Исповедь кочегара

Глава 14. Горячая месть

ГОРЯЧАЯ МЕСТЬ

 

В комнате было тихо: ни телевизор, ни радио не работали. Ти-

шину нарушали следующие звуки: монотонное гудение лампы

дневного света, шорох периодически переворачивающихся листов

бумаги, звук льющейся в стакан жидкости, глухой звук больших глот-

ков и громкий звук поставленной на деревянную столешницу опусто-

шённого стакана.

«… также на месте преступления были обнаружены следы от об-

уви, предположительно мужской. Всего было насчитано четыре пары

следов. Первая принадлежала жертве, вторая — единственному сви-

детелю, а две оставшиеся пары следов пока не идентифицированы».

— Ублюдок! Хотел от меня скрыть правду? Не выйдет! — май-

ор был весь на пьяных эмоциях. — Это убийство было организова-

но и завтра ты, мелкий выродок, всё мне расскажешь по порядку.

А пока, — майор встал из-за стола и, пошатываясь, направился в лич-

ный кабинет, — папа займётся другим вопросом.

В кабинете он открыл оружейный шкаф, достал оттуда охотничье

ружье, коробку патронов и поплёлся на выход.

В свободное от работы время майор стабильно ездил с друзья-

ми на охоту. По меткости он занимал лидирующее место среди своих

дружков, девять раз из десяти его выстрел попадал точно в цель.

На дворе была глухая ночь, но это не остановило вдоволь на-

лизавшегося «храброй воды» майора. Решительно настроившись

на месть, он загрузил в багажник плотно набитый мешок, залез в ста-

ренькую «ниву», положил на пассажирское сиденье свои пожитки, отхлебнул горькой прямо из горла, завёл двигатель и полетел, как

ненормальный, смело вдавливая педаль газа в пол. Ехал он в лес, на то место, где погиб его сын.

Через четверть часа майор был на месте. Автомобиль сына всё

так же стоял в лесу. Он остановился рядом, включенные фары светили

прямиком на сломанное дерево. Выйдя из машины, он принялся выта-

скивать мешок из машины. Рядом стоял невидимый для майора Иван

и, скрестив руки на груди, наблюдал за действиями пьяного мстителя.

Тот же, в свою очередь, усердно дёргал застрявший мешок. В итоге

майор победил и волоком потянул ношу к сломанному дереву. Бросив

мешок на то место, где, по мнению экспертов, убили (именно убили!) сына, майор достал охотничий нож и вспорол мешковину. Из нутра по-

беждённого мешка посыпались кукурузные початки, майор подобрал

пару штук и запустил в темноту со словесным дополнением: «Жри, тварь!» Следующая партия кукурузы полетела в другом направлении

с очередными комментариями: «Сюда иди!»

Невидимый наблюдатель с удовольствием и лёгкой улыбкой вы-

полнил это опрометчивое желание. Специально для майора Иван

не обошёлся дюжиной кабанов, на этот раз он устроил настоящий

гон диких зверей. Разгорячившийся майор продолжал разоряться, разбрасывая кукурузу и громко призывать зверьё на тропу кровавой

вендетты, даже не ожидая, что противник явится так скоро. Майор за-

мер, замахнувшись очередным початком кукурузы, и ощутил, как под

ногами дрожит земля. Он выронил из рук уже бесполезную приманку

и бросился к машине за ружьём, но не успел сделать и пары шагов, как

из кустов выбежала плотная стая молодняка. Она сбила майора с ног, бодро протопталась по нему и трусливо скрылась. Эта атака в стиле

времен монголо-татарского ига — внезапно произвести налёт, нане-

сти максимальный урон и скрыться так же быстро — прошла успешно.

Боль во всём теле причиняла ужасный дискомфорт. Наверня-

ка сломано как минимум три ребра, разодрана кожа на ногах и раз-

давлено правое запястье, пальцы повреждённой руки отказывались

шевелиться. Майор непонимающе поднял голову, выплюнув изо рта

многолетнюю листву деревьев, и попытался подняться. Боль пуль-

сировала во всём теле, но дрожь земли стала ещё сильнее прежней, и майор поднялся на ноги. Кое-как он дотянул своё тучное тело до ав-

томобиля, достал ружьё и начал попытался зарядить его. Но тут кусты

захрустели, и на свет выбежал очередная партия кабанов. Горе-мсти-

тель понял, что не успеет с помощью одной руки зарядить оружие, бросил ружьё и штопором запрыгнул в салон автомобиля. Но захлоп-

нуть за собой дверцу он не успел, так как двое поросших грубой щети-

ной кабанов, словно по приказу, схватили человека за ноги и потянули

в разные стороны. Крик майора глухо вырвался из горла, а дикие сви-

ньи, пригубив человеческой крови, окончательно взбесились. Из сви-

ных рыл клубилась кровавая пена, жуткое хрюканье было булькаю-

щим и громким, оно походило на чавканье самого чёрта.

В это время ниву окружало около полусотни лесных вепрей. Все

сдержанно ждали, когда основное блюдо будет подано. Ночной ужин

начинал затягиваться, основное блюдо упорно не желало сдаваться, поэтому на помощь двум добытчикам пришло ещё двое кабанов, но немного поменьше первых. Давление на нижние конечности майо-

ра удвоилось, он это ощутил и просто-напросто сдался.

Майор по жизни был слабым человеком, несмотря на свои внуши-

тельные размеры. Борьба и соперничество не являлись его коньком.

Его отличало от всех то, что он либо безоговорочный лидер в опреде-

лённом вопросе, либо, даже не пытаясь составить конкуренцию, с са-

мого начала сдаётся и отходит в сторону. Так вышло и здесь. Несмо-

тря на то, что на кону этого состязания стояла его собственная жизнь, майор сдался и позволил кабанам вытащить себя из машины. Звери



Андреев Игорь

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться