Исполни свой долг

Глава 5

Спустя время, въезжая на Искорке в ворота родового поместья Лейнов, Карина старалась не смотреть в яркие, искрящиеся весельем окна господского дома. В вечер их свадьбы они были такими же.

У дверей толпилась свободная прислуга. Непринужденно отвечая на пошлые шуточки циркачей и скрывая светящиеся счастьем лица в передниках, девушки провожали их заинтересованным взглядами. Цирк - такая редкость в здешних местах!

Гости побогаче тоже были. Бравые мужчины и нежные женщины, прикрывающие изящные носики платочками, чтобы спрятаться от густых, мускусных запахов степи, кожи и конского пота.

Карина отвернулась. Ненужные ей воспоминания бередили душу. Заставляли оглянуться, вобрать в себя облик дома, едва ли не ставшего родным, но она упрямо держала голову, отвлекаясь только на скрип кибиток и тихое мерное сопение лошади.

Слуга указал на небольшую опушку невдалеке от господского дома, где они должны были разместиться на ночь. Отсюда открывался изумительный вид на сверкающее в лунном свете небольшое озеро. Кто-то радостно заулюлюкал – «Сегодня будем мыться!».

Простая радость, вкуса и ценности которой Карина раньше не понимала. Пока бескрайняя степь, вездесущий песок и жаркое солнце не научили ее ценить столь нехитрые и как оказалось бесценные вещи.

Она тоже помоется… Зайдет в прохладную, сверкающую лунным серебром воду и поплывет. Полной грудью вдохнет запахи родного города, насытиться тихим плеском воды, чтобы запомнить их навсегда. Вспоминать во время долгих переходов и в старости, когда сил держать цепи уже не будет и ей придется навсегда остаться во Фракии.

Спустя несколько часов, заплетая короткую косу, Карина услышала плеск. Совсем недалеко. Словно нежданный гость знал, что она здесь и так пытался привлечь ее внимание.

Осторожно запахнула влажную простыню, нашаривая руками кортик – обязательное оружие любого фракийца. И неважно, мужчина это или женщина. Нашла! Сжала прохладную рукоятку в ладони и всмотрелась в мелкую рябь на воде.

Тихий всплеск повторился и из воды, орошая все вокруг веселыми брызгами, вынырнул Лиль. Карина расслабилась и звонко засмеялась, хлопая в ладоши и поднимаясь навстречу мужчине.

Какой же он красивый. Высокий, статный, сильный. Теплая, чуть загрубевшая кожа горела под ее пальцами, пока она обнимала мужчину за плечи, шаловливо играя губами и не позволяя Лилю сорвать столь желанный им поцелуй. Рыкнув, он подался чуть вперед и, схватив Карину за волосы, смял ее губы, не позволяя ни отвернуться, ни продолжить игру.

Ей нравились такие поцелуи. Яркие, жгучие, заставляющие сердце биться часто-часто, заглушая мысли и ненужные Карине чувства.

- Кара. – гортанно зашептал Лиль ей в ушко, чуть прикусывая его, чтобы зализать потом несуществующую ранку. – Я люблю тебя. Давай поженимся, на руках тебя носить буду. Уедем из цирка, у меня есть дом во Фракии. Небольшой, но нам хватит.

Карина досадливо вздохнула. Опять! Ну, сколько раз можно начинать этот разговор? Разве нельзя просто целоваться и ласкать друг друга? Зачем он все усложняет?

Отстранилась, строго заглядывая в глаза мужчине.

- Я замужем, Лиль. Осталось всего полгода и только тогда я смогу дать тебе ответ. Мать-Заступница не простит мне блуда!

Лиль горько засмеялся, проводя пятерней по мокрым и спутанным волосам.

- Ты говоришь это уже год, Кара. Я устал ждать! И не надо уповать на свою Мать-Заступницу, во Фракии еще больше богов и они гораздо умнее. Давай я поговорю с твоим мужем как мужчина с мужчиной. Понимаю, он старик, но драться не собираюсь. Должен же он понимать, что такой красавице рядом с ним не место.

Карина чуть покраснела, вспоминая свои слова. Она лишь сказала ему, что ее выдали замуж против воли, а он уже сам надумал про старика. Уж точно не ее вина, что в книгах только за стариков насильно отдают замуж молодых невинных девушек. Повторила:

- Еще немного, Лиль, и я буду свободна.

Хмыкнул недоверчиво.

- Ты только целоваться да обжиматься горазда, Кара. Через полгода я запрошу свое, давно пора бы.

- Не заставляй меня. Пожалуйста!

Но он уже остыл. Мазнул по ней гневным взглядом и разжал объятья.

- Как знаешь, Кара. Жако просил передать, что если ты не хочешь, завтра можешь не выступать.

И, развернувшись, пошел обратно в воду. Как зачарованная Карина смотрела на перекатывающиеся на спине мышцы, крепкую задницу и сильные ноги. Хотелось окликнуть его, попросить остаться, увлечь в высокую траву и дать себе волю.

Уже было потянулась, но резко отпрянула. Первый опыт плотской любви прошелся по ней тяжелым плугом, перепахав душу и оставив после себя зияющие красными провалами рваные раны.

Тогда, убегая от Маркуса, она злилась на весь мир, но сейчас осталась лишь глухая боль. Имя, сказанное мужем в тиши спальни, стало ее дамокловым мечом, постоянно напоминая, как она никчемна! Даже муж смог лечь с ней в постель лишь вспоминая другую женщину…

А вдруг и Лиль пытается с ее помощью забыть какую-нибудь возлюбленную? Ну а что… вот она Кара – рядышком, только руку протяни. Удобная и непритязательная.

Конечно, вслух она этого не говорила. Три года бегала от Лиля, выделявшего ее среди других женщин цирка, и только год назад сдалась, позволив себе небольшую слабину. Поцелуи этого мужчины давали ей ощущение влюбленности и счастья.



Елена Петрова

Отредактировано: 04.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться