Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 45

С опаской открыв первую страницу, Карина вчиталась в текст. Слова складывались в предложения, одна страница сменяла другую, а она всё читала.  

Начало оказалось более чем целомудренным: детские годы неизвестной ей Мариэтты Андри. Полные голода, холода и горьких детских слез. Шальная юность, проведенная в тщетных попытках заработать кусок хлеба нехитрым как сама жизнь способом и, наконец, ставшая судьбоносной встреча с немолодым, но красивым и богатым стражем, который не побрезговал доступной девицей и провел с ней ночь.

А потом еще одну. И еще.

И пусть он был жесток и ненасытен в любви, но Мариэтту любил и даже забрал к себе. В огромный дворец, где поселил рядом, минуя «любимейшую», но, увы, не охочую до любовных утех супругу.

Подробно описывала она свой суеверный страх, когда оказалось, что ее страж оказался королем. Жестоким тираном, поправшим за время своего правления все известные и неизвестные ей, обычной селянке без роду и племени, законы. Его боялись, пока она смело держала его за руку, его ненавидели, пока она делила с ним постель, ему желали смерти, пока она целовала его и шептала слова любви.

Текст был написан на фракийском, да и названия городов и местечек, упомянутые в книге, казались знакомыми. Во многих она была и не раз. Интересно, откуда эта книга?

Словно отвечая на ее вопрос, Императрица небрежно бросила на фракийском:

- Мариэтта Андри была любовницей моего пращура. Любимейшей из фавориток. Книгу подарила мне мать, когда я согласилась на брак с Его Величеством. – хмыкнула. – Она хотела, чтобы наш союз был счастливым.

Карина промолчала, раздумывая чему ей удивляться больше. Тому что Императрица рассуждает о таких вещах или тому, что в совершенстве владеет фракийским.

Чужая жизнь и судьба поглотили ее внимание настолько, что она не заметила как ушли, раскланиваясь горничные, как скорбилась на кровати Императрица, вмиг растерявшая всю свою надменность и гордость, как где-то вдалеке затихли, растаяв в предрассветной дымке, звуки бала.

Перевернула последнюю страницу и встретилась глазами с Илейн. Та смотрела на нее прямо и от этого взгляда женщине стало не по себе. Словно ее разбирали на части.

- Понравилось? – просто спросила Императрица.

- Да. – не желая хитрить или юлить, ответила Карина. – Мариэтта Андри была очень интересной женщиной. Яркой, открытой, не страшащейся своих эмоций и желаний.

- И только? – вопрос сочился иронией, и Карина смутилась. Описанные в книге сцены сексуальных забав не были, конечно, для нее чем-то ужасным, но и делиться своими мыслями о них с чужим, по сути, человеком ей искренне не хотелось.

- И только.

- Ах, Карина. Вы удивительны, и я совершенно не виню Иганеса в том, что он обратил на вас внимание. Вы намного лучше тех, на ком обычно останавливается его взор. Взять хотя бы вдову Хайнэ. - от циничного смешка Илейн Карину пробрало холодом. – Яркая как золотой и ломкая как спичка. Увы, не все готовы нести на себе бремя королевской куртизанки. Блистать на балах это одно, а терпеть подле себя властителя совершенно другое.

Помолчала.

- Наверняка, вам рассказали, что она умерла от рук Иганеса. – поймала взгляд Карины и кивнула. Будто самой себе. – Да, действительно. Она оказалась слишком слаба и слишком глупа, чтобы сказать «нет», когда ей было больно, плохо и неудобно. За что и поплатилась в итоге. Мой супруг человек сильных страстей, Карина, и только сильная женщина сможет быть подле него.

- Зачем вы мне это говорите, Ваше Величество? Это… это неправильно!

В ответ на ее тираду Императрица как-то странно дернулась и спрятала глаза. Следующие слова были не столь эмоциональны – обычная сухая констатация факта.

- С завтрашнего дня вы разведены, леди Лейн. Теперь вы Карина Харрис, простолюдинка, милостью господина оказавшаяся в Императорском дворце. Смогу ли я дальше помогать вам? Не знаю. Может ночь-две и только потому, что статус фрейлины не зависит от происхождения. Примите свой путь, Карина. Полюбите Иганеса и, возможно, вы будете счастливы.

- А вы… Вы будете счастливы?

- Буду, Карина. Обязательно буду.

Больше она вопросов не задавала. Будничным голосом, словно и не было такого неприятного для нее разговора, пожелала Императрице спокойной ночи и удалилась к себе.  

Та так и неподняла на нее взгляд, безучастно смотря на догорающую свечу. В глазах слишком ярко отображался огонь, и Карине на минутку показалось, что ее госпожа плачет. Тихо, беззвучно, роняя слезы где-то глубоко внутри.

Может и сказала бы хоть слово в утешение, но на душе было муторно, а горло словно сдавило железным обручем – один звук и удушит навсегда.

Да и что тут сказать? Добрых слов не находилось.

Всё происходящее было неправильным! Гадкой и подлой в своей простоте иллюзией! Ее и фрейлиной позвали только за тем, чтобы заручиться поддержкой будущей фаворитки, изучить и подготовить… Как призовую кобылу перед продажей!

Гадко! Гнусно! Подло!



Елена Петрова

Отредактировано: 15.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться