Истинный дракон, страждущий некромант и прочие неприятности

О любви, нежданчиках и прелести осенних дней

— Прошу прощения, но Вы обратились не по адресу. Наша контора не решает подобные проблемы. Вам следует обратиться к администратору вашей гостиницы, — вежливо улыбаясь, оттарабанила я, глядя на сидящего подле меня эльфа.

Внутреннее чувство возмущения всё больше и больше распаляло меня, грозя нерадивому посетителю серьёзными последствиями. Я была на пределе, еле сдерживаясь, чтобы не спалить наш Институт к едрёне фене.

Вот уже полчаса наследный принц Зикар-де-Онегро из королевства эльфов пытался нажаловаться мне на администрацию какой-то захудалой столичной гостиницы, где его эльфийское высочество изволило поселиться.

Оказалось, носить гордый титул принца еще недостаточно, чтобы наскрести деньжат на годный сервис в более респектабельной гостинице. Увы, слишком много среди эльфов оказалось принцев. Денег на всех не хватает. Вот и приходится некоторым откровенно голодать и всячески делать вид, что носителю титула работать не пристало. А вот носить дырявые носки — да, можно…

Ну, на то они и эльфы. У них там свое мировоззрение и мнение по поводу того, как следует жить. Однако это не означает, что я обязана выслушивать скулеж одного из отпрысков их королевских родов!

— А я вам еще раз повторяю, что это просто беспредел! Я — наследный принц из отпрысков де-Онегро и подобный сервис меня не устраивает! — в голосе эльфийского принца начали проскакивать откровенно истерические нотки. Его по-эльфийски холёное и невероятно красивое лицо побагровело. Казалось, ещё немного, и из его длинных ушей повалит пар.

Я же, грустно вздохнув, приподнялась со своего места. Этот балаган мне уже порядком надоел, и я решила применить силу для разрешения этого конфликта.

Как говорила моя бабуля: «Никогда не держи в себе, а то застой будет!» Сегодня я решила прислушаться к бабулиной мудрости, позволив своему гневу вырваться наружу, приняв грозный вид ярко-алого пламени.

Принц он там или нет, а в Объединенном Королевстве он гость и проявлять свою натуру права не имеет. Думаю, магистр Фентифлюшкин меня оправдает, если этот эльф всё же решит устроить международный скандал. Знаем уже — проходили, и не раз.

— А теперь слушай сюда, вислоухий, — откровенно гопническим тоном заявила я, лихо закинув на стол левую ногу, демонстрируя стремительно бледнеющему принцу внушительного вида ботинок. — Еще раз посмеешь припереться сюда с такой проблемой — сожгу, и вякнуть не успеешь!

Все же, несмотря на свой гордый титул, этот эльф умел расставлять приоритеты. И на данный момент он успел здраво рассудить, что грозная, окутанная пламенем ведьма с такими устрашающего вида ботинками способна хорошенько поучить его манерам. Поэтому принц принял единственно верное в его положении решение и молниеносно ретировался за дверь.

Мне же осталось только снять со стола ногу, в очередной раз подивившись своей растяжке и гибкости собственных штанин.

С противоположной стороны моего кабинета раздался едкий смешок, который мог принадлежать только одному существу — полулешему Светогору. В отличие от меня, трудящейся в поте лица, этот полукровка предпочитал всё своё свободное, да и рабочее время проводить, сидя на платяном шкафу доконституционного периода. Этот шкаф по праву являлся моей гордостью, ведь вмещал в себя не только вещи, но и всю мою документацию и даже выполнял функцию холодильника.

— А ну слезай! Сколько повторять: это тебе не гнездышко, а старый шкаф, который не предназначен для протирания штанов! — рассерженно гаркнула я, попытавшись в очередной раз призвать зазнавшуюся нечисть к порядку. Однако нечисть на то и нечисть. Чувство стыда ей неведомо.

— Какая ты сегодня сердитая! — скривив страшную рожицу, отозвался Светогор, поглядывая на меня с высоты древней мебели. — Лучше бери пример с меня. Осень на носу, а ты лютуешь! Знаешь ведь, что зимой всякая уважающая себя нечисть предпочитает мирно посапывать где-нибудь в берлоге, и всё равно будишь меня! Совсем не жалеешь своего помощника! — и действительно. Внешний вид моего помощника претерпел значительные изменения. Зеленоватый оттенок кожи начал светлеть, сменяясь желтоватым. Густые изумрудные локоны же приобрели ярко-багровый оттенок, отливая в свете заходящего солнца огненными искорками. Да и сам Светогор стал каким-то вялым, целыми днями отсиживаясь на шкафу и изредка покидая комнату по нужде.

Мне оставалось только покачать головой и, «загасив» пламя, опуститься в своё кресло. Со дня моего возвращения в Объединенное Королевство прошло около двух месяцев. Для меня же они пролетели чересчур быстро, я и оглянуться не успела, как прошел сентябрь и наступил октябрь.

Воспользовавшись перерывом, я решила ненадолго отвлечься от своей работы и хотя бы из окна полюбоваться на вид осенней столицы. Находясь в умеренных широтах, Объединенное Королевство ежегодно переживало все четыре сезона, умудряясь за какие-то триста шестьдесят пять дней переносить весь свой гардероб, начиная легкими платьицами и заканчивая шубами с валенками.

Однако в этом году осень явно запаздывала, являя собой идеальный образец бабьего лета. Солнце уже не пекло как прежде и угроза получить солнечный удар благополучно миновала, да и холода пока еще не нагрянули, дав возможность нагуляться напоследок вволю, не рискуя получить ангину.

Я завистливо вздохнула, разглядывая неторопливо прогуливающиеся парочки. И хотя официально считается, что весна — пора любви, я могла с этим не согласиться. За какие-то пять минут я успела насчитать около дюжины вот таких вот влюбленных и окрыленных молодых людей, картинно держащихся за ручки, шепчущих друг другу шаблонные признания в любви и дарящих традиционные подарки.

Несмотря на тот факт, что я никогда не считала себя сентиментальной, в тот момент мне очень сильно захотелось расплакаться от обиды. Даже моя давнишняя соперница Хельда умудрилась обрести любовь, отлично сдружившись с Джехеном. Удивительно, как эти двое дружно спелись, являя собой настоящий образец влюбленных.

Мои губы растянулись в злорадной улыбке. Интересно, а Хельда знает, что он хоть и принц, но тринадцатый на очереди? Наверное, нет…

Я рассерженно стукнула себя по лбу, внутренне отгоняя подобные глупые мысли. А виной всему обыкновенная зависть. У нее есть кто-то, кого она любит и кем она любима. А у меня нет! И это как-то несправедливо!

— Чего развздыхалась? — огорошил меня своим появлением Светогор, насильно выводя мою душу из тяжелых и грустных дум. — То орешь, то вдруг чуть ли не плачешь… Не комплексуй ты так! И на твоей улице электричество проведут!

— Тоже мне нашелся философ! — обиженно буркнула я, отвернувшись. Сил смотреть на счастливых влюбленных у меня больше не было. Того и гляди заплачу. Да вот только слезы мои — чистая лава, потому мне лучше воздерживаться от таких эмоций. Жалко мебель казенную портить.

— Вот увидишь! Интересно, а кто это будет? — тут же вскочив на подоконник, спросил Светогор. — Наверное, какой-то великий и ужасный огнедышащий дракон!

— Все, надоело! — громко стукнув кулаком о столешницу, отозвалась я. Казенная мебель обидчиво крякнула, бумаги, сложенные в стопочки, воспользовавшись сложившейся ситуацией, рассыпались по всему полу. — Кончай болтать и принимайся за работу!

— Какую?

— Вот эту! Бумаги для начала собери!

Тихо пробурчав себе что-то под нос, парень опустился на карачки, принявшись собирать разбросанную документацию. Это занятие явно отвлекло его от глупых размышлений и позволило мне недолго отдохнуть, не беспокоясь, что этот полукровка что-то вытворит.

Прикрыв глаза, я и не заметила, как заснула. А разбудил меня, как ни странно, вошедший магистр Фентифлюшкин.

— Спим на работе? Все с тобой ясно, Агния, — проворчал магистр, усмехнувшись.

Я подозрительно прищурилась, теряя последние остатки сна. Что могло произойти в столице за то время, что я спала, чтобы сам магистр лично пожаловал ко мне? Обычно наш босс предпочитает по поручениям гонять своих помощников, без лишней надобности не покидая своего рабочего места. Было у него убеждение, что настоящий начальник не должен лично выдавать распоряжения, особенно тот, который возглавляет заведение, подобное нашему.

— Магистр! Рад Вас видеть! — тут же радостно откликнулся Светогор со своего насиженного места. В отличие от меня, он совершенно не был озадачен появлением магистра, демонстрируя всему свету свою ослепительную улыбку.

— Магистр? Что-то случилось? — поинтересовалась я, привставая. Все же негоже это в присутствии начальства протирать штаны на сидениях.

— Да, случилось, — тут же помрачнев, ответил Фентифлюшкин. Мне даже на какой-то миг показалось, что пространство вокруг магистра слегка потемнело и дрогнуло. А это был очень, очень плохой признак. — Надеюсь, все уже слышали о том, что Объединенное Королевство вступило в Содружество Наций?

Я кивнула, Светогор озадаченно оглянулся на меня, чуть было не свалившись со шкафа. Да уж, громкое было событие. Особенно на это Содружество надеялись наши купцы, которым при ввозе-вывозе товаров приходилось переплачивать бешеные деньги на пошлинах и прочих налогах. Однако вскоре им пришлось воочию убедиться, что пошлина в цене не сильно-то и упала — наоборот, наши рынки наводнила относительно дешевая заграничная продукция.

Больше всего вступлению в Содружество обрадовались туристы, коим ранее приходилось тяжеловато оформлять документы, справки и прочую бюрократическую дребедень.

Впрочем, к жизни Института Нежитеведения это никоим образом не относилось. Среди нас мало кто был любителем заграничных поездок (своих постоянных вызовов вполне хватало для удовлетворения туристического интереса), а барыг у нас отродясь не водилось. Так что меня очень удивил и даже слегка заинтриговал вопрос магистра.

— А знаете ли вы, что буквально пару дней назад ряд государств, включая и наше Объединенное Королевство, подписали договор о культурном обмене? — выдержав недолгую паузу, спросил Фентифлюшкин, чем окончательно огорошил бедолагу Светогора. В отличие от нас, парень оказался вообще неспособным к политике и всем аспектам с нею связанными. Поэтому всяческие «договора», «Союзы Наций» вызывали у него нервную икоту и полное одурение.

Я же вновь кивнула. Газеты нам привозили ежедневно и бесплатно, поэтому за неимением другого чтива приходилось на обеденных перерывах почитывать сводки новостей и сплетен, которые регулярно, не щадя живота своего, печатали газетчики.

— Я до последнего надеялся, что этот договор будет касаться только людей. Однако вчера великие страны мира внесли кое-какие поправки, назначив сразу по две делегации от каждой страны…

— А мы-то какое отношение к этому имеем? — не в силах больше терпеть наплыв громоздких и малопонятных терминов, перебил речь магистра Светогор.

— А ну не перебивай меня! — вспылив, гаркнул на полукровку Фентифлюшкин. Его длинные усы сердито встопорщились, встав где-то под углом девяносто градусов. Глаза магистра гневно сверкнули из-под толстой оправы очков, окончательно добив полулешего. Светогор тут же притих, всем своим видом выражая покорность и смирение. — Такс, на чем я там остановился? Ах, да! По сложившемуся жребию делегация нежити и людей Объединенного Королевства поедет в Каахан, а к нам взамен поедут делегации из Ниппонии.

При упоминании жаркой страны, где по моему скромному мнению выращивались самые вкусные сливки, я невольно усмехнулась, подумав о том, что бедным делегатам по культурному вопросу придется ой как не сладко. Однако упоминание о Ниппонии слегка остудило мой пыл. Сразу стало ясно, от чего наш магистр так переживает.

Наш мир населяет бесчисленно количество народов не только человеческих, но ещё и волшебных, многие из которых разумны. И так уж исторически сложилось, что больше всего нечисти и нежити поселилось именно в Ниппонии и прилегающей к ним территории. И нежить эта, в отличие от нашей, была гораздо более высокого о себе мнения, активно участвуя в политической и культурной жизни этой страны-парадокса. Только в Ниппонии оказалось возможно «двойное» правительство, состоящее как из людей, так и из нежити, которая, к слову сказать, была в большом почёте.

Наверное, магистр бы не стал уделять этой проблеме слишком много внимания, если бы на кону не стояла честь всего Объединенного Королевства. А раз делегация будет состоять и из людей, и из нежити, то нетрудно догадаться, кому выпадет честь встречать и развлекать ниппонскую нежить.

Тут уже и мне немного поплохело. И хотя у Объединенного Королевства был небольшой общий кордон с Ниппонией, об этой стране мы знали катастрофически мало. Всё, что я понимала из школьного курса, так это то, что у них жуткий язык, цветастая одежда, больше напоминающая банные халаты, и чрезвычайно заострено чувство собственного достоинства.

— Так вот почему Вы так расстроены… — задумчиво пробубнила я, облокотившись о свой письменный стол. — Я могу вас понять. А кто-то из Института поедет в Каахан?

— Да. На это задание с добровольцами из нежити я решил отправить Хельду и Джехена. Они стали отличной командой! — кивнул Фентифлюшкин. — Вас же со Светогором, как самых сообразительных, назначаю сопровождающими для ниппонской нежити.

— Что? — не выдержав в очередной раз, вскрикнул Светогор. Кажется, до него тоже начало доходить, в какую передрягу мы угодили, и, судя по красноватым пятнам, проступившим на его желтоватой коже, парень был явно против. — Что еще за Ниппония такая? Что за нечисть?

Фентифлюшкин устало вздохнул, с укором взглянув сначала на полулешего, затем на меня.

— Да что же это такое, Агния? — проворчал он. — Когда уже возьмешься за воспитание своего помощника? Сколько он уже тут, а все ещё как белый лист! Всё, даю тебе месяц, чтобы подучить его! Учти, не справишься — вычту премию!

Вот такого заявления я точно не ожидала от магистра. Вот уже сколько я работаю в паре со Светогором, а он только сейчас обратил внимание на его пробелы в знаниях. Однако премиальные — штука полезная, поэтому пререкаться я не стала. Фентифлюшкин и так был не в лучшем расположении духа, и злить его было просто опасно для жизни.

— Ах да, совсем запамятовал. Вот вам справочник по Ниппонии. Выучить от корки до корки. Лично проверю! — пригрозил магистр, отправляя заклятьем левитации увесистый томик, аккуратно шлепнувшийся на мой стол. — Кстати, Агния, а ты знаешь, что Ахетатон Джуманужи официально отрекся от престола, поступив на работу в демонейское посольство Объединенного Королевства. Интересно, к чему бы это?

Вопрос явно был риторическим, заставив меня густо залиться краской, заживо представив картины моих приключений в Демонее. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разгадать реальную цель этого гордого демона. Да, права была моя маменька, когда говорила, что демоны — самая гордая раса. Уж если взбрендили себе чего, то будут до конца дней своих упрямо и методично достигать поставленной цели. Правда, меня это нисколечко не обрадовало.

Впрочем, у меня еще оставалась призрачная надежда на то, что случившееся просто глупое совпадение, и на самом деле Ахетатон вовсе не из-за меня решил отрекаться от престола. Мало ли, чего там ему в голову взбрело? При чём тут, спрашивается, я…
 



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться