Истинный дракон, страждущий некромант и прочие неприятности

Об этикете, хороших манерах и заморских гостях

До приезда заморских гостей оставались считанные дни. За этот короткий срок сотрудники Института Нежитеведения старались на пределе всех своих сил, чтобы не только привести в порядок хаотичные обрывки знаний о Ниппонии, но и прибрать собственную контору.

Да, наш босс магистр Фентифлюшкин пожелал, чтобы всё к приезду почетных гостей было выполнено идеально. И ради достижения этой цели были привлечены все наши ресурсы. Так что времени на лишние размышления о любви и жизни не было ни у меня, ни у остальных сотрудников.

Однако за тот короткий промежуток времени я успела накрепко убедиться в том, что даже в самый ответственный момент найдется небольшой процент эдаких халявщиков, отлынивающих от своих обязанностей. Под эту категорию как раз попал мой обожаемый помощник — Светогор. В отличие от остальных сотрудников, он не удосужился ни разу сесть за справочник или же помочь в уборке помещений. И что самое неприятное — ему каким-то своим шестым чувством отлично удавалось скрываться от справедливого наказания. Оставалось только гадать, как этот вечно сонный, позолотевший и вялый мальчишка умудрялся столь искусно скрываться от работы.

И сказать, что я была зла, когда наконец узрела его довольную физиономию, значит ничего не сказать.

— Ты где мотался, паршивец? — гневно выкрикнула я, приподымаясь со своего рабочего места. В тот момент я еле сдерживалась, чтобы не пальнуть в нерадивого полулешего какой-нибудь порчей. — А ну принимайся за работу! Тетя Клава тебя уже заждалась!

— Агния, смотри, кого я нашел! — не обращая ровным счетом никакого внимания на мой гнев, радостно заулыбался парень, вытаскивая из кармана что-то чёрное. При ближайшем рассмотрении оное я классифицировала как небольшого скорпиона.

— Это еще что? — стремительно теряя весь свой боевой запал, спросила я. Отчего-то я с самого детства терпела к насекомым чувство острой неприязни. И, кажется, это было взаимно.

Увидев меня, скорпиончик сердито запыхтел, пощелкивая клешнями. Его глазки-буравчики сердито уставились на меня.

— Ну-ну, тихо, — заметив недовольство своего подопечного, засюсюкал Светогор, погладив скорпиона по панцирю. Твари это явно понравилось, поскольку она сразу же начала умиленно мурлыкать и тереться о руку мальчика, словно кошка. — Представляешь, подобрал его у здания Хорехамского консульства…

— Чего? — испуганно переспросила я, с ещё большим подозрением покосившись и на скорпиона, и на парня. И откуда озорник только силы взял смотаться туда? Интересно. — А ну верни назад, немедленно!

Уж с кем с кем, а с Хорехамом ссориться точно не стоило. Эта мужественная страна, расположенная на самом крае земли, имела свои понятия о чести и благородстве. А также именно она была источником всевозможных диковин и удивительных открытий. Особенно же отличалась своим разнообразием местная флора и фауна. Только на этом континенте практически все звери были говорящими. Поэтому меня нисколечко не удивил мурлыкающий скорпион. Вот если бы он заговорил…

— Так они же уехали пару дней назад. У них там вроде праздник какой-то. В общем, я поспрашивал там кое-кого… Скорпиончика этого никто не видел и понятия не имеет, кто его хозяин. А мне жалко стало бедняжку. Вот я и решил его приютить.

Мне осталось только махнуть рукой на слегка сбивчивый рассказ своего напарника. Пусть с этим отроком магистр разбирается, а у меня другие дела имеются!

 

 ***


Гостей мы решили идти встречать всем миром, так как каждый из сотрудников изъявил желание своими глазами увидеть тех самых загадочных незнакомцев из дальних краев. Даже нечеловеческая половина сотрудников с коллективным умом решила присоединиться. Как бы они не отнекивались всю эту неделю, а им тоже было интересно увидеть ниппонских демонов.

Погода в тот злополучный день выдалась подходящей: шел сильный ливень. Небо, затянутое свинцово-серыми тучами, неприветливо громыхало внезапными разрядами молний, по улицам, сопровождаясь потоками холодных северных ветров, носилась грязная опавшая листва. Да, вот и наступила та самая настоящая осень, столь нелюбимая мною. А ведь только вчера ещё ярко светило солнышко и было так тепло. Да, госпожа погода была женщиной капризной, и с её интересами невольно приходилось считаться, выуживая из шкафа завалявшиеся свитера и перчатки.

Редкие прохожие, отчаянно кутаясь в пальто и куртки, старались как можно быстрее покинуть улицу, чтобы дойти до дома или же места работы, просушить мокрые ботинки и выпить горяченького чайку. И только наша бравая команда, невзирая на все невзгоды, продолжала ожидать гостей в столичном аэропорту.

Когда наш мэр принимал решение о постройке аэропорта, он явно не задумывался о том, что туда когда-либо в одно время попытается впихнуться такое количество народу. Впрочем, стоило отдать должное администрации: разместить они смогли всех, не с комфортом, но и не на улице.

Звонко чихнув, я невольно глянула на часы. Самолет из Ниппонии явно задерживался. И для наших нетерпеливых, энергичных сотрудников ожидание оказалось даже более тяжелым испытанием, чем подготовка. Некоторые бездумно слонялись по залу, с умным видом разглядывая табло и рекламные надписи, которыми пестрили стены здания. Я же оказалась немного удивлена, заметив, что мой напарник явно не скучал, играясь со своим скорпиончиком. За эти дни он успел неплохо сдружиться с этой тварью, не выпуская из рук ни на миг. Даже магистр Фентифлюшкин, взглянув на эту трогательную дружбу, не решился делать Светогору замечание. И вскоре скорпиончик, с легкой руки названный Амфибрахием, стал настоящей душой компании. За это время каждый сотрудник всеми мыслимыми и немыслимыми силами пытался погладить малыша, но последний ни в какую не шёл на контакт, признавая своим хозяином и другом только полулешего.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться