра.

- А разве этот я не сама...

- Сама, только я немного помог тебе. Иначе ты бы просто запуталась в нитях. Кстати, идея с зеленой нитью была неплохой. Она бы сделала "родительскую" привязку ко мне, - задумчиво произнес мужчина. - Да, определенно нужно будет это сделать.

- А что такое "родительская" привязка? - я уже вполне пришла в себя и теперь сидела, откинувшись на спинку дивана и любознательно глазела на магистра Д`Харна.

- Такой блок обычно ставят родители на своих чад, чтобы всегда знать о месте нахождения оных, - улыбнувшись краешком губ, пояснил он.

- Я уже давно не ребенок, да и Вы не мой отец. Так что, это будет лишним, - от чего-то смутилась я.

- Ты совершенно не знакома с местностью - это раз, я являюсь твоим опекуном - это два, тебе грозит опасность - это три, - загибая пальцы, начал перечислять мужчина.

- Какая опасность?! - испуганным шепотом спросила я.

- Потенциальная. Все, на сегодня хватит. Будем считать, что урок прошел плодотворно. Можешь идти, завтра в десять, в моем кабинете. Не опаздывай, - отчеканил магистр Д`Харн и направился к рабочему столу.

Попрощавшись, я собралась было уже открыть дверь, но нерешительно оглянулась на мужчину. Вопрос, терзавший меня со вчерашнего дня просился на волю.

- Что-то еще, Дарина? - заметив, что я не спешу уходить, спросил он.

- Да. Нет... то есть да, можно Вам вопрос задать? - магистр кивнул, пряча улыбку в кулак. - Почему картины на стенах занавешенные? - набрав в грудь воздуха, тихо спросила я... и триста раз пожалела об этом.

В один миг кабинет наполнился давящей тишиной и я увидела перед собой мужчину, о котором рассказывали соседки. Мрачного, нелюдимого, опасного! Я поёжилась от, внезапно, накатившего холода. Не такого, который бывает в стужий зимний день, нет! Это был холод, похожий на тот, который бывает ночью в морге. Именно ночью, когда леденящий страх сковывает сердце и отпускает лишь под утро, когда первые лучи солнца освещают землю.

И мне бы развернуться и уйти, не дожидаясь ответа, но ноги будто приклеились к каменному полу. Мужчина медленно подошел ко мне и мрачно глядя в глаза, тихо произнес:

- Никогда, слышишь, никогда больше не смей говорить на данную тему. Ни со мной, ни с кем либо еще! И если я узнаю, что ты посмела подойти к стенам ближе, чем надо - убью, - он сказал это с такой интонацией, что не поверить было невозможно.



Юлия Соколова

Отредактировано: 26.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться