Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 49

Как только за спиной закрылась дверь, Карина выбросила Илейн из головы. Словно ненужную ветошь. Что бы ни думала там Императрица, какие бы планы не строила, Карина Харрис больше никогда не войдет в ее спальни.

Отныне у каждой из них своя стезя.

Повернула было направо, к общему коридору, но тут ее окликнули. Камердинер Гийом, почтительно опустив плечи, стоял у незаметной двери, слева от покоев Императрицы, которую Карина всегда считала кладовой. Слишком обычной она была – без вензелей, изысканных росписей и хитроумных замков.

- Сюда, госпожа Харрис.

Потянул за ручку и широко открыл, пропуская ее вперед. Осторожно подойдя, Карина удивленно подняла брови. Перед ней был длинный коридор, увешанный портретами давно почивших предков Его Величества Иганеса III Дарнийского. Старинные костюмы, узкие, хищные породистые лица, слишком знакомый прищур глубоко посаженных глаз.

Коридор хорошо освещался, поэтому она без опаски сделала первый шаг. Дверь за спиной щелкнула закрывшимся замком.

Напрасная предосторожность. Она уже не повернет назад.

Шла медленно, вдумчиво рассматривая каждый потрет. Подмечая, как менялось выражение глаз каждого последующего государя, как становилась прямее спина, изящнее поза и богаче наряд.

Последним был Иганес. Юный, воодушевленный, гордый. Идеальный разворот плеч, грациозный поворот головы, надменный взгляд, смотрящий в никуда и прямо в душу. Стоящая у его плеча Императрица казалась сломанной куклой. Красивый наряд и богатые украшения так и не смогли скрыть бездонную тоску в широко раскрытых глазах.

В душе шевельнулась жалость. Нежданная, нежеланная.

- Красив? – хриплый, чуть заплетающийся голос Иганеса раздался совсем близко и Карина вздрогнула. – Первый год моего правления: прекрасная «любящая» супруга, «верные», поддерживающие каждое мое решение советники, и аристократия, готовая целовать мне ноги, пока я не вмешиваюсь в их дела.

Фыркнул, отбрасывая в сторону пустую бутыль.

- Прошло всего ничего, и я понял, что жена холодна как давно почившая в зимнем пруду рыба, советники горазды лишь на то, чтоб как петухи копаться в сплетнях и горланить по любому поводу, а аристократия - это кучка надменных снобов, готовых лизать мне задницу лишь бы остаться при своих чинах и богатствах. Поверь, сейчас мой портрет был бы совсем другим. Пойдем…

Схватил ее за руку, чуть выше локтя и потянул за собой.

- Хватит разговоров!

Поморщившись от боли, Карина вскрикнула:

- Мне больно!

Иганес послушал. Отпустил ее руку и тут же обхватил за талию, прижимая к себе и подводя к очередной неприметной двери.

От него ощутимо несло алкоголем, шаг был нетвердым, а рука то и дело оглаживала ее бедро, но Карину это не смущало. Ей, пожалуй, было все равно.

Единственное, что приходило сейчас на ум, так это слова Императрицы, ее предупреждение и, как она сейчас понимала, искренний совет всегда говорить Иганесу правду. Не бояться и не терпеть. Никогда.

И ведь права была. Только Карина заикнулась о боли, как Иганес отпустил ее. Не схватил еще сильнее, не рассмеялся в ответ, не окатил волной презрения и гнева. Может, он отпустит ее? Не будет принуждать к нежеланной близости?

Пытаясь хоть как-то замедлить мужчину, спросила.

- Почему они здесь? Эти портреты. Разве во дворце нет фамильной галереи?

Снисходительно глянув на нее сверху вниз, Иганес усмехнулся:

- Хочешь меня заговорить? Что ж… Твое право, Карина. Как радушный хозяин, я выполню любую твою просьбу. В рамках разумного и желаемого мной, разумеется. Когда-то эти, так понравившиеся тебе полотна, висели у моего кабинета. Смотрели давно мертвыми глазами, и я чувствовал, что они осуждают каждое мое решение. Находил глазами отца и тут же слышал его брюзжащий, вечно недовольный голос: «Вы слишком самонадеянны, Иганес. Ваша импульсивность станет гибелью Империи!» – передразнил старика и тут же улыбнулся неожиданно тепло. – Поэтому я просто убрал их в самое темное место моего дворца. Коридор, связывающий мою спальню с покоями Императрицы. Здесь они точно никому не помешают.

- Вы их боитесь? Нарисованных королей, души которых давно ушли к старым богам?– Карина намеренно провоцировала его. Играла, надеясь сама не зная на что. Возможно, он прогонит ее, наказав за дерзость, а завтра… Завтра ее здесь уже будет.

Снисходительно глянул на нее, еще сильнее прижимая к себе.

- Хитришь, дорогая? Слышишь, как заплетается язык, видишь, как извилист шаг, и думаешь лишь о том, что еще немного вина и я засну? Возможно… В любом случае, ты заснешь со мной.

Толкнул ногой дверь, освобождая ее от объятий и одной рукой подталкивая вперед. За спиной опять щелкнул замок.

Что ж. Этого следовало ожидать.

Представшая перед ней комната была… У нее даже слов не находилось, чтобы описать это помещение. Если в кабинете у Иганеса был идеальный порядок, то здесь… Здесь царил хаос.

Бумаги были везде: на столике у изящного, давно растопленного камина, на грубосколоченном, совершенно неподходящем императорской особе кресле, даже на огромной, укрытой тяжелым стеганным покрывалом кровати. Часть листов сваленной кучей лежала в углу.



Елена Петрова

Отредактировано: 15.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться