Истерика

Font size: - +

Истерика

На дне бокала не допитое красное, на столике в гостиной пачка 'Malboro", из колонок звучит Ruth "She Brings the Rain" — остатки чьей-то прошлой жизни. Скоро здесь вообще ни чего не будет: в коробках унесут вещи, вынесут мебель, перекрасят стены, запах станет другим. На полу, видимо выпавшее из альбома, фото двух счастливых: он кривляется, она целует его в щеку. В этой не большой квартире было все что им нужно- большая кровать, куча дисков с любимыми фильмами, диски с любимой музыкой, они были друг у друга. Вечерами, пока она готовила ужин в его рубашке, он занимался тем, что искал фильм для них двоих.

 — Почему ты так любишь мои вещи?- не отрываясь от поиска спросил он.

 — Потому, что так, мне кажется, ты обнимаешь меня 24 часа в сутки.

 Он улыбнулся ее ответу и продолжил искать.

 — Может "Вишневая бомба"?

 — Да, пожалуй оставь.

 — Боже, чем так чудесно пахнет?!- подошел он сзади и поцеловал в плечо.

 — Это паста. — дала она ему попробовать почти готовые блюдо.

 — Ммммм! Невероятно! — закатил он глаза от удовольствия.

 Она засмеялась. То, что он был готов делать всю жизнь- это смешить ее. Видеть ее улыбку — бесценно.

 От фильма бежали мурашки по ее телу, он это чувствовал и прижимал все больше к себе. " Я здесь, я с тобой. Не бойся, глупенькая!"- говорили его объятия. Она это знала, и, это было бесценно для нее.

 В тот вечер она готовила ужин одна. Все также в его рубашке, готовя его любимую пасту, молча стояла у плиты, а крупные слезы текли по ее щекам. Накрыв стол на двоих, она так и не притронулась к еде, лишь взяв бутылку красного полусладкого и один бокал направилась в гостиную. У них было миллион совместных фотографий, но самые лучшие они печатали для альбома, который она аккуратно взяла с полки. Открыв первую страницу она разрыдалась взахлеб. "Почему?! Почему он?!" — кричала она кому-то невидимому. И еще больше разрыдавшись, обняла себя за плечи, как делал это он. В ушах звенел голос доктора — "Извините, мы не смогли его спасти...". От этого она включила музыку громче, чтобы не слышать.

 Они вместе собирались на работу, он спешил, а она, как на зло забыла бумаги дома.

 — Ты езжай, а я доберусь сама. — поцеловав его, вышла она из машины.

 — Если ты быстро, то я могу подождать тебя.- прокричал он ей вслед.

 — Нет- нет, все нормально езжай. — она скрылась в подъезде.

 Ему стало не по себе, от того, что она будет добираться сама, но делать нечего время поджимало.

 Как только она вышла из метро, ее телефон зазвонил. На том конце провода назвали ее имя. Что-то екнуло внутри, с опаской, ответила, что это она. Это самый ужасный телефонный звонок, что случился в ее жизни.

 — Где он?!- прокричала она на всю улицу.

 Как добралась до больницы, она не помнит. У, приятной наружности, молоденькой медсестры она узнала, что его срочно оперируют и, что нужно только ждать и надеяться- шансы не велики.

 Шесть часов томительного ожидания, шесть часов молитв разным богам, литры слез и пара уколов успокоительного от милой медсестры. Потом похороны, слова поддержки, предложения о помощи, речи о том какой хороший он БЫЛ человек… И пустота. Квартира наполнилась густой тишиной, она не открывала занавески, дабы солнечный свет не унес последние частички ЕГО. Телефоны были выключены, дверь она ни кому не открывала, на все уговоры кричала:

 — Пошли ВОН! Я не хочу ни кого видеть! — ее оставили в покое. " Ей нужно побыть одной".

 Она сделала последний глоток вина и направилась в спальню. Там на тумбочке стояла баночка со снотворным, выписанная ей совсем недавно знакомым врачом. Она проглотила одну таблетку. " Нет, так я точно не усну… Ни когда не усну..."- думала она. Выпила еще одну, не долго думая и еще одну, чуть помедлив, высыпала на ладонь все, что было и запила это, за ранее приготовленной водой. "Да, это наверняка". Сделав музыку чуть тише, она уснула в обнимку с его любимым свитером.

 



Галина Московкина

#6470 at Prose
#3956 at Contemporary literature

Text includes: реализм

Edited: 27.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: