Испания - кровь и вино.глава 2

Размер шрифта: - +

ИСПАНИЯ - КРОВЬ И ВИНО.глава 2

Проект отступник.

 

ВОЛЬНОМУ ВОЛЯ ИЛИ НЕВОЛЯ.

 

 

Вертухай с силой пнул меня, так что я почти влетел в эту общую камеру, едва устояв на ногах.

Тут же, не давая мне опомниться, ко мне подскочил один малый, который постоянно кривляясь, изгибаясь как гороховый шут, пристал ко мне с вопросом, - tú mariposa? (ты гомосексуалист?)

Вот это заявочки! Местный «петушок». В ответ извернувшись, я наддал ему ногой под тощий зад, примерно так же как и стражник мне,- fue won, mierda! (мат)

Повернувшись лицом к потерянной свободе, я взялся руками за прутья решетки из кованого железа, дергая в стороны, проверяя их на прочность.

Вот тут то и дошло до меня вся тяжесть моего положения, осознавая всю сущность моего бытия в испанском каземате.

И за что мне такое наказание! Заорал я в голос про себя, да и в голос тоже на всю камеру!

Я вспомнил, когда у меня было примерно такое состояние….

 

Это было на там заводе, где была та самая Айгуля, да и «друг» тот самый.

Я работал простым грузчиком, на том уютном заводе, работа была, откровенно говоря, не бей лежащего, грузчика, то есть.

Моей обязанностью было; привести необходимый материал, увести готовую продукцию, из цеха, на железной такой тележке, на колесиках. Все.

Есть такая байка про грузчиков.

Как - то раз, прислали на одно предприятие, молодого юношу, контролера ОТК, начальство ему поручило разбраковать партию деталей в коробках.

И этот молодой контролер приступил к работе; на коробках с хорошими деталями, чертил букву «Х», на коробках с плохими деталями, чертил букву «П».

По окончании сортировки, пришли нетрезвые грузчики, как полагается. И догадайтесь сами, какие коробки, куда пошли, в брак или в работу.

Начальство такое с лояльным отношением к простым рабочим, но вот отношения простых сотрудников этого завода, между собой, желали оставлять лучшего, мягко говоря.

Они были просто гнусные! Доносы, интриги, клевета, докладные, ради того что бы выслужиться перед начальником, получения большей части цеховой премии, или же просто так, потопить другого собрата в грязи.

Я вот помню, работал до армии на одном заводе, в советское время, где я слесарил одно время в жизни. К примеру, там рабочий горой стоял за другого рабочего, прикрывая другого. Да что там говорить, все бригады в цеху, поднимались, упираясь рогом, порой из- за мелкой несправедливости, творящейся на свете и в цеху…

Так вот, на том заводе работали женщины, их было больше чем мужской персонал, как я уже говорил ранее, многие были молодые возрастом, да и не умудренные жизненным опытом.

Руководство завода набрало, не знаю почему, целый цех рабочих инвалидов, смешанного пола, которые занимались неответственной, простейшей работой: наклейками, обрезками, сортировкой деталей.

Так вот, среди них была одна, даже не знаю, как описать, женщина, или девушка с сознанием десятилетнего ребенка.

И я принялся ее опекать, как шелудивого котенка, выброшенного на улицу нерадивыми хозяевами, потихоньку воспитывая ее, научая правилам взрослой жизни.

Не знаю, как объяснить, просто я как бы чувствовал родственную душу, словно обретшую себя в землях Зоны Отчуждения, почему то случайно попавшую сюда.

Она была как ослабший котенок мутанта «химеры» выбравшейся на волю, в простую обычную жизнь.

Все работники завода ее сторонились, как от прокаженной заразой, я же напротив оказывал ей всяческую поддержку, вопреки всем норм поведения и правил обычного социума.

Когда в « курилке», сделанной из больших стальных листов, собирался народ для перекура, обсуждая последние новости и сплетни завода, непременно заходил разговор о ней; что она сказала и сделала.

Я же гасил все эти сплетни, посылая всех лесом, коротко говоря…

Ну правда, кому понравиться из женщин, если вас спросят, с кем вы трахаетесь, как вы моетесь в душе или ванной, или что нибудь еше интимное …

Просто она была как необученное дитя, вылезшее с пеленок.

Как - то раз, по окончании рабочей смены, уже переодевшись в чистую одежду, выходя из цеха, я встретил ее, она с просьбой обратилась ко мне,- пожалуйста, задержи вахту, Евгений, мы не успеваем на автобус.

Там какая-то задержка вышла с ключами, от раздевалки женской.

В ответ я сказал,- ну конечно, нет проблем.

Вахтой были два автобуса, «пазик» и «нефаз», ходившие с периодичностью в два часа, доставлявшее свежее «мясо», забирая назад домой, с заводской остановки, отработанных вахту на заводе людей.

Все люди, находящиеся на остановке, уже мигом погрузились в автобусы, спеша домой

Я не торопясь подошел к автобусам, которые надрывно чадя соляркой, ожидали свой живой груз.

Там уже набился наш трудовой народ, заполняя эти автобусы, своими уставшими телами, говорящие шуточные реплики, ободряющими нас, подготавливая, к светлой и легкой жизни впереди…

Как обычно, на том заводе были установлены психогенераторы, вгоняющее «мясо» в состояние роботов.

Я же демонстративно, закурив сигарету, подошел к «морде» автобуса, показывая водиле автобуса, что я вот стою, курю.

Но незнакомый мне водила, они менялись как всегда, просигналил мне, заведя погромче движок «нефаза»

Ну где же она, - выругался про себя, запрыгивая на ступеньки в автобус, выбрасывая недокуренную сигарету.

Что же делать, спросите вы меня, уважаемые читатели? Уже все сроки вышли ожидания…

Я молча запрыгнул в автобус, где меня ждала полная вахта усталых людей, махнув рукой водиле, показывая, поехали; что тут сделаешь против сотни уставших людей. А следующая вахта будет только через два часа, такая маленькая вечность, для людей, кто стоит на остановке, для инвалидов.



игорь райбан

Отредактировано: 18.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться