Истинная на его голову

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

Я не верю в человеческую доброту и бескорыстность. Могла бы сказать не верила, но я понятия не имею ни кто я, ни как я раньше жила. А он... Красивый, взрослый и серьезный мужчина, распахивающий передо мною многочисленные двери в комнаты своего огромного дома, и смотрит на меня так... непонятно... то по-доброму и с теплотой, то такое впечатление, что вот-вот съест — проглотит и не подавится. Опасный, с ним нужно быть осторожной. Хоть он и своими поступками демонстрирует свое хорошее отношение ко мне, меня все таки он настораживает. Бывает, взглянет так, что меня озноб пробирает от этого взгляда. Понятия не имею, что с ним не так и на какой фиг я ему сдалась. Кто я, а кто он! Я жертва страшной автомобильной аварии, чудом выжившая, без памяти, родни, жилья, без ничего... А он... Его стиль одежды, поведение, повадки и наличие водителя, охраны, огромного дома говорит о многом. Успешный. Да, пожалуй, это самое верное определение. Он излучает силу и власть, редко улыбается, мало говорит, если и говорит то исключительно по делу, а его легкий акцент вызывает на моем лице улыбку.

Вот на кой я ему сдалась без кола, двора и родни...

Он конечно же объясняет это тем, что именно он стал свидетелем той аварии и доставил меня в больницу, где врачи долгое время боролись за мою жизнь, и теперь чувствует ответственность за мою дальнейшую судьбу. Говорит он убедительно, но меня не покидает ощущение, что что-то в этой ситуации не так. Разве у него других дел нет? Я думаю успешные и богатые люди дорожат своим временем, и не станут тратить его впустую... на меня. Я же ничего не умею. Или не помню, что умею. Чем я могу отплатить этому человеку? А платить прийдется... Я однажды заглянула в чек выписанный моим врачом и, увидев сумму с трудом удержала челюсть. Признаться, я вообще решила, что это номер телефона, если бы не символ доллара в конце набора цифр, я бы этим себя и успокаивала. А так...

- Это будет твоя комната на первое время. - очередная дверь не просто была распахнута символически, а торжественно представлена мне. Неловко переминаясь с ноги на ногу я переступила порог и застыла в восторге. Комната была невероятной. Тут было все: и плазма на стене и многочисленные полки, заставленные книгами и косметикой; огромная кровать с воздушным балдахином бледно-розового цвета; большие шкаф-купе, куда десять меня поместятся; стерео система; столик для макияжа и даже кресло-качалка.

- Это комната вашей дочери? - потрясенно выдохнула я. В голове не укладывалось, что это все может быть для меня.

- Это твоя комната. - холодно отрезал он. Я поежилась от его перемены в голосе и взгляде. Он опять заставил меня насторожиться и подумать, что я сболтнула что-то не то, лишнее. Я чувствую себя глупой, рядом с этим мужчиной. Скорее всего так и есть. Несмотря на спортивное телосложение и несомненно уход за собой Итан — мой спаситель и благодетель, выглядел мужчиной 30-40 лет. Вполне разумно предположить, что в этом возрасте люди имеют семьи и детей, а я чувствую себя непроходимой тупицей...

- Извините... - пробормотала я.

- Мы же договорились, что ты обращаешься ко мне на ты, Клэри. - сделав шаг в мою сторону, он поставил рядом со мной чемоданчик с больничными принадлежностями: одеждой, расческой, зубной пастой и прочим, которые сам же и купил, и тут же отступил, глядя на меня насмешливо.

Легко ему сказать... А у меня язык не поворачивается ему ты-кать... Пришлось кивнуть.

- Извини.

- Ничего привыкнешь. - он еще раз окинул взглядом комнату, прежде, чем удовлетворительно кивнуть. - Через час приедет врач, лучше не засыпай. Я сейчас пришлю к тебе горничную, обращайся к ней по любым вопросам. Она поможет тебе обустроиться и принять ванну, если ты захочешь. Без разрешения врача стены дома не покидать, тем более без сопровождения. Ну все, не буду мешать, увидимся за ужином.

Я нерешительно застыла посередине комнаты, глядя на хлопнувшую дверь, за которой скрылся мужчина. Горничные, сопровождение — это казалось таким диким для меня. Я определенно не принадлежу его миру, и вряд ли вписываюсь в его образ жизни.

Осторожно усевшись на розоватое произведение искусства, которое язык не поворачивался назвать просто кроватью, я с восхищением отметила мягкость, оказавшегося подо мной матраца. Наконец-то! Хоть моя больница была не из дешевых, но больничная кровать успела вымотать и надоесть своей жесткостью, а вот эта мне по душе... Мягкая, мягкая... Наверное, как я и люблю. В любом случае моя тушка сегодня будет довольна, а бедные кости наконец отдохнут.

Стук в дверь раздался внезапно, заставив меня одернуть руку от мягкого, как бархат покрывала, которым была застелена кровать и съежиться. Когда стук повторился, я сжавшись от страха крикнула: "войдите", и с опасением уставилась на приоткрывшуюся дверь.
Миловидное пухленькое личико, как и его хозяйка, с интересом застыло на пороге, разглядывая меня с минуту. Я напряглась.

- Здравствуй, я Алевтина. Я буду тебе помогать. - тепло улыбнулась женщина, видимо сочтя достаточным лицезрение моей персоны, переключаясь на комнату.

Ведет себя так, словно тут и не работает и видит эту комнату впервые. Подозрительно. При всей ее пышной фигурке, укутанной в длинноватое черное платье с белым воротничком стоечкой и добродушной улыбке она мне показалась подозрительной личностью.

- Кларисса. - решительно представилась я, раздумывая, как бы поскорее выпроводить ее от сюда. - Спасибо, мне не нужна помощь, но я буду иметь в виду.

- Да? - горничная удивилась, но не спешила покидать так интересующую ее комнату. - А Итан сказал, что ты бы хотела принять ванну. Ты только после больницы? Бедняжка. - еще одна странность: почему она своего непосредственного работодателя называет по имени. И смотрит так... С жалостью и любопытством, что под кровать от нее спрятаться хочется. - Такая молоденькая, ты племянница Итана, да? Он предупредил, что скоро к тебе наведается врач, может тебе принести что-то?

Уцепившись за последний вопрос как за спасательную соломинку в череде ее бессвязного, как по мне, потока и набора слов, я интенсивно закивала:

- Чай! Зеленый! С мелиссой! Если можно, пожалуйста. - выдавив улыбку, попросила я.

- Конечно можно, деточка. - женщина всплеснула руками и почти скрылась за дверью, сорвав с моих губ вздох облегчения, - Погоди, а тебе можно точно чай с мелиссой, доктор разрешает? - Алевтина вернулась, так и не скрывшись из моего поля зрения. Что тут скажешь, счастье было близко.

- Можно. - тяжело вздохнула я.

- Ну ладно, я принесу. От одной чашечки ничего же плохого не случится, а там я сама спрошу у врача, когда он прейдёт. - заговорщицки мне подмигнув женщина резко подбоченилась. - Деточка, так, а может чего к чаю? У нас и пироги есть и эклеры, круассаны и даже тарталетки шоколадные. Итан такой сладкоежка. Худенькая такая...

- Чай, пожалуйста... - взмолилась я.

- Ну я принесу еще чего-нибудь, а там съешь, не съешь — твоё дело. Сейчас не хочешь, а может взглянешь и аппетит проснется.


Закатив глаза я рухнула на кровать, раскинув руки в стороны, наслаждаясь тишиной и одиночеством.

Да... К такому я была не готова... Толи еще будет.



Любовь Белых

Отредактировано: 11.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться