Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 37

Вечером Маркусу стало хуже. Обтирая мужа смоченной холодной водой тряпицей, Карина с каменным лицом наблюдала за его страданиями, изредка вздрагивая, когда мужчина опять начинал метаться в бреду.

Внутри ей хотелось плакать и стенать, в который раз ругать себя за опрометчивость и импульсивность, но времени не было – нужно было что-то делать. Сидеть у постели, варить восстанавливающее зелье, обтирать мужчину водой, все что угодно лишь бы снизить жар.

Поддерживало лишь то, что рядом с ней был Торху. Такой же спокойный, собранный, неэмоциональный. Кажется, осуждай он ее, бросай презрительные или обвиняющие взгляды и Карина рассыпалась бы на мелкие осколки, не спеша собирать себя по частям, но рядом с горцем волей-неволей приходилось держаться.

Когда-то отец говорил ей, что слишком быстрое улучшение обманчиво и, более того, опасно. Карина помнила, что очень боялась тогда пропустить такой обман, не отличить настоящее улучшение от иллюзорного. Не зря боялась… Маркус, еще утром смотревший на нее ясными голубыми глазами, говоривший смело и четко, сейчас был слаб как младенец.

Лихорадка сотрясала его тело, глаза заволокло туманной поволокой, а сердце билось быстро-быстро, того и глядишь остановиться…

У постели мужа Карина просидела всю ночь. Обтирая, смачивая губы, подпаивая зельем. Не сомкнув глаз, напряженно наблюдая за каждым движением мужчины. Лишь под утро, когда Торху пришел заменить ее, позволила себе короткий отдых – к обеду должны прислать платье, а к вечеру приехать карета от Императора.

Платье прислали, да такое, что Карина долго не решалась надеть его на себя. Оно было слишком дорого, слишком шикарно и слишком открыто для такой, как она. Даже мать того мальчишки, которая шила золотистое платье и которую Карина позвала в помощь и то долго не решалась дотронуться до богатой ткани.

Смотревшая на нее из зеркала женщина была прекрасна. Тонкая, гибкая, грациозная фигура в облегающем талию и грудь зеленом платье с вырезом настолько неприличным, что Карина видела полуокружья своих сосков.

Растерянно оглянулась на портниху, которая смотрела на нее с горящими от восхищения глазами, и спросила:

- Разве… разве это прилично?

Та лишь пожала плечами:

- В высших кругах нет приличного или неприличного. Скажу вам лишь одно – это модно.

Карина опять посмотрела на себя и некстати вспомнила позавчерашний вечер в императорском дворце. Пожалуй, даже ее открытый лиф и то был слишком скромен на фоне сверкающих белизной бюстов аристократок.

Нет, она не может так пойти!!! Ей хватило и тех ласк, которыми не спрашивая одарил ее Император! Надеть это платье, значит спровоцировать его на более активные действия!

- Помоги мне снять его.

- Нет, нет, леди, оно прекрасно! Пусть вам непривычно, но на балах все так ходят. – горячо убеждала ее портниха.

- Вы были на балу? – едко спросила Карина.

- Нет. – женщина потупилась, скрывая свое разочарование. – Но очень бы хотела! Зря вы отказываетесь, леди, я хорошо знаю с чем работают портнихи аристократических домов и ваше платье ничем не отличается от других.

Отрицание Карины длилось недолго. Маркуса лихорадило и деваться было некуда – или подчиниться, или рисковать жизнью. Не только своей и Маркуса, но и еще троих человек. Их семьями, детьми…

Пожав плечами и нацепив маску холодной учтивости, присела на низкий стульчик и позволила портнихе сделать себе прическу. Простую, легкую, под стать атмосфере бала.

Торху про платье не сказал ни слова. Лишь сухо сообщил, что опять будет сопровождающим, а за Маркусом поухаживает некая старая Пэг с конца улицы. Ее рекомендовал сам хозяин гостиницы как женщину бойкую и смышленую, несмотря на годы, посеребрившие некогда шикарные волосы.

Карина с сомнением смотрела на старую женщину. Выдюжит ли? Может ей бросить все и остаться с Маркусом? Ее не осудят... Ее??? Горько усмехнулась, понимая, что все эти рассуждения смешны. Карину Лейн осудят в первую очередь – приди она на бал или останься с Маркусом – людям все равно. Пришла на бал? Ай-ай-ай, оставила мужа при смерти. Осталась ухаживать? Лицемерка! Хочет замолить свои грехи, коих наплодила за годы бродяжничества не мало! Конечно, никто не скажет ей грубых слов в лицо, высшее общество для этого слишком лицемерно и трусливо, но шепотки за спиной будут в любом случае.

О чем ты думаешь, Карина? У тебя нет выбора… Скоро прибудет карета от Императора. Твое мнение совершенно никому не интересно.



Елена Петрова

Отредактировано: 17.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться