Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 38

Особняк семьи Вангор мог любого поразить своим великолепным интерьером, но Карина не смотрела ни на бесценные статуэтки, ни на искуснейшей работы лепнину. Ей было все равно, словно не тончайший фракийский шелковый ковер под ее ногами, а грязная старая циновка в забытом богами трактире на краю земли.

Страх и понимание неизбежного будущего сковывали сердце женщины ледяной рукой.

Маркус прав… И не прав одновременно. Да, его имя защищает ее как супругу главы рода Лейн, но и он последний из рода – не будет его, не будет и защиты. Боковые ветви вряд ли посмеют навлечь на себя гнев Иганеса, про Морхейм и говорить нечего… Каждый будет рад, если Карина сгинет в самых страшных муках.

Перед ней опять вставал выбор, но теперь на кону была жизнь. Она или Маркус? Она или Морхейм?

Что же делать? Неосознанно Карина вскинула голову и обвела взглядом заполненный людьми зал. Статные кавалеры и богато одетые дамы, матери, высматривающие перспективных женихов для своих стыдливо прячущих глаза дочерей, старые кумушки, острый взгляд которых словно острый нож мог разобрать человека на части, вытаскивая на свет недочеты и семейные секреты. Вся столичная знать собралась здесь сегодня…

Иганеса Карина не увидела и с облегчением прикрыла глаза. Если он придет позже, возможно ей удастся улизнуть, сославшись на усталость.

- Леди Лейн, рада приветствовать вас в своем доме. Инесс Вангор. – миловидная блондинка с улыбкой, напомнившей Карине лисью, неожиданно обняла женщину и потянулась к щеке, запечатлевая несуществующий поцелуй. – Вы прекрасно выглядите. Эта ткань… Зеленый цвет идеально подходит к вашим глазам.

- Благодарю. – постаравшись взять себя в руки, Карина широко улыбнулась и обвела восхищенным взглядом зал. – У вас чудесный дом.

- О, да, дорогая. Мой супруг большой ценитель редкостей и… – чуть приглушив голос и наклонившись к Карине ближе допустимого, леди Вангор проворковала: – даже смеет отказывать Его Величеству в покупке некоторых особо ценных вещиц.

В притворном испуге Карина прикрыла ладошкой рот, показывая леди Вангор, всем гостям и самому Иганесу, что может играть по здешним правилам. Зная, что сейчас на нее смотрят и готовы растерзать на куски при любом проявлении слабости или непохожести. Но что ей сказать? Как ответить?

Выросшая в семье зельевара и знавшая богатую жизнь лишь один день – день своей свадьбы – Карина не была искушена в дворцовых интригах. Только интуиция да опыт цирковой жизни, когда от одного неверного слова при разговоре с разбойниками или изрядно подвыпившими, потерявшими всякий человеческий облик, вояками, могла зависеть жизнь всего цирка, подсказывал ей, что молчать не стоит. Леди Вангор – тот же разбойник в лисьей шкуре, который только и ждет, когда Карина стушуется и даст слабину.

- Уверена, Его Величество ценит вашего супруга как самого верного своего поданного и такая мелочь, как обоюдная страсть к редкостям, не сможет повлиять на их дружбу.

- Вы правы, дорогая. Его Величество так же добр, как и великодушен, ценя тех, кто верно служит ему. - леди Вангор кивнула и обхватила Карину за талию. – Пойдем-те, я познакомлю вас с нашими гостями.

Следующий час Карина только и делала что улыбалась, подавала для поцелуя руку или щеку и щебетала словно певчая птичка, с совершенно безмятежным видом отвечая на каверзные и откровенно бестактные вопросы о своей жизни. Задорно улыбаясь, рассказывала о тяжелой доле дочери зельевара, о Фракии, с горестным вздохом обмахивалась веером и прятала глаза, когда ее спрашивали о браке с Маркусом и причинах побега из его постели.

Их не смущало ничего. То и дело слышались смешки, сальные шутки и даже откровенный хохот, но Карина держалась. Не сейчас, не здесь, только не при этих людях. Позже, когда темнота ночи скроет ее лихорадочно блестящие глаза, она поплачет. Со слезами выльет свои растерянность и страх.

Начавшиеся вскоре танцы стали ее отдушиной. Доведенные до автоматизма во время учебы в Магистрате движения позволили женщине отдаться музыке, даже спустя столько лет не задумываясь об очередном па. Партнер сменял партнера, а Карина только и делала, что улыбалась и танцевала, слушая музыку и мечтая, чтобы она никогда не заканчивалась.

Смена партнера и улыбка женщины чуть было не увяла, если бы не предупреждающий изгиб густых бровей внезапно оказавшегося подле нее Иганеса. Подхватывая ее руку и кружа в танце, он лишь усмехался, разглядывая лицо Карины с любопытством человека, впервые увидевшего что-то необычное.

В ответ она лишь опустила ресницы, пытаясь удержать на губах ослепительную улыбку. Боясь, что разочарование в ее взгляде оскорбит этого непонятного ей мужчину.

- Не тушуйся, Карина. – низкий бархатный баритон был слышен даже сквозь звуки музыки и гомон разномастной толпы. – Такие страстные люди как ты любят танцы.

Замолчал на время очередного сложного движения и, неожиданно сильно притянув ее к себе, прошептал:

- Потанцуешь для меня? – горячее дыхание опалило ухо женщины, а щеки залило горячей волной стыда, смешанного с омерзением. Ей было стыдно от того, что Иганес относится к ней как к портовой девке, которую можно тискать на глазах у всех, и мерзко от того, что остальные смотрят на это и молчат. Словно так и надо. Иганесу же было наплевать на ее душевные муки, потому что следующие его слова были еще хуже. – Ммм… в тишине и полумраке нашей спальни, в полупрозрачной сорочке, которую я сниму с тебя сам…



Елена Петрова

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться