Истинный дракон, страждущий некромант и прочие неприятности

О предсказаниях

Последующее наше продвижение к Дворцу Спорта оказалось на редкость бедно на приключения и нежданчики. Пристыженные горе-водители остались охранять свои машины, мучаясь угрызениями совести. Даже Хенко и Светогор против обыкновения вели себя тихо и послушно, стараясь лишний раз не попадать на глаза разозленному Озему. Атмосфера между делегатами и мной накалилась до предела и вот-вот готова была попросту взорваться. Словно бы чувствуя исходящую от нас ауру, остальные посетители выставки старались не приближаться к демонам близко, отходя на безопасное расстояние.

Дойдя и войдя во Дворец, я уже было понадеялась, что на сегодня шутница-судьба более не планирует подставлять меня. Оказалось, что наша езда по полям была всего лишь прелюдией к куда более грандиозному зрелищу. Но давайте обо всем по порядку.

Первым чудо-юдом, которое мы встретили, оказалась роскошная жар-птица, лениво чистящая перышки и изредка поглядывающая на посетителей. Упавшие огненные перья с криками и хохотом подбирали детишки. То тут, то там в толпе мелькали яркие разноцветные всполохи.

Делегаты с удивлением смотрели на роскошную птицу, что буквально ослепляла глаза своим жаром. Даже обозленный Рю сменил гнев на милость, заинтересованно наблюдая за детишками, таскающими перья.

— А они не обожгутся? — обеспокоено спросил он, повернувшись ко мне.

— Если не обожглись, значит, уже не обожгутся, — справедливо рассудила я, лениво осматривая толпу. Бегающие повсюду детишки невольно заставили меня вспомнить собственное детство. — Все эти детки — потомки магов. Раз они могут без вреда для себя держать эти перья, значит, обладают достаточным магическим потенциалом, чтобы подавить пламя жар-птицы. Не волнуйтесь, выпавшие перья быстро холодеют.

— Значит, у вас очень много магов?

— Много, — не стала скрывать я. — Но большинство из них никогда не развивали свою силу, проживая свою жизнь, как обычные обыватели. В конечном итоге их сила атрофируется, и они полностью лишаются магии. Обычно уже к двадцати-двадцати пяти.

Продолжить познавательную лекцию мне не дали. Жар-птица, доселе мирно дремавшая на своем пьедестале, вдруг с диким клекотом приподнялась, и, распахнув крылья, взлетела, сметая созданной воздушной волной и людей, и нелюдей. Смело и меня с Озему, причём так, что бедному делегату пришлось благородно принять на себя всю тяжесть моей тушки. Судя по его сдавленным ругательствам, тушка весила действительно немало. Блин, а ем-то всего ничего!

Поспешно скатившись со своего амортизатора, я поспешила удостовериться в целости и сохранности остальных делегатов. Ребята явно не пострадали. Только одного моего подчиненного полулешего не было видно. Подозревая худшее, я подняла голову, узрев Светогора болтающимся на хвосте жар-птицы. Парень вопил как резаный, со скоростью звука носясь вслед за спятившей птицей. Оставалось только поражаться тому, как это чудо ухитрилось не упасть и не разбиться.

На подмогу возмущённой птице поспели дежурные охранники-маги.

— Спасите-помогите! — не своим голосом вопил парень, мертвой хваткой вцепившись в ярко-алого цвета перо, которое тут же ярко вспыхнуло, обдав моего незадачливого помощника жаром.

— Не паникуйте, сохраняйте спокойствие! — через громкоговоритель вещал один из магов. Его коллеги в то же время занимались совместным плетением какого-то мудреного заклинания. Управились они быстро, образовав в воздухе гигантское копье, сплетённое из ярких голубых нитей заклинаний, обретших форму. Прошептав слово-активатор, группа магов направила оружие прямо в цель. Птица увернуться не успела, и копье пронзило её тело насквозь, взорвавшись снопом голубоватых искр, немало позабавив охочую до забав нечисть.

— Страаайк! — завопил кто-то из толпы, заливисто захохотав. Толпа дружно поддержала смеющегося. Птица же спикировала вниз, засыпая. До выкриков развеселившейся толпы ей уже не было дела. Сонное заклинание подействовало моментально, за считанные секунды усыпив жар-птицу.

Во время падения Светогор всё-таки отвалился, успев прокатиться по полу до самых моих ног. С другой стороны уже спешил один из магов-охранников. Вид у него был до того грозный, что я сразу поняла: мороки с ним будет много, очень много.

Мои опасения сбылись, но приняли менее устрашающую для меня форму. Нас не выгнали – это, безусловно, плюс. Нам навесили штраф — а вот это уже определенно минус!

 — Светогор, да что на тебя нашло?! — не хуже возмущённой птицы клекотала я, склонившись к лицу притихшего полулешего. Парень был отнюдь не дураком, отлично понимая, что его ожидает за такое своеволие и уже мысленно готовился к казни. — Ты хоть знаешь, какой мне штраф выписали за твои подвиги?! Скажи спасибо, что с выставки пинком не выставили! — я уже представляла себе, с каким лицом буду подавать рапортичку магистру Фентифлюшкину и как встопорщатся дыбом его шикарные усы, когда он увидит кругленькую сумму, указанную в чеке. С одной стороны, магистр будет представлять собой весьма смешное зрелище, с другой же существовала вероятность того, что меня могли лишить премии и не только.

— Простите его, пожалуйста! — заступилась за друга Хенко, заслонив провинившегося своей грудью. Она невольно прервала ход моих мыслей, заставив ненадолго забыть о моей зарплате. — Это всё я виновата!

Переглянувшись с удивленными делегатами, я приказала:

— Рассказывай.

— Я слышала, что перья жар-птицы приносят его владельцу удачу и долголетие, поэтому попросила Светогора достать одно. Он пообещал достать самое длинное и яркое перо на хвосте этой красавицы… — неловко краснея, начала оправдываться девушка. Все же совесть у неё имелась, раз она пожелала разделить со Светогором вину, тем самым немного смягчив наказание.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 17.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться