Исправляя ошибки...

Размер шрифта: - +

4 глава.

Первый раз за всё время они не перекидывались колкостями, не старались унизить друг друга. Пусть и не разговаривали, зато, по крайней мере, не бросались ядом. Однако Медведева была бы не собой, если бы всё-таки не проронила фразу, которую, к счастью, старушке не суждено было услышать:
— А я теперь тюремщица!
       Виктор подавился чаем, а Николай зло взглянул на дочь своего начальника.
— Что? — переспросил отец.
— В камере, говорю, побывала, представляешь! Грозились на 15 суток закрыть и казённый хавчик давать.
— За что?
        «Ну, сама напросилась» — пронеслось в голове у мужчины.
— Да, представляешь, Вить, твоя дочь сегодня мой автомобиль в яичницу превратила.
— Не понял…
— Утром у меня была отличная машина, а после обеда она превратилась в груду металлолома.
— Маша? — перевёл отец взгляд на дочь, которая сидела с видом «А что я? Я ничего!».
— Ну, почитайте сказки, там магия феи всегда заканчивается в самый неподходящий момент. Мало того, что карета превратилась в тыкву, так ещё и золушка осталась ни с чем… бедненькая девочка, — в открытую смеялась над Кравцовым Маша, ведь это он не получил свою «секретутку» и потерял машину.
— Значит так, я не знаю как, но ты, Маша, должна будешь вернуть Коле стоимость его автомобиля.
       Теперь настала очередь Умы давиться чаем. Шесть миллионов? Интересно, где она их возьмёт?
— В проститутки дочь отправляешь? — нагло спросила она.
— На тебя спроса не будет, — вклинился в разговор потерпевший.
— Коля! — прикрикнул Николай и, повернувшись к дочери, продолжил, — на твоей карточке есть какая-то сумма, пойдёшь работать, к тому же, не забывай, что где-то в комнате ещё валяется твой диплом… Делай, что хочешь, но деньги должна вернуть! Понятно?!
        Ума наиграно похлопала по карманам джинс, благо в одном из них завалялись какие-то купюры. Те самые, что утром дал ей отец. Не стесняясь, она кинула их прямо в тарелку Кравцову.
— Пор фавор*. Остальное ждите в следующей жизни! — отодвинув стул, девушка вышла из-за стола и отправилась наверх.
— Сколько я тебе должен? — спросил Виктор, когда услышал хлопок от закрывающейся двери.
— Да, ну. Брось!
— Коль, она же не вернёт… у неё и в самом деле нет таких средств.
— А я разве предъявлял счёт? — спросил Николай, глядя в глаза собеседнику.
— Нет, но машину-то жалко…
— Новую куплю.
— Ты ставишь меня в неловкое положение! — сопротивлялся Виктор.
— Вот и давай оставим этот разговор.
        Беседу прервал входящий вызов на телефон Кравцова, взглянув на экран, мужчина поморщился. Медведев внимательно смотрел на «сына».
— Да, Лен.
— Не жди меня. Я сегодня переночую в другом месте.
        Виктор кивнул, выделить комнату для Николая — не проблема.
— Нет, не у любовницы. Прекрати устраивать сцены ревности! Всё! — кинул трубку, не дав возможности ответить собеседнице.
— Эх, ты. Коль, ну, чего вы оба мучаетесь? — спросил хозяин дома.
— Сам же говорил: «Жениться тебе надо, Кравцов».
— Говорил, но на любимой женщине, а не на этой девице. Она же просто высасывает из тебя деньги, да и ребёнка ни за что не родит! — разливая коньяк, говорил мужчина.
— Какие дети… — усмехнулся замглавы кампании.
— Твои! Тебе уже тридцать семь, в твоём возрасте у меня уже годовалая дочь была, да и с Людой мы были лет шесть как женаты. Причём, брак-то был счастливым. А у тебя пока нет ни того, ни другого!
— Таких женщин, как Людмила, сейчас днём с огнём не сыщешь!
— Так ты не на секретарш заглядывайся, им кроме денег ничего не нужно, а на образованных девушек, у которых есть цель в жизни, которые полноценную семью хотят.
— Таких нет! — заявил Кравцов.
— Есть. Давай выпьем за то, чтобы до декабря месяца ты развёлся со своей Еленой и нашёл настоящую женщину! — жгучая жидкость тут же разлилась по всему телу.
— Понял меня? — переспросил Медведев.
— Что ж не понятного. Вот только одна проблема: партнёрам нужен женатый компаньон. А пока я буду искать себе благоверную, они разбегутся… И пойдёт «Global» по миру…
— Ша! Вон Машку за тебя выдам, — распорядился судьбой дочери отец.
— Не, спасибо. Такое чудо мне не нужно!
— Тебе не нравится моя дочь? — приподнял брови Медведев.
— Характер у неё сложный…
— Это да. Но поверь мне, Умка — хорошая девочка, а все эти поступки с возрастом пройдут. Я для неё так и не стал хорошим отцом, зато, глядишь, ей с мужем повезёт: мозги на место вставит, дурь выбьет, да и даст ту любовь, что не смог дать ей я.
— Наладятся у вас отношения, вот увидите! — заявил Николай, — ещё внуков понянчите!
— Дай-то Бог…
       Выпив ещё по бокалу и обсудив дела компании, мужчины разошлись по комнатам.
        Кравцов уже битый час ворочался с бока на бок. Уснуть не получалось. Плюнув на эту затею, мужчина спустился вниз. Какого же было его удивление, когда наливая себе воду, вдалеке, возле озера, он заметил знакомый силуэт. Под бледным свечением луны у самой его кромки сидела девушка. Ветер развивал её распущенные волосы. Даже издалека было понятно, что она о чём-то думает, однако выходить на улицу мужчина не стал: разговаривать они нормально не могут, а скандалить посреди ночи не охота.
       Ума тем временем всё возвращалась к событиям минувшего дня, точнее к тому, что случилось в офисе. Один и тот же вопрос крутился у неё в голове: почему не оттолкнула? Пусть даже этот поцелуй так и не случился, но она не сопротивлялась его действиям. Что это? Банальный интерес? Хотела посмотреть, чем всё это закончится? Но почему тогда всего этого не возникало с Руфом. Тот не имел никакого права прикасаться к девушке без её желания. А тут? Почему? На этот вопрос, наверное, не найти ответа…
       Олеся полночи просидела на берегу озера, на глади которого пролегла лунная дорожка. Сосны рисовали причудливые образы, которые то наводили страх, то, наоборот, веселили. И было так хорошо… Она дышала полной грудью, наслаждаясь какой-то опьяняющей действительностью.



Мария Гром

Отредактировано: 27.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться