Испорченные сказания. Забытые пороки. Том I

Размер шрифта: - +

Рирз

Рирз

На месте, где должен будет воздымать башни к небу новый замок Династии Холдбист, сейчас были только холмы, деревья, камни и высокая трава. Эти земли, весь этот материк, начали исследовать и заселять всего четыре поколения назад. Раньше междоусобные войны, пиры и иные способы проведения досуга мешали лордам смотреть дальше границ своих владений – так говорили.

Но Рирз был уверен в другом – лорды не нуждались в новых землях, пока смертность среди них не начала стремительно падать. Преимущественно из четырех детей выживало лишь двое, а обзавестись своими детьми, здоровыми и способными дать жизнь следующему поколению, как правило, получалось лишь у одного. Но все изменилось.

Отец и дед нынешнего короля тратили немало денег на лекарей и их обучение, они разрешили многие споры, начали контролировать все стычки Династий и Ветвей. И лордам стало скучно. Когда запрещено убивать своих соседей, приходится или смириться, или искать себе новые способы развлечься, в том числе, и проливая кровь.

И лорды отправились искать то, что удовлетворит всем их требованиям, за пределы изученных земель. Новые дикие земли были населены многочисленными, совершенно раздробленными племенами, не имевшими единого правителя, хорошего оружия и доспехов, не строившими крепкие стены. Их вотчина оказалась плодородна, на ней обнаружились золотые прииски, а сами жители, на радость захватчиков, были куда выносливее крестьян Ферстленда, и представляли собой хорошую рабочую силу.

Не все Великие Династии решаются покорять новый континент, тем более в одиночку – кто-то объединялся, кто-то присоединился лишь когда другие уже обезопасили свои владения, а кто-то и вовсе предпочёл держаться в стороне. Открытые Новые Земли были хороши и тем, что они сулили родам приумножение богатств, а младшим из семей – получение в свои руки власти и возможности добиться почета и оставить свое имя в истории.

Рирз понимал почему здесь именно он. Для его отца – лорда Рогора Холдбиста, правителя Великой Династии, человека жесткого, амбициозного и хитрого, это было наилучшим решением. Одним махом он продемонстрировал свой род с наилучшей стороны – его рука теперь тоже приложена к освоению земель, и, что важнее, он убрал с глаз вечное напоминание о своих человеческих слабостях – бастарда.

Юноша пошел умом и жаждой добиться большего в своего отца. Да, пока многочисленное семейство живет и процветает, ему, незаконнорожденному, не достанется ничего, кроме учителей, меча, доспехов и хорошей кобылы, да и то, лишь с доброй воли лорда. Отец видел его насквозь, читал, как открытую книгу, и, казалось, знал все, о чем Рирз мечтал.

Рогор любил своих детей и стоило бастарду начать сближаться с наследником Династии, Ротром, как лорд Холдбист нашел способ разорвать братскую дружбу и отгородить первенца от плохого влияния, а свою ошибку молодости и последствия глупой страсти к служанке – от возможности медленно уничтожить всех конкурентов.

Да, Рогор Холдбист был прав – Рирз хотел стать лордом с тех пор, как начал понимать, что это означает. Он учился, искал отцовского одобрения и надеялся, что сможет занять достойное место. Пусть бастард и был старше своего единокровного брата Ротра, он понимал, что править родом Холдбистов не сможет никогда, но мечтал стать его вассалом – получить титул, хорошую и достойную жену, одним словом, все, по его мнению, условия, чтобы радоваться жизни.

Годы шли, и отец лишь становился с ним жестче и грубее, а после и вовсе предпочел игнорировать существование старшего сына, когда имелась возможность. Бастард Холдбиста видел злость и ненависть в глазах родителя, чувствовал, сколь сильную ярость вызывает своими действиями, словами и даже присутствием.

Лорд Холдбист умел держать лицо, он умел говорить, не выдавая истинных эмоций, однако, Рирз с детства заискивал перед ним, изучал, чтобы понять, как получить одобрения и хоть толику любви – той, что доставалась ему пока Ротр не перестал болеть, а Робсону, второму законному сыну лорда, не исполнился год. С тех пор для отца бастард перестал существовать.

– Милорд, вам помочь?

Лодка причалила к каменистому берегу, но даже среди валунов пробивалась трава.

Мужской голос, что отвлек его, принадлежал Герту Невозмутимому – долгие годы тот служил Рогору Холдбисту верой и правдой, но в качестве благодарности, под старость лет, был сослан подальше. Будущий кастелян замка, скорее всего, не сумеет дожить до вступления в должность.

– Я еще не лорд, – Рирз выбрался на берег, где уже находилась часть выделенных ему людей, а лодка, как и несколько других, отправилась обратно к кораблям.

– В Ферстленде да, но не здесь.

Герт поддерживал Рирза все годы, его жена прекрасно готовила, а его дети, выбравшие путь воинов, обучали бастарда управляться с оружием.

– Я рад, что ты здесь. Это прозвучало эгоистично, верно?

– Немного. Я знаю кто передал тебе по наследству эгоизм. Рирз, не забывай, что пусть твоя мать не была женщиной знатного происхождения, но ты сын своего отца – хочет того лорд Холдбист или нет. Я понимаю, все это, – кастелян кивнул в сторону серо-зеленого пейзажа, – не то, чего бы ты желал, но здесь ты можешь устанавливать свои правила. Не стоит горевать.

– Меня печалит лишь одно – здесь нет ни одного борделя. Я подумываю это исправить – не понимаю, почему все начинают с обустройства лагеря и строительства замка, если есть вещи поважнее?

– Как пожелаешь. В письме лорду Холдбисту, среди прочего необходимого, я укажу и бордель. Или тебя удовлетворит какая-нибудь леди из Ветви?

– Скорее из Малой Ветви. Та, чья самооценка не позволит ей отказать мне, пожалуй.

Хоть, как утверждал Герт, бастард являлся сыном своего отца, внешность Рирза, унаследованная от матери и её родни, таких же простолюдинов, отличала его от чистокровных Холдбистов – юноша был невысоким и плотно сбитым. У него были крепкие руки, оканчивающиеся толстыми пальцами, лицо выглядело грубоватым для знатного человека, и отличалось от отцовского широким носом. Кроме того, он сутулился, из-за чего казался ниже и массивнее, в противовес своей родне, которые, как на подбор, отличались высоким ростом, стройной фигурой; и, как истинные лорды Великой Династии, имели безупречную осанку, обладали прекрасной улыбкой и гармоничными чертами лица и считались красавцами, уступая, разве что, Династии Вайткроу. К сожалению, незаконнорожденному сыну Рогора из всего перечисленного достались лишь зеленые глаза и темные волосы, свисавшие сейчас, после долгого плаванья, грязными прядями до плеч. На ум Рирзу почему-то пришла его мать – невысокая и фигуристая женщина, светловолосая и сероглазая; она воспитывала его первые пять лет, пока не умерла от неизвестной ему болезни.



Xen Kras

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться