Исповедь кочегара

Глава 23. Горящий факел

ГОРЯЩИЙ ФАКЕЛ

 

Факел выходил из уборной, застёгивая штаны и тихо напевая

вполголоса:

Я знаю, оно не умрёт

Это пламя

Я знаю, оно не умрёт!

Дверь закрылась, и пироман застыл, оказавшись в полной темно-

те. Он не припоминал, чтобы выключал свет, когда на минутку отлу-

чался от чтения. Несколько секунд усердных попыток вспомнить на-

верняка, была ли выключена лампа или нет, но всё тщетно.

Но потом Факел махнул рукой.

— Какая разница, — подумал он, — включена лампа... выключена

лампа… Теряю время почём зря. Уже пора дочитать главу до конца

 

и выдвигаться на разведку, потому что не слышно гари с воплями,

( а в таких квартирах слышимость поразительная), да и пожарный

наряд не радует своим присутствием.

Во время своих поджогов Факел не раз прятался в толпе любопыт-

ных зевак и наслаждался двумя вещами: жаркими плодами своего тру-

да и оперативным развёртыванием пожарных. Их слаженные действия

восхищали своей проворностью, они напоминали суетливых муравьи-

шек, которым разворошили палкой муравейник. Каждый знал, в ка-

кую сторону бежать и за какой рукав тянуть. Пироман был человеком

с фантазией и иногда представлял себе, что эти губители его искусства

имеют между собой скрытую ментальную связь, а если снять с них ка-

ски, то их уши, словно у лесных эльфов, будут заострённые. А когда эти

коршуны приступают к делу, Факелу становится скучно, и он уходит, чтобы не видеть, как окончательно угаснет его детище.

С этой мыслью он сел на тот же шаткий табурет, включил лампу, чтобы дочитать намеченный отрезок но вместо света из лампы вырва-

лось всепоглощающее жидкое пламя и выплеснулось прямо в лицо

пироману. Это действие застало его врасплох и сбросило с сижи

на пол. Факел активно пытался сбить пламя с лица судорожными уда-

рами открытых ладоней, но ничего не получалось. Пылающий жар

не позволял полноценно вдохнуть свежий воздух.

 

***

Для обычного поджога горючего в лампе было вполне доста-

 

точно. Но вся беда в том, что в кухне со спартанской обста-

новкой нечему было гореть.

Там, где Факел изначально установил огненную сферу с вольфра-

мовой нитью внутри, было идеальное место. Захламлённая вешалка, обувная полка, пушистый ковёр на всю прихожую — всё это просто

находка для быстрого и качественного поджога.

А здесь — пусто. Было очень мало надежды на то, что старенький

советский рефрижератор загорится. Поэтому Иван решает вмешаться

в текущий ход событий.

Когда Факел тянулся к лампе, чтобы включить её, демон стоял

на газовой плите и, не считая пары дюймов, упирался бритым чере-

пом в потолок. Пироман нажимает на кнопку, электрический ток про-

ходит через нить накаливания, стекло не выдерживает давления и ло-

пается. Пламя вырывается наружу, и тут Иван начинает действовать.

Одна человекоподобная лапа поднята под самый потолок и смо-

трит на извивающегося Факела открытой ладонью. А второй ру-

кой демон делал интенсивные круговые вращения, словно пытался

размешать сахар в огромной невидимой чашке чая. Эти манипуляции

активно делали языки пламени длиннее. Пламя разгоралось с новой

силой и начинало вращаться огненным вихрем вокруг объятого пла-

менем пиромана. Бедняга издал гортанный вопль беспомощности

и сдирал ногтями расплавленную кожу с лица. Иван подслушивал, когда Факел напевал песенку, застёгивая штаны, и теперь демон тоже

решил собезьянничать

Я знаю, оно не умрёт

Это пламя

Я знаю, оно не умрёт!

Ко всему этому он добавил родную инструменталку и дикие воп-

ли вокалиста. Эти звуки слышал только Иван, но отсутствие зрителей

не уменьшило уровня удовольствия от созерцания горячего зрелища.

Факел сдался, перестал сопротивляться, подчинился судьбе, скор-

чился на полу, словно потревоженная мокрица, и начал угасать.

 



Андреев Игорь

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться