Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 23

Выезжали налегке. Карина, Торху и двое рослых стражников, имен которых женщина не знала. Лошади храпели, тыкались мордами в людей, прося ласки и щедрого угощения, но всем было не до того.

Торху наотрез отказывался ехать через Аглейские болота, несмотря на уверенный маршрут, проложенный Кариной. Так они выигрывали три дня пути, и она не собиралась пасовать только потому, что кто-то боится. Не хочет, пусть едет по имперскому тракту и оставит ее в покое.

Но горец и оставлять ее в покое не желал. Понимал, что Карина гарант их свободы и наотрез отказывался оставить ее одну. Даже пригрозил, что просто закинет женщину на лошадь и помчит быстрее ветра, чтобы она и слова сказать не успевала.

Карина, ощерившись, пригрозила ему господской карой и лишением всех званий. Он помрачнел, но не отступился. Стоял и гипнотизировал ее хмурым взглядом.

Так бы и стояли, волком смотря друг на друга, если бы не Милена. Придя проводить мужа, она стояла в стороне и терпеливо слушала перебранку. На Карину не смотрела, но, когда их спор зашел в тупик громко сказала:

- Она знает болота лучше всех нас, Торху. С 16-ти лет и одна и вместе с отцом обошла их вдоль и поперек. Если кто-то может пройти и выжить, так только она.

Глянув на жену, Торху лишь пожал плечами, и опять обратился к Карине:

- Мы пойдем с вами, леди.

Разошлись каждый к своей лошади. Ее походная сумка была полна: немного еды, белье, необходимые припасы и, конечно же, деньги. С легкой руки леди Кросби, Карина отсыпала несколько мешочков золота, чтобы достаточно сытно прожить в столице. Да и Маркусу наверняка понадобиться лекарь…

Потрепала по загривку лошадь, тихо шепча ей, чтобы не боялась предстоящего пути, как сзади раздалось тихое:

- Карина…

Обернулась в спешке. Может отец? Нет, перед ней стояла бледная Милена.

- Я знаю, как важно спасти мастера Лейна, сестра, но прошу лишь об одном – сохрани им жизнь. Болота страшны и я всем сердцем боюсь потерять своего Торху.

Карина лишь смерила ее взглядом. Ни ободрять, ни лишать надежды не хотелось. Итог их пути предначертан Богами, и лишь они могут ответить Милене на ее молитвы. Отвернулась к лошади, поставив ногу в стремя и готовясь вскочить, как Милена торопливо проговорила:

- Отец не знает, что ты вернулась… Вчера ушел за медвежей травой в бор. Будет только завтра. – помолчала, наблюдая как Карина молча устраивается в седле. – Он винит себя за всё, сестра, и любит тебя как прежде.

Коротко кивнув Милене, женщина быстро отъехала, чтобы не показать заблестевших от предательских слез глаз. Она-то до сих пор не готова была его простить.

 

Через болота шли пешком, выверяя каждый шаг и крепко держа под уздцы лошадей. Целыми часами наблюдая одну и ту же унылую и однообразную картину – покрытые плотной зеленой ряской топи и обломанные остовы вековых деревьев.

Люди говорили, что раньше на месте болот был огромный лес, но потом, когда начались войны, боги разгневались на людей и затопили его, чтобы отгородить враждующие народы друг от друга. Карина могла бы поспорить насчет целесообразности такого решения – лес уже не вернуть, а войн всё больше.

Выходили ночью, под ярко-синим, полным сверкающих звезд небом, и слушая оглушительное уханье диких, редко видевших человека сов. Первой вышла Карина, из последних сил привязавшая лошадь и просто кулем свалившаяся на землю от усталости. Глаза закрывались сами собой, охватив лишь такого же усталого, серого от переживай Торху.

Всю дорогу он мужественно молчал, с достоинством перенося все тяготы и лишения их пути. Не пеняя Карине ни за неправильно выбранные тропы, ни за редкие плутания, ни за короткие перевалы и недосып. Остальные охранники были такими же крепкими – горец умел подбирать людей.

Отдыхали недолго. Солнце было уже в зените, когда Карину разбудило легкий толчок в плечо. Годы жизни в обозе сделали ее очень чувствительной к чужим прикосновениям – чуть зевнешь и тебя либо ограбят, либо залезут под юбку. Ни первого, ни второго с ней не случалось – нож под подушкой пугал даже самых наглых пройдох.

Сейчас, не разобравшись, она потянулась было под подушку и, нащупав лишь мягкий мох, быстро запаниковала. Не открывая глаз, подобрала правую ногу и, резко вскинув, ударила нахала наотмашь. Он витиевато ругнулся и она быстро села, подтянув обе ноги и открыв глаза, чтобы увидеть потрясенное лицо одного из охранников. На его левой скуле быстро расплывался багровый синяк.

- Простите, леди, я просто будил вас. Пора ехать.

Обернулась и заметила с любопытством смотревшего на нее Торху. Второй охранник был не так спокоен – схватившись за живот он просто ухахатывался с незадачливости напарника.



Елена Петрова

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться