Исполни свой долг

Размер шрифта: - +

Глава 52

Опустила взгляд, заметив на полу несколько небольших кинжалов да пару отрезов чистой ткани. Маркус так и сидел на корточках, складывая все в холщовую сумку, так похожу на те, что носили с собой бродячие менестрели.

- Куда мы идем? Кто такая Махра? - спросила осторожно. Вспомнила, о чем говорили мужчины на кухне.

- Хозяйка соседнего борделя. – просто ответил Маркус. – В трактире частенько прислуживают ее девки. Красивые, ухоженные, не чета деревенским. Никто бы не поверил, что я принес тебя с улицы просто так.

Рывком поднялся с пола и протянул Карине цветастый платок.

- Спрячь волосы.

Безропотно приняв из его рук пропахшую затхлостью вещь, Карина задумалась. Как ей спрятать волосы? Завязывать платок - значит вызвать ненужные вопросы. Какая же женщина в подобном платье будет прятать свою красоту? Ладно, в темных улочках ее не заметят, но на базарной площади они будут открыты как на ладони.

Вдруг ее уже ищут?

- Накинь сверху. Нам недалеко. – словно прочитал ее мысли Маркус. – Если тебя ищут, то начнут с городских ворот и темных заулков. В шуме и сутолоке базарной площади нас и не заметят.

Аккуратно повязала платок и обернулась в поисках отреза ткани, чтобы прикрыть неприличное днем декольте. Его не было.

- А где ткань? Мне нужно закрыться.

- Не надо. – усмехнулся мужчина. – На улице внешние приличия и мнимая невинность не стоят и медяка. Как думаешь, что скажут местные, если заметят рядом со мной смущенную красавицу, старательно прячущую глаза? Посмеются да запомнят, чтобы потом разнести по всем углам. К вечеру про тебя будут знать даже помойные крысы. Оставь как есть. Бордельная девка и мошенник Счастливчик – чем не лучшая из пар?

Кивнула, прекрасно понимая, что он прав. Вряд ли кто-то будет ожидать от его спутницы иного. Легкая улыбка, вызывающий открытый взгляд да вульгарная походка – вот как ей надо себя вести, чтобы остаться неузнанной.

Наконец, Маркус накинул на плечо холщовую сумку и окинул Карину внимательным взглядом. Протянул руку, убирая конец платка на спину и открывая чужим взорам изящную ключицу.

- Я все понимаю, Карина. – прошептал тихо, огрубевшим пальцем оглаживая нежную кожу. – Но по-другому сейчас просто не получается. Когда-нибудь ты забудешь все это как страшный сон. И я тоже.

Отошел на шаг, собираясь по углам ее изорванное платье и плащ. Складывая их в ящик, откуда еще несколько минут назад доставал отданную Карине одежду.

- Местные девки быстро найдут им хозяев. Смотри, как бы не подрались. Готова?

Кивнула, переминаясь в своих шелковых туфельках. Другой обуви в комнате не наблюдалось, а идти босиком она побоялась. Привыкла к удобству и так не хотела его терять.

- Пойдем. – протянул ей руку мужчина и, нежно обхватив за талию, потянул за собой.

Прильнула доверчиво, прекрасно понимая, как он рискует. Не только своей жизнью, но и жизнью всех тех, кто ждет его в Морхейме. Сколько молитв они вознесли за здоровье своего господина и сколько проклятий послали ей в спину? Не счесть.

На кухне их встретили молча. Повар Който лишь окинул ее взглядом и усмехнулся, отворачиваясь к печке. Поварята вообще старались и не смотреть, и помалкивать.

Маркус, в отличие от желавшей тихо прошмыгнуть кухню Карины, стеснением не отличался. Отпустил ее из объятий и подтолкнул к двери, походя хлопнув по ниже спины.

- Иди к двери.

Огляделся нагло и тут же схватил со стола буханку хлеба и шмат вяленого мяса.

- Эй, Който! Ты ж Махре голенку обещался, не помнишь? Давай сюда, я отнесу.

- Нет, голенки. – буркнул повар, не поднимая головы. – Не купил еще.

- Э-э-эх ты, свинячий потрах. Я ей все как на духу расскажу. Больше не будет тебе девки послаще да покрасивее запросто так. – резко кинул Маркус и, посвистывая пошел к ней. – Дверь открывай, чего стала?

И, не дожидаясь, пока она выйдет на улицу, толкнул дверь, потянув женщину за собой.

Первое время шли молча. Карина старалась не озираться по сторонам, смотря строго прямо. Прислушиваясь к разговорам и каждый раз вздрагивая, когда в поле зрения оказывалась городская стража.

Наконец, вышли на базарную площадь. Шумную, гомонящую, пеструю. Заполненную людьми, торгующимися за каждый медяк, нетерпеливо переминающимися лошадьми купцов, ржание которых доносилось то тут то там, да резвыми мальчишками, озорно снующими среди толпы.

Постепенно, осторожно глядя по сторонам, Карина чувствовала, как ее отпускает страх. Медленно, по капельке. Появилась и крепла надежда, что скоро они покинут столицу и ей уже никогда не придется больше видеть Иганеса. Его лживую как первое весеннее солнце жену и напоминающий змеиное гнездо двор.

- Баранки! Свежие баранки! – раздался рядом звонкий детский голос. – Свежие баранки! Сахарные! Золотые как солнце!

Вздрогнув, повернула голову и улыбнулась мальчонке с охапкой баранок. Сидя на облучке телеги, он смешно вертел головой из стороны в сторону и зазывал покупателей. Рыжие волосы топорщились из большой, не по размеру шапки, по цвету почти сливаясь с щедро усыпавшими щеки веснушками.



Елена Петрова

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться