Исповедь кочегара

Размер шрифта: - +

Часть 3. Платеж по векселю. Глава 1. Ядовитая тварь

ЯДОВИТАЯ ТВАРЬ

На следующий день после сеанса брутальной подпитки Кай

не нашёл в себе сил даже приподняться с кровати. Тотальная

крепатура после поглощения душевных хлопьев временно парализо-

вала все мышцы тела. Иван решил, что будет лучше погрузить постра-

давшего во временный летаргический сон.

Прошла неделя.

Кай полностью восстановился, но за время, которое он провёл

в постели, не смог вспомнить ни малейшего фрагмента. Последнее, что помнил Кай, — это состояние свободного падения с огромной вы-

соты. О той ночи ему будут напоминать многочисленные мелкие шра-

мы от порезов остекленевшей травой. А самое обидное — это то, что

он даже не помнил заветный момент поглощения. От всего процесса

Кай вкусил лишь щедрую порцию горького послевкусия, которое пол-

ностью обездвижило всё его тело.

Как позже выяснилось, на протяжении всей недели к Каю при-

ходил наркоман и хотел вынести дверь сокрушительными ударами.

Иван подстраховывал спящего хозяина и просовывал под двери круп-

ные купюры денег. Наркоман их забирал и убирался прочь.

Неотложных заданий пока не было, и Кай решает прогуляться, чтобы немного проветриться и подышать свежим воздухом. Во вре-

мя прогулки в голову полезли угнетающие размышления по поводу

оплаты долга человеческими душами. Начали перебираться возмож-

ные варианты из местного окружения.

Было жарко. Сухой горячий воздух натолкнул на мысль, что не-

плохо бы сделать паузу в размышлениях и купить мороженого.

Энергично взбежав по ступеням, Кай приветливо кивнул про-

давщице, которая разговаривала по мобильному телефону и даже

не соизволила окинуть покупателя взглядом, потому что вниматель-

но вслушивалась в слова собеседника. Наш герой не стал отвлекать

продавщицу и направился к витрине с мороженым, ведь тётя Вера

никогда не отличалась приветливостью, она всегда была груба, резка

и вечно недовольна. Видимо, отсутствие мужчины пагубно сказыва-

лось на общем душевном состоянии.

Тётя Вера работает в этом магазине уже больше двадцати лет, Кай её помнил с самого детства. Когда ей было около тридцати лет, то у неё имелся женатый любовник, который выглядел в два раза старше её самой. Он был скуп и противен, но, видимо, вариантов было

не шибко много, поэтому тётя Вера довольствовалась тем, что есть.

Про это знала вся округа, но высокомерной продавщице было плевать

на мнение окружающих. Даже жена седого «Казановы» была в курсе

сложившейся ситуации, но никогда не опускалась до уровня склочной

бабы, которая будет устраивать разборки на почве ревности, потому

что была такой же высокомерной тварью, только в модной шляпке

и с мелкокалиберной дворняжкой на поводке.

Ещё у тёти Веры имелась душевная отрада — любимый сынок, кото-

рого она раскормила до размеров колхозного кнура. Тупоголовое созда-

ние с трудом окончило девять классов средней общеобразовательной

школы, а вот ПТУ осилить не удалось, выгнали на втором году за систе-

матические прогулы. Но меньше любить сыночка тётя Вера не стала.

С тех пор прошло десять лет. Седовласый Мега Мачо, любовник, уже три года как издох, и его никому ненужная могилка обильно за-

растала сорняками. Любимый сынуля переехал в большой город, устроился сторожем на продуктовом складе и, заступив в ночную

смену, потягивая краденое сгущенное молоко прямо из жестяной бан-

ки, даже не думал вспоминать про родную мать. Всеми брошенная, сексуально неудовлетворённая, раздражительная тётя Вера осталась

фактически одна. Любой современный подросток уже начал бы за-

думываться о возможных вариантах зрелищного суицида, чтобы хоть

как-то (даже посмертно) обратить на себя внимание. Но этого не слу-

чилось, потому что наша тётя Вера не из робкого десятка. Баба-кре-

мень! И она нашла себе отраду в этой жизни. Вариант внутреннего са-

моудовлетворения нашей склочной особы был очень примитивным, низким и в какой-то мере бородатым. Это были сплетни. На две трети

вымышленные, вечно перекрученные, грязные слухи.

Считанные подруги, можно с уверенностью сказать собутыльни-

цы (потому что только алкоголь мог собрать их за «душевным» раз-

говором), с жадностью впитывали всю ту грязь, которая изливалась

из пасти этой падшей женщины. Такие беседы начинались с того, что

бывалые подружки орошали свои клювики дешёвым пивом или пор-

твейном и тут озвучивалась дежурная фраза, с которой завязывался

гнилой диалог.

— Подруга, я тут такое узнала, в жизни не поверишь, — говорила

тётя Вера и подкуривала тонкую дамскую сигарету. — Только это се-

крет, так что ты никому.

— Я — могила! Ты же знаешь.

После этих дежурных фраз, словно два шпиона, которые обменя-

лись словесными паролями, начинается изрыгание мутных вод.

Основным предметом для застольного разговора «луч-

ших» подруг является сменщица, мать-одиночка, которая живёт

с родителями, — Алевтина.

Аля очень чуткая и скромная особа, жизнь её не сложилась из-

начально, поэтому ей приходится работать продавщицей в посред-

ственном продуктовом магазине. Родители Алевтины уже в возрасте, за ними нужно присматривать, поэтому съехать на съёмную квартиру

возможности нет.

Кроткая девушка не лишена естественной красоты, и покупатели

мужского пола частенько преподносят ей небольшие презенты в виде

шоколада или мороженого, всячески стараясь обратить на себя её



Андреев Игорь

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться