Исповедь убийцы. Наперегонки со смертью.

Размер шрифта: - +

Западня

 «Я думаю, мы получаем одну и ту же информацию

и, возможно, от тех же самых людей»

Никита Хрущёв

 

- Даже если я не услышу ничего нового, всё равно не хочу лезть не в свои дела.

Я нацепила на лицо дежурную улыбку. Свою куртку я так и не сняла, поэтому сидела с расстёгнутой молнией и могла в любой момент вытащить пистолет. Только это обстоятельство не позволяло моему глазу нервно дёргаться.

- Поверь, эти дела тебя вполне могут коснуться, Лив, - покачала головой Рейчел. – Я сюда приехала, чтобы помочь Симоне кое с чем разобраться.

Рейчел искоса посмотрела на меня, как бы говоря: «Делай, что хочешь, но тебе не отвертеться». Это мы ещё посмотрим! Я без боя сдаваться не собиралась, поэтому наивно захлопала ресницами и не забывала периодически с мольбой смотреть на Питера. Его мой спектакль наконец-то пронял, и младший Кроссман бросился мне на выручку.

- С чем, если не секрет? Кроме туманных намёков мы от тебя ничего не услышали.

- Я просто хочу помочь, - улыбнулась Рейчел. – У вас есть проблема, которую я могу решить. Вы мне потом спасибо скажете, когда я закончу.

Я невольно поёжилась и постаралась сделаться как можно незаметнее. Увы, от этого я лишь сильнее привлекла всеобщее внимание, словно все в гостиной знали, о чём говорила Рейчел. Все, за исключением Питера, который сохранял хмурое выражение лица и смотрел на меня с сочувствием.

- Может хватит играть? То же мне, нашлась великая спасительница.

- Так она всё же запудрила вам мозги, - усмехнулась Рейчел и пристально посмотрела на меня. Я уже не выдержала и пересела в кресло, которое стояло возле камина. Для собственного успокоения я ещё и придвинула его к самому огню. Весёлое потрескивание дров помогло немного отвлечься и снять напряжение.

- Что всё это значит? О чём ты говоришь? – спросила я крайне подозрительным тоном, после чего посмотрела на Рейчел, на Питера, на Монику и на Симону. Именно в таком порядке. На лице я сохраняла маску удивления напополам с возмущением, а внутри тихо молилась. Я всё же не предполагала, что мою маскировку снимут до того, как поступит приказ убить Кроссманов. Зато в данном случае у меня буквально были связаны руки. Придётся хитрить до последнего, чтобы остаться в живых.

- Не о чём, а о ком. Как будто ты сама не понимаешь, что я имею в виду.

Рейчел откровенно глумилась, когда разговаривала со мной, и не пыталась скрыть свои намерения. Если подумать, мне стоило реагировать ещё громче и обиженнее, но надо ли? Если она меня выдаст, на моей стороне не останется никого, поэтому смысла таиться я не видела. Всё равно с четырьмя вампирами я не справлюсь при всём желании.

- Я правда ничего не понимаю. Если тебе не сложно, объясни или перестань меня оскорблять. Я тебя вижу в первый раз в жизни! У нас нет причин воевать, но я почему-то тебе не нравлюсь. Это у вас с Моникой семейное, что ли?

- Я неплохо узнала Оливию и не вижу в ней никого подозрительного. Обычная девушка, - неожиданно поддержала меня Моника и с вызовом посмотрела на Рейчел. – Не лезь к ней и не впутывай её в наши дела. Сколько можно просить?

Я прикусила губу и сосчитала до трёх. О том, что у меня получилось обмануть Монику, я подумала с гордостью. Остальные мысли были одна другой печальнее. Как бы действовал непосвящённый человек на моём месте? Особенно девушка-школьница? Паниковала бы? Просилась домой? Ругалась? Я затруднялась ответить на этот вопрос, поэтому выбрала тактику спокойного удава. Смотрела перед собой, иногда переводила взгляд на камин и полностью положилась на природное везение. О том, что у меня его отродясь не было, я старалась не думать.

- Ах, дорогая кузина, - и вовсе приторным голосом пропела Рейчел, после чего занялась рассматриванием моих ног. Огонь явно вызывал у неё неприязнь, чем я, собственно, и воспользовалась, - как будто ты не знаешь, что люди подделывают документы, когда им это нужно. Ты точно всё проверила? Или решила лишний раз не связываться с полицией? В природе не существует Оливии Маргарет Смит, уроженки Орландо, родившейся 20 сентября 2000 года. Точнее, есть целых пять, но ни одна из них никогда не выезжала за пределы родного города и, тем более, не переселялась в Стоунбридж. Что ты на это скажешь, Оливия?

- Не понимаю, о чём речь. Откуда ты вообще узнала моё имя? Ты что, из полиции? Или ты федеральный агент? – спросила я, вовсю притворяясь дурочкой, а заодно вспоминая, с кем меня часто путали на заданиях.

- Можешь считать меня хоть Папой Римским, мне всё равно, - хмыкнула Рейчел. – Давай ты больше не будешь притворяться и скажешь нам, кто ты на самом деле. Или мне надо освежить твою память? Так я с удовольствием это сделаю!

Вампирша снова засмеялась и разве что не потирала руки от удовольствия. Она вела себя расслабленно, считая, что загнала меня в угол. Что ж, сказать по правде, это так и есть, но вида я не подавала. То ли надеялась на чудо, то ли решила положиться на поддержку Питера. Он, судя по всему, признавать свою глупость не хотел и готовился драться до последнего вздоха.

- Рейчел, хватит! Я не позволю обижать Лив. Ты что, решила пошутить?

- Погоди, брат. Давай дослушаем, что она хочет сказать, - сдавленным голосом произнесла Моника и вдруг посмотрела на меня, не мигая, целую минуту. Я ощущала себя мышонком, который попал в лапы кошки, но упрямо вскинула подбородок и скрестила руки на груди. Ножны со стилетом больно впились в кожу, однако я даже ухом не повела. Из-за адреналина я вообще не чувствовала ничего, кроме биения своего сердца в районе горла.

- Тут и без меня шутка затянулась, - колюче и уже без прежней издёвки ответила Рейчел. – На сколько? Ах да, ровно на месяц, если не ошибаюсь.



Megan Stenford

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться