Исповедь кочегара

Размер шрифта: - +

Глава 21. Ужасная потеря

УЖАСНАЯ ПОТЕРЯ

 

Кай возвращался восвояси ни с чем. Он сидел в набитом людь-

ми вагоне метро, грыз ногти и думал о последствиях сегод-

няшнего неповиновения. С момента трусливого отступления Иван

не сказал ни слова. Кай закрыл глаза и запрокинул голову в надежде

мимолётного забытья. Глаза жгло, словно в них насыпали перца. Так

прошла пара минут, и когда он поднял веки, то все люди куда-то про-

пали. Вагон оказался пуст, лишь Иван сидел напротив нашего героя, забросив ногу за ногу и скрестив руки на груди.

— Ты жалок, мальчик мой, — Иван первым нарушил молчание

и сразу начал с обвинения Кая в мягкотелости. — Паршивый из тебя

вышел охотник. В твоём трофейном зале нечем пока полюбоваться, а те подранки, которые ты оставлял после себя, добивали твои при-

ручённые немощные дворняги, которые мнят себя настоящими охот-

ничьими псами. По сути, твой ягдташ пуст. Сброд жалкой дичи меня

утомляет.

— Чего ты хочешь? — спокойно спросил Кай.

— Я хочу, чтобы ты проявил себя. Покажи, что ты сам лично мо-

жешь предоставить мне добычу, достойную звания моего напарника.

Все эти матёрые волки и хитрые, похотливые лисицы уже успели по-

рядком наскучить. Мне бы маленькую овечку, которая и тебе не со-

ставит проблем во время охоты, но целиком и полностью удовлетво-

рит мой аппетит.

На кону твоя жизнь, так что я бы на твоём месте задумался над

поставленной перед тобой задачей.

Кай сделал именно то, что и просил Иван, — задумался.

— Выполни всё так, как я хочу, и, так и быть, я тебя отпущу.

— Отпустишь? — недоверчиво переспросил Кай.

— Если не ошибаюсь, то на вашем человеческом языке это назы-

вается амнистией.

— Совсем?

— Совсем.

— А не обманешь?

— У тебя слишком светлая душа, с тобой сложно работать, да

и надоел ты мне своей правильностью и прямолинейностью — не об-

ману. Одна невинная душа в обмен на твою свободную жизнь.

И тут Кай задумался всерьёз. Нужно всего однажды переступить

через себя и навсегда обрести свободу.

— Я соглашусь при условии, если ты позволишь взять с собой

Алёшку.

Иван тяжко вздохнул, провёл огромной ладонью по лицу и встал

со своего места.

— Сейчас, мальчик мой, я назову тебе три пункта, после которых

ты будешь вынужден сказать своё окончательное решение.

Во-первых, ты должен — просто обязан! — выполнить это дело

в одиночку.

Во-вторых, если ты дашь мне отрицательный ответ, то умрёшь се-

годня до рассвета.

Ну и в-третьих, наркоман тебе больше не поможет. Никогда.

— Ты убил его?

— Да, он умер, но его смерть произошла не от моей руки, даже

не по моему хотению.

— Если не ты, тогда кто это мог сделать?!

— Наркоман был убит чокнутым продавцом сыра по наводке

главного поставщика наркотиков.

Если тебе нужны наглядные доказательства того, что я не виновен, то просто перейди в другой вагон электропоезда.

Иван приглашающим жестом указал на дверь в конце вагона. Кай

со своего места не мог разглядеть, что именно не так с той дверью, но заметил, что она отличалась от противоположной двери. Наш ге-

рой не стал тянуть резину, он просто встал и пошёл в конец вагона

к дверям. И чем ближе он к ним подходил, тем больше удивлялся

поразительной схожести с дверями в жилище наркомана. Когда Кай

подошёл вплотную, все сомнения рассеялись — это точно была его

дверь.

— Прошу, — сказал Иван и толкнул дверь.

В прихожей было темно, лишь из дальней комнаты падал свет

в коридор. Кай вошёл, дверь захлопнулась, и тут же пропал гул элект-

родвигателей и привычная качка.

— Смелее, — подтолкнул Иван, — сейчас мы лишь незримая иллю-

зия в этом месте, так что можно не бояться быть замеченным.

Кай вздохнул и скромно пошёл на свет. Зрелище, которое увидел

наш герой, оказалось не для слабых духом. Вместе с тошнотой на него

накатило сразу два чувства — ужас и гнев.

В освещённой комнате было двое: один живой, второй — мёрт-

вый. Какой-то усатый тип, Кай его не знал, набросил на шею Алёшке

кусок проволоки и, бормоча полную чушь, таскал уже бездыханное

тело из комнаты в комнату, выполняя таким образом, невидимую

«восьмёрку».

— Как тебе это нравится, старая кляча? — бормотал усатый безу-

мец. — Может быть, тебе в сотый раз дать на пробу во-о-он тот дорогу-

щий сыр? А дополнительный бесплатный пакетик не интересует? Ах, ты на автобус опаздываешь? И мне нужно всё бросить и взвесить тебе

один кусочек сыра фета? Я отрезал край, а тебе нужно из середины?

Этот бессмысленный трёп был понятен только человеку с усами

и бешеными глазами, так как Кай вообще не понимал, что здесь про-

исходит. Это ужасное действо явно проходило уже не первый час. Про-

волока уже давно въелась в шею наркомана, а на полу остовался кро-

вавый шлейф, прорисовывающий путь, по которому движется усатый

псих. Откуда у этого человека столько сил, чтобы битый час таскать

по кругу бездыханное тело взрослого юноши? Если бы не шейные по-

звонки, то голова Алёшки уже бы давно отделилась от тела.

— Что здесь происходит? — спросил Кай у Ивана, когда немного

пришёл в себя от увиденного. — Кто этот усач? И что он постоянно



Андреев Игорь

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться