Истинная для эльфа

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Кажется, что всё так близко от меня и дышит.
И дышит...
Кажется, что я смогу достать рукой и выжить.
Кажется, что всё прошло уже давно, я выжжен.
Я выжжен...
Кажется, что всё, казаться не должно, но слышу.

Кукрыниксы «Вера»


 

Мэй не узнавал себя. Откуда вдруг такой азарт? Что это? Инстинкт хищника? Желание довести до конца погоню? Любопытство? Что с ним случилось? Эмоций-то сколько. Очаровательно.

Сейчас он стоял и холодно, иронично изогнув бровь, изучал лежащий на ладони пишущий артефакт. Ну вот. Вся информация по таинственной наёмнице теперь у него есть. И что? Зачем ему это было нужно? Помрачение рассудка какое-то. Да, теперь он может её найти. Только вот для чего?

Мстить за нападение на брата? Бессмысленно. Это была её работа. Тем более, со своей он справился гораздо лучше. Переиграл. А она так и не смогла выполнить контракт. Кроме того, узнав о хамелеоне, взбешенный Ран ураганом промчался по дворцу. Усилив защиту в разы. Его профессиональное самолюбие было задето! Теперь чувствительность «охранки» была максимальной! Ран клялся своим хвостом, что подобный прорыв контура был первым и последним!

Неужели так понравилась эльфочка? Бред. Видел её от силы несколько минут. Тем более, Цербер правильно сказал, это же морок! Там действительно могла быть не эльфочка, а троллиха! Злилась то как на него! Есть характер! И не испугалась его второй ипостаси. Большая редкость… Так, куда-то его мыслями занесло.

Мэя всегда раздражало повышенное женское внимание к его внешности. Он даже в свое время небрежно обрезал свои белоснежные, с перламутровым отблеском волосы по плечи. Но точеный аристократический профиль, бирюзовые миндалевидные глаза и гордая осанка неизбежно привлекали к нему всеобщие взгляды. По крайней мере, тех, кто не знал о его порченной крови и, как результат, наличии боевой ипостаси дроу. Истинных эльфов и эльфиек это приводило в священный ужас и отталкивало. Чем он часто пользовался.

Хотя...с Амариэль это не сработало. Но эта дурочка, пожалуй, единственное исключение. Ну, еще Фараниэль. Брат. Но младший, в свое время, был в таком восторге, когда его нашел, что, пожалуй, его бы не отпугнула даже ипостась салеззского крокодила.

Саша. Единственная девушка, чьё восхищение его действительно не раздражало. Она любовалась им настолько искренне, что это вызывало лишь теплую улыбку. Возможно потому, что в её взгляде не было похоти. Светлый эмпат, с чистым, открытым сердцем. Для неё существовал лишь один мужчина. Её муж, Вистлэнд. Было приятно наблюдать за этой влюблённой парой.

Мэй подумал, что чем-то Вистлэнд, его грандмастер и Брат, был похож на него самого. До определенного времени. Такой же закрытый. С мертвым сердцем. Только если эльф держался с привычным холодным высокомерием, то Падший бил окружающих наотмашь своей давящей беспощадной аурой, переполненной до отказа сдерживаемой яростью и тьмой. Вистлэнда откровенно побаивались, Мэя просто сторонились. Во избежании последствий.

Эльф, за всю свою долгую жизнь, слишком хорошо натренировал в себе умение не только грамотно проводить самый сложные переговоры, но и, при необходимости, жестко поставить на место любого. Ледяным, высокомерным словом. Интонацией. Или даже одним надменным, убийственно пренебрежительным взглядом из-под угольно-черных ресниц. Все это ему было знакомо. И давалось легко.

Так же легко он мог получить в свою постель любую женщину. За красавцем-эльфом каждая шла следом, даже не задумываясь. Как и за Вистлэндом. Темная половина которого пугала и завораживала. Чем они оба и пользовались.

Их сердца при этом никогда не откликались. Просто физиология. Пока Вистлэнд не встретил Сашу. Свою пару. Свою Истинную. Так говорил Цербер. И Картер. Хотя Мэю всегда казалось, что дело не только в этом. Как это возможно, просто свести друг с другом двух незнакомцев? И назвать их парой, предназначенной друг другу Богами?

А Саша с Вистом успели присмотреться, пообщаться, пожить рядом. Их чувства друг к другу вспыхнули на фоне взаимной симпатии. Разве могут быть просто чувства? Без разумной оценки?

Впервые Вистлэнд полностью осознавал, что делает. Период ухаживаний был коротким, но лишь потому, что он уже знал, был полностью уверен, что любит и любим. Без лишних слов и бессмысленных клятв. Его сердце ожило и билось лишь для одной девушки. И он без колебаний вручил его в ладошки своей Саши. Падший добровольно подчинился ей, доверился.

А Мэй? Смог бы он так? Ну, себе можно было не врать. Нет. Отвергаемый окружающими с самого детства, он привык выстраивать барьеры между собой и всеми остальными. Не привыкать. Не любить. Не открывать своё сердце. Одиночество давало ему ощущение безопасности. Да, он открыл свое сердце Саше на Ритуале, как Сестре. И он смог принять брата, Фараниэля. Но все это было для него непросто. Пришлось буквально проламывать собственные защиты. С Сашей эльфу помог её внутренний свет, невозможно было не откликнуться на зов сердца светлого эмпата! А Фараниэль… сейчас Мэй был рад, что не смог в тот день оттолкнуть младшего.

Но он не мог себе представить себя, знакомящегося с девушкой. Не для того, чтобы уложить её в постель на одну ночь. А именно для того, чтобы общаться, иметь возможность узнать друг друга. Это подразумевало определенный уровень доверия, открытости. Впустить в свою душу девушку? Незнакомую? Постороннюю? Даже если она ему понравилась? Так, как эта эльфочка — наёмница? Которая почему-то снится ему каждую ночь. И сердитый взгляд которой он никак не может забыть...

Эльф презрительно усмехнулся. И одним точным движением швырнул артефакт в уничтожитель. Вот и всё. Не нужно начинать то, что не знаешь как и чем закончить.

Он будет жить так, как привык. Как ему проще. Не стоит ничего менять. Накопилась прорва дел. Лессер прислал заказы на новые зелья и бальзамы. Работы непочатый край. А он тут рефлексирует! Это так на него не похоже. Ничего. Жизнь вернется в свою колею. И он забудет эти глупости.



Ольга Вилар

Отредактировано: 25.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться