Исповедь кочегара

Размер шрифта: - +

Глава 21 Иждивенец

ИЖДИВЕНЕЦ

 

Пробуждение было тяжёлым. Голова гудела, как и прежде. Всё

тело ломило и ужасно хотелось спать. Кай чувствовал гнету-

щую подавленность, как физическую, так и моральную. Местонахож-

дение нашего героя было очевидно, он лежал на полу своей комнаты.

На нём были мокрые и уже холодные штаны. Чтобы снять их, при-

шлось приложить немало усилий. От штанов исходил резкий запах

мочи. Кай очень надеялся, что такое больше не повторится и что те-

перь его мочевой пузырь снова подчиняется ему, а не пляшет под де-

моническую дудку.

В дверь постучали. Кай никого не ждал, но решил, что стоит от-

крыть. Пока он надевал сухую одежду, в дверь постучали снова, но уже

настойчивее. Кай уже волочил ноги к выходу, как некто забарабанил

в дверь уже ногой. Поворот ключа, одиночный щелчок замка, не успел

Кай обвинить пришедшего в его нетерпеливости, как дверь резко рас-

пахнулась, и неизвестный в капюшоне затолкал нашего героя внутрь, захлопнул дверь и припёр его к стене. Если бы не крепкая рука, кото-

рая держала Кая за горло, то он, наверное, упал бы.

— Вздумал на дно залечь? — тихо сказал неизвестный. — Не выйдет, приятель. Я своё слово сдержал, так вот и ты, будь добр, держи. Иначе…

Перед лицом Кая возник тот самый нож-бабочка, который он да-

веча презентовал наркоману. И тут сразу всё стало на свои места.

— Чего притих? Гони бабки, а то у меня терпение короткое.

Кай уверенно сбросил руку обидчика со своей шеи и решил по-

казать наркоману, что в этом дуэте главный он, пока ещё не поздно.

— Ну, во-первых, — хриплым сонным голосом Кай заскрипел, словно старая карета, — я не собирался, как ты выразился, залечь

на дно.

Каю было очень приятно снова услышать звук своего голоса. Он

за ним даже успел немного соскучиться.

— Во-вторых, чтоб я больше не видел, что ты размахиваешь но-

жом перед моим лицом. Ну а в-третьих, у меня нет пока денег для

твоего содержания.

Мощный толчок в грудь Кая оказался слишком болезненным для

его ещё не окрепшего тела.

— Что значит — нет?! — взревел наркоман. — Я тебя сдам ментам.

Сначала порежу изрядно твоё лживое туловище, а потом сдам со все-

ми потрохами.

— И пойдёшь как соучастник, — игриво заметил Кай. — Не забы-

вай, что я знаю, где ты живёшь.

На лице наркомана промелькнуло замешательство. С каждым мо-

ментом злоба всё сильнее искажала его лицо.

— Да не напрягайся ты так, — дружелюбие Кая только подливало

масла в огонь. — Если я говорю, что пока для тебя нет денег, то это

не значит, что я тебя обманул.

Кай замолчал и с глупой улыбочкой стоял некоторое время, слов-

но слушал чьи-то инструкции. Хотя на самом деле так и было, но нар-

коман об этом не догадывался.

— Просто денег и вправду нет. Мне нужно провернуть одно дель-

це, но уже в одиночку, и тогда будешь получать хоть каждый день ту

сумму, которую попросишь.

Сегодня четверг. До пятницы я буду беспробудно спать, это од-

нозначно. В пятницу у меня будет встреча с посредником, а в воскре-

сенье я узнаю точную сумму, которую я получу от грядущей сделки.

В понедельник поеду в Киев, заберу свою долю, и во вторник вечером

я готов утолить твои материальные желания.

Сосредоточенность сдвинула брови на лице наркомана, было чёт-

ко видно, что он что-то лихорадочно обдумывает.

— Пять дней. Слишком долго! — наркоман хлопнул ладонью

об стену на уровне лица Кая, и этот хлопок эхом прокатился по голове

сонного хозяина квартиры.

— Послушай, морячок, ты хочешь, чтобы я выплачивал тебе без-

размерную, бессрочную и безвозмездную ренту на протяжении ВСЕЙ

твоей скучной и никчемной жизни, но при этом отказываешься повре-

менить пять дней.

Кай оттолкнул от себя наркомана, который никак не может по-

нять, что тут происходит. Он думает, что этот любовник-мститель хо-

чет его обмануть, но никак не может понять, в чём именно подвох.

— А сейчас убирайся. Приходи во вторник, а лучше — в среду.

Если я тебя обману, то можешь нагадить мне на коврик, а потом под-

жечь дом. — Кай выталкивал растерявшегося наркомана. Возле выхо-

да он выхватил с полки квитанцию за свет, к которой было прикрепле-

но скрепкой пару купюр. — Вот возьми два Тараса и ступай восвояси, проклятый дармоед. — Кай совал купюры наркоману в руки, и тот

случайно выронил на пороге нож, но Кай не остановился. Последний

толчок, и наркоман вылетел на лестничную клетку.

— И ты тоже ступай, поспи, а то, как медведь косолапый, из рук

всё валится. — Кай поднял нож и небрежно бросил его в наркомана.

Тот испугался, прикрыл голову руками, а когда нож врезался в плечо

и со звоном упал на пол, наркоман с недоумением смотрел, как дверь

закрывается. Так он и стоял, не двигаясь, с деньгами в руках и с но-

жом, лежащим на полу.

— Надеюсь, этот придурок до указанного срока больше не заявит-

ся, — мурлыкал Кай, пробираясь к своей кровати. — А ещё я надеюсь, что та чушь, которую я дословно пересказывал с твоих слов, и кото-

рую я повесил на уши этого психа с ножом, стоит хоть чего-то.

Кай рухнул на свою кровать.

— Кстати, а что это за история с заказчиком? Какой-то очередной



Андреев Игорь

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться