Исполнитель желаний

Размер шрифта: - +

глава 7. Волосы и кинжал

1

Кирочку всегда интересовало, как живут люди за пределами Города. В детстве мама говорила ей, что там никого нет. Но Кирочке в это не верилось. Официально, разумеется, за крайней границей коттеджных посёлков, предназначенных под дачи, не разрешено было находиться без специального разрешения. Город окружал по периметру высокий бетонный забор, продолженный сверху несколькими рядами колючей проволоки. За забором существовали только хозяйственные сооружения. Заводы, склады и, конечно же, Оранжереи, где выращивались продукты питания. Чтобы покинуть Город, нужно было предъявить на одном из круглосуточных КПП специальный пропуск. Он позволял осуществлять выезд на междугородние скоростные автотрассы, которые тянулись, если смотреть на карту, от границ Города в разных направлениях подобно лапкам огромного паука. Обнесённые на всём своём протяжении пластиковыми заграждениями многополосные шоссе пересекали хозяйственную зону, санитарную зону, представленную бескрайними свалками отходов человеческой жизнедеятельности, и продолжались дальше, вдоль заросших лесом, согласно документам диких, никем не заселённых мест.

Стемнело. Дальний свет лежал на асфальте зыбким золотистым пятном. Служебный автомобиль, миновав КПП, выехал на внешнее скоростное шоссе, окаймлённое гирляндами белых фонарей.

Кирочка ёрзала на сидении в предвкушении головокружительных приключений. Приятное волнение охватывало её. Радостное нетерпение порхало где-то в глубине живота. Первое настоящее задание! Кирочка и прежде ощущала нечто подобное: перед выступлением в школьном актовом зале, когда нужно было петь песню, перед экзаменами, к которым была готова.

— И куда же мы едем? — спросила она Крайста; он невозмутимо курил, опираясь локтем на опущенное стекло, и придерживая другой рукой руль с небрежной уверенностью опытного водителя.

— В замок потомственных языческих шаманов.

— Они что-то натворили?

— Не совсем так. Им нужна наша помощь.

— Помощь? Но ведь Особое Подразделение вроде как борется со всякими колдунами, шаманами и прочей нечистью?..

— Ну, ты хватила, — рассмеялся Крайст, — Не боремся мы ни с кем. Мы же не инквизиция, в конце концов. Наша деятельность несколько тоньше — мы не стремимся уничтожить или искоренить, мы скорее очищаем магию, пресекаем злонамеренное колдовство. Только и всего. Да и это не основная наша функция…

Кирочка посмотрела на Билла вопросительно.

— Главное в нашей службе — оберегание Тайны. Мы трудимся для того, чтобы простые люди могли жить спокойно и счастливо, сохраняя за собой законное право — не верить ни в какие сверхъестественные силы, считать, что ведьмы, колдуны, привидения — это сказки для малышей. Наша цель — отгородить их мир прочной стеной неведения, чтобы они ничего не боялись, трудились, любили друг друга, воспитывали детей, строили города и космические корабли… Мы призваны сохранить за ними свободу веры.

— Но зачем? — наивно удивилась Кирочка.

— Неверие защищает людей от огромного количества страхов и соблазнов. Проще говоря, от них самих. Представь, что творилось бы вокруг, если бы все поголовно были осведомлены о возможности трансформировать реальность с помощью магии? Люди бы ежеминутно подозревали друг друга в манипулировании сознанием, чтении мыслей или проникновении в сновидения. Кроме того, многие из них наверняка бы попытались реализовать с помощью колдовства свои не слишком безопасные для равновесия и гармонии окружающего мира властолюбивые, корыстолюбивые или сластолюбивые помыслы. Начался бы хаос. Ты же сама, наверное, понимаешь, Сила должна быть в руках тех, кто способен разумно ею распорядиться. А ящик Пандоры страхов и желаний человечества лучше держать закрытым. Для этого и существует Особое Подразделение.

— Но ведь мы с вами тоже только люди… Какое у нас в таком случае оружие против магии?

— Вот именно, Кира. Мы — люди. Это и есть оружие. За нами всегда останется право сомневаться. Именно в возможности неверия и заключается наша сила. Постарайся вспомнить, тебе когда-нибудь приходилось усомниться в существовании сверхъестественного?

— Конечно! Когда мне было три года, я случайно узнала, что это не Дед Мороз, а мама кладёт подарки под Новогоднюю ёлку. Она думала, что я уже сплю и ничего не слышу…

— Вот видишь! И такие моменты — маленькие грустные открытия, разочарования, крушения пусть наивной, детской, но всё-таки веры, есть у каждого человека! Поэтому люди не могут поверить во что-то абсолютно… Но это, я полагаю, устроено в нас очень мудро… Ведь обладай разум таким свойством — способностью к слепой и безграничной вере — человечество перестало бы развиваться. Ведь именно сомнение делает нас существами познающими…

— И как же можно воспользоваться неверием в схватке с реальным колдуном?

— О! У вас впереди ещё целый курс лекций «Базовые приёмы самообороны». Забегая вперёд, скажу. Всё очень просто. Ты смотришь колдуну прямо в глаза, не отводя взгляда, ни в коем случае, и по возможности даже не моргая, помни, ему иногда достаточно мгновения, чтобы освободиться, ты смотришь и думаешь о том, что все его сверхъестественные способности — это всего лишь порождение твоей фантазии, игра воображения; ты внушаешь колдуну изо всех сил, что он выдумка, сказка. Такой трюк способен парализовать его магическую волю. Но только при одном условии: твоё неверие должно оказаться сильнее веры мага в себя… Именно так мы действуем при арестах.

— А если неверие окажется слабее?

— Ну… Тогда пиши пропало. Чаще всего маги убивают «серых». К людям они ещё иногда бывают милосердны, но к нам… Ведь, становясь посвящёнными в Тайну, мы в каком-то смысле перестаём быть просто людьми… Поэтому они и называют нас «серыми».



Анастасия Баталова

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться